30 ноября 2020

Борис Синюков

Борис Прокопьевич Синюков

Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории

 

Борис Синюков

Загадочная русская душа

на фоне мировой еврейской истории

2000 г.

 



Борис Прокопьевич Синюков

 

 

 

Глава 1. Анализ истории и хронологии как предпосылка к формированию

русской души

 

Введение

Разное отношение между народом и элитой на Востоке и Западе.

 

Новохронологисты

 

Критика новохронов со ссылкой в приложение 2. Евреи, цыгане, таблица. Нет критериев надежности. Гильдебранд и Юлиан. Гильдебранд и Генрих IV. Отношение к Карамзину. Александр I и Ельцин. Критика волхвов. Критика словоблудия и Руси — Орды. Карты Сибири и Аляски.

 

Традиционные историки и хронологисты

 

Нестор и земли Сима, Хама и Иафета. Новохрон–2 о Повести временных лет. Моя критика. Угры–венгры. Трава, Гольфстрим, кочевые народы. Казахи, канализация в юрте.

Глава 2. Первичные народы 

 

Введение

 

Западная Европа пока исключена из рассмотрения. Снижение «древности» народов уравнивает шансы русских.

 

Географические особенности проживания народов «Главный проходной двор» древности

 

Северные и южные народы. Крыша мира. Горные цепи. Равнины из рук в руки. Горцы этнически чище. Равнины — смесь. Северные, горные, предгорные народы. Горная скученность. Перемешивание отщепенцев. Русское проникновение по долинам сибирских рек, древние народы вытеснены в их междуречья. Татаро–чувашский БАМ. Казахи. Причерноморье — Измайловский рынок. КПП — участки. Что возили по «проходному двору»? Соль. Монголы. Соли нет на Востоке. Лесные народы Европы. Насильное одноязычие. Русские прагосударства в лесах. Немного о НТП. Общий старт народов.

 

Как действовали «проходные дворы»

 

Современное действие «проходных дворов». Китайцы. Кавказцы. Неизбежность этого. Армения. Советские рабы за границей. Русский «бульдозер». Мажорный и минорный принципы отщепления народов. Создание Великобритании.

 

Поваренная соль

 

Добыча соли в мире и в России. Древние соляные промыслы. Кара — Богаз — гол. Морская поваренная соль. Эльтон и Баскунчак. Историки о «проходном дворе» — застывшее понятие, стыдно признать ошибку.

 

О культуре, зачатках религии и научно–техническом прогрессе

 

Первичен голод и секс. Из–за них научно–технический прогресс. Культура вторична. Колесо. Тундра. Русское колесо. Все способны изобрести очевидное. Случай, компоненты и любознательный мужик. Шелк, вечный двигатель и шорское железо. Гончарное производство. Копье, лук и стрелы. Наука выживать. Скрипка и зарубки на дереве. Буквы и Бор. Древние шаманы умнее коммунистов. Опять про соль. Паровоз, пароход и компьютер. Русские программисты.

 

Тотем и табу

 

Тотем, табу и экзогамия. Таблица. Энциклопедия «жует жвачку». Критика фрейдовского братского клана. Женский сексуализм. Матриархат не предшествовал патриархату, они одновременны.

 

Боги и инцест

 

360 + 5 дней. О христианских оргиях. О, сестра Харуна! БСЭ о матриархате. «Внеродовая собственность мужчин». Критика. Перечень вопросов, на которые у науки нет ответов. Народы на старте истории. Афродита — Фрэзер — Лациум. Все виды инцеста по таблице — налицо у богов. Мои выводы.

 

Древние писатели «про это»

 

Татий. «Левкиппа и Клитофон». Прелесть гомосексуализма. Апулей. «Метаморфозы или Золотой осел». Фригия, Фракия и корень «фриг». Оргия и орган.

 

 

Глава 3. Женщины

Введение

 

Плохо мы относимся к женщинам. Фрейд не находит им места. Иудаизм и женщина. Герберштейн, Литвин и другие о резком закрепощении женщин на Руси, большем чем на Западе. Полушария мозга. Женское самопожертвование и неамбициозность во всем, кроме ревности к сопернице. Пчелы. 

 

Теория Геодакяна

 

Жизнь Геодекяна. Опыты. Визуальный контроль женщиной пола будущего ребенка. Разная оборачиваемость поколений женщин и мужчин. «Молочный» бык. Разведчики жизни. Пшеничное поле. Теория Геодекяна в моих исследованиях. Нехватка женщин. Раннее приобщение девочек к сексу. Постоянное либидо женщин — это и есть «возникновение» человека. Доктор Спок. Индийцы. Почему не учащается женское либидо у животных?

 

 

Глава 4. От промискуитета до тотема и табу

 

 

Введение

 

О «живучести» сестринских кланов. Первый критический момент: недостаток женщин.

 

Происхождение богинь–матерей у скученных народов

 

Второй критический момент: разделение мужчин по остаткам женщин. Мужское остроумие в борьбе за женщин. Семья царицы–матери, анализ и выводы. Нет причин сговора мужчин. Соперничество матери и дочери. Кибела и Аттис. Раздвоение ситуации: Исида и Озирис, Деметра и Персефона. Два типа богини–матери: со скопцами и проститутками, без скопцов, но с экзогамными женами, мужским тотемом. Сабинянки с паспортами.

 

«Себя скоплю — себе рай куплю»

 

Достижение паритета между девочками и мальчиками затягивается. Русский корень от иностранного слова «скоп». Скульптор Скопас, ваявший амазонок. Правительницы Галикарнаса Артемизии с мужьями.

 

Амазонки

 

Папа (папесса) Джованна и царицы Византии Зоя и Феодора. Древний Лациум с царской путаницей. В семейной орде нет почвы для убийства дочерями отца для создания бога–отца. Разрыв женщин–амазонок со стадом. Создание женской армии. Сабинянки. Матриархальные семьи.

 

Знакомство двух кланов

 

Дислокация амазонок. Фрейдовский тотем и экзогамия у амазонок. Почему амазонки быстро исчезли с арены истории? Три этапа «знакомства» амазонок с мужскими кланами. Две группы причин, приведшие к утрате позиций матриархатом. Язычество — что вижу, то — пою. Единобожие — аналитическое представление, причинно — следственные связи.

 

 

Глава 5. От фрейдовских тотема и табу к женской религии без морали

 

Введение

 

Идея единобожия на определенном этапе стала универсальной. Царям и царицам импонировало единобожие. Секс сделал человека, труд же и остроумие — это инструмент борьбы за симпатии женщин.

 

Зигмунд Фрейд с использованием Фрэзера и других авторов о предпосылках религии (Критика )

 

Австралийцы изобрели экзогамию более строгую, чем у нас, хотя религией здесь и не пахнет. Наследование в Древнем Лациуме — подтверждение матриархата. Ученые вопреки очевидности никак не могут отказаться от «традиционного» понятия. У собаки есть совесть? Табу вопреки Фрейду не является первоосновой религии. «Зарождение матриархального права, сменившегося патриархатом». Логически завершенного понятия перехода от матриархата к патриархату нет. Слова–то красивые, а смысла в них — ноль. Основа религии — страх перед будущим. Не могли сыновья, убившие отца, создать тотем, табу и религию. Детская фобия животных. Остроумие как инструмент.

 

Классические тотем и табу у австралийских аборигенов как изолированных народов

 

Зачем Фрейд так плохо отозвался об австралийских аборигенах? Ненужное забывается. Мобилизм. Австралия — неотъемлемая часть Гондваны. Фрейд — пройдоха в описании австралийцев. Статистика Австралии. Заголовки у Фрэзера. У австралийцев — много еды. Заточение девушек в период созревания. Благодатнейшие места — нижайшая стадия развития. Стройка на вечной мерзлоте. Нельзя на наших понятиях считать других дураками. Инициация у австралийцев. Почему я за геронтократию. Исток австралийского обрезания. Амазонок не было. Матриархата не было. Геронтологи и диетологи. Женское родство — единственно реальное. Мозговой штурм стариков. Статус стариков. Тотем. Фратрии. Любовь. Упорядочение любви. Закон мужского равноправия. Моногамный брак. Любовь родных братьев и сестер, последствия. Очевидные последствия братско–сестринского инцеста. Табу на брак в пределах тотема отсекал самые опасные виды инцеста. Доказательства теорем забываются сразу же после экзамена, формулы остаются в голове навечно. 

 

Возвращение к фрейдовскому тотему и табу

 

Критика Фрейдом всех взглядов на традиционное понятие тотема и табу. Взгляды Фрейда я не поддерживаю, отрицаю.

 

Глава 6. Скученные и рассеянно – изолированные народы на старте и

финише религии

 

Введение

 

Рассеянно–изолированные народы. Сытые и голодные народы. В горных районах земли государств, как сельдей в бочке, в равнинных — многократно меньше. Сан–Марино и Венеция. Южно–американское католичество — коктейль.

 

Что мы, русские делали в своих лесах?

 

Почему на Русской равнине один народ? Как гунны шли с Тихого океана в Европу. Знакомство горцев с лесными жителями в Германии. Смешение наций на узких, длинных, лесных предгорных равнинах происходило быстро. Русская равнина в 1000–летней изоляции. Песня–танец «А мы просо сеяли…». Ибн–Фадлан, рабыни и боги типа: ты мне, я — тебе. Почему русские сжигали покойников в сообществе рабынь. Почему я не цитирую русских историков? Русские и славяне, — разные народы. Компиляция иностранных сведений русскими историками и мое восстановление их. Взгляд в 16 век.

 

От стада до первых опытов работорговли

 

Виссарион Белинский и разделение Русской равнины на две части. «Кучки» народов на Русской равнине: новгородско–псковская, ярославская, окская, чувашско–татарская, «пути из варяг в греки». Четыре известных пути создания табу на инцест. Пятый путь развития общества, при избытке женщин. Перенесемся в тундру вместе с геологом. Природная русская мужская лень. Любовь неизвестна. Неизбежность женской работорговли. Расписание полевых работ на Руси. Мужик, хотя и «хозяин», но живет за счет женщины, одна у него «забота» — «геройствовать». Русские мужики двух сортов. Русское слово «обуза». Казаки–разбойники. Дружина. Современная «дружина», например, «измайловская». Матриархат миновали, не заезжая в него. Смерд смерду — рознь. Новгородцы. Что такое «гнет»? Что такое «дань»? Материнская любовь к детям, гипертрофированная. «Раздел» новгородских земель. Киев. Венеция, лиственница и венецианские послы на Руси. Иудейский храм и «ливанские кедры». Путь «из варяг а греки». Ламский волок и хронология «присоединения» княжеств к Москве. Исторический идиотизм. Ключевский врет «про татар». Про татарские «крылья» и Муравский шлях. 80 тысяч «татар» терроризировали 8 миллионов русских? Величие не в разврате. «Чудная» чудь. О «широких основаниях русских носов». Про «угров».

 

Причерноморье

 

Историческая несуразица в «истоках» хазар. Казаки–разбойники разных народов — вот кто такие хазары. Заказ на подмену истории выполнен! Освоение степей. В степях сегодня живут перемешавшиеся как «гексаген с сахаром» народы. Только оставшиеся в горах горцы — чистые этносы.

 

 

Глава 7. Религия как источник государств и искусственных народов,

но не морали

Введение

 

Страх и неизвестность судьбы. «Молодой» страх и «старый». Приметы. Магия. Разница между царскими и народными волхвами. Новгород и Москва. Магия зиждется на знании, а религия на вере.

 

Арианство или единобожие

 

Письменность изобрели евреи, кто–то из скопцов–жрецов, от сытой жизни. Доказательства. Буквенная письменность может быть изобретена только один раз. Одновременность или разновременность открытия другим человеком исключена. Многобожие может обойтись без письменности, единобожие — нет. Религия Моисея — крайний эгоизм. Ассирия.

 

Происхождение и деятельность евреев

(Официальная версия)

 

Египетский плен. Поход в страну обетованную. Скрижали, Ковчег. Иисус Христос. Распятие. Забыли про него. Израильско–иудейская война. Покорение римлянами. Изгнание. Каскад изгнаний из всех стран. Обязательная грамотность мужчин. Возвращение в 1948 году родины Организацией объединенных наций.

 

История евреев в несколько ином свете

 

Жрецы–скопцы задумываются о господстве в религии. Тайные кружки. Моисей. Две редакции скрижалей. Критика Фрэзера. Иудейскому Яхве нет дела до морали своих подопечных. Почитать только его. Мораль — для неевреев. Земля обетованная — пролив Босфор с цепями для сбора пошлин. Основа: - иудаизм для посвященных, христианство — для остальных. Матриархат заменить на патриархат. Отношение к женщинам и амхаарцам. Опресноки — не для евреев. Кто мешает — уничтожить. Всегда пользоваться рабами. Яхве любит мясо. Что в Библии вычеркнуто. Иисус Христос — хорошая предпосылка для религии рабов. Всю историю древнего мира написали евреи на правах первых грамотеев.

 

Здравствуйте еще раз, «хазары», и прощайте навсегда

 

Культ соли у хазар. Соль древних времен. Часть евреев из Византии перебралась к хазарам считать разбойникам деньги. Почему хазары переходили из религию в религию столь просто. Власть кагана, три религии одновременно и изобретение водки. Печенеги с большими и малыми князьями. Три книги Павича. Иудеизация хазар еще до религиозной «полемики». Три столицы. «Выбрать» веру можно только в «кремле». Калмыки — основа каганата. Когда в Европе появилась своя соль, а спрос на рабов в низовьях Волги снизился, «хазары» исчезли.

 

 

Глава 8. Христианство

 

Введение или Закрепление предпосылок

 

Невразумительность хронологии. Тайная и явная религия. Евреи до сих пор не могут найти в своем Талмуде сентенции, благословляющие труд и ремесло. Наука без письменности — это диалог. Краткая характеристика мира перед христианством.

 

Византия по традиционной истории

 

Византию создали римляне, но итальянцы зародились в Византии. Там жили почти все известные в те времена народы. Города засеяны пшеницей. Рабство то вводят, то уничтожают. Вообще в официальной истории Византии сплошные нелепицы. Византия не построила ни одного города. Вместо предоставления льгот своим хиреющим городам, представляет невиданны льготы Генуе и Венеции.

 

Византия по более правдоподобной версии

 

Древняя Греция хорошо защищена морями, а сами греки плавают по всему миру. Греческие фактории. Выгоды их торговли. Греки не создавали таможню в Босфоре. Это сделали евреи в Константинополе. Гребцы–рабы. Женщины–рабыни тоже нужны. Византии нет, есть только Константинополь. Турки — континентальные люди, моря не любили. Греки ошеломлены еврейской таможней, но стены у Константинополя — тройные.

 

Начало христианства — начало идеологии подчинения

 

Нужда в рабах в Средиземноморье отпала. Первозаконие для всех, Второзаконие — для избранных. Наспех скроенная «команда по разработке христианства» — «наспех скроенное христианство»: пасхалия, григорианский календарь, праздники. Эллины — «нараскоряку». Католичество — на греческом языке. Гегезипп — иудейский инспектор католичества. Иудейское «Евангелие» — это что такое? Похоже, что еврейский, греческий и латинский языки — это один и тот же язык. 

 

 

Дохристианские государства

 

Историки не видят связи христианства с империями. Византийской, Никейской, Римской империй не было. «Империи» Македонского, Тамерлана — простые грабительские походы. Дохристианские государства — это этнические государства, не больше будущей русской волости. Никакую империю невозможно удержать в повиновении. Что такое римские легионы? Цемент империи — религия, христианство. Голливуд заменил всю историю и всех историков, заставив большинство землян думать об истории одинаково.

 

Первые два века от Рождества Христова. Католичество

 

«Висячие» и «отказные» сваи фундамента христианства. Ренан: «Культ Израиля не отличался существенно от эгоистического, алчного культа всех соседних племен». Понятие о нравственности и законе и без того высокое, и тут является Иисус, чтобы «провозгласить» его. Надо бы уничтожить матриархат и создать империю. Чернь и ее роль в христианстве. Ренану надо бы выглянуть в окно. Христианство охватывает «дух практической организации». Повиновение церковной власти выше благодати. И многомудрый Ренан — за переселение народов. Цельс: «государственное вероучение». Атенагор — подлиза тех времен. Почему победили подлизы, низкие люди, а достойные люди проиграли? Обманутая чернь — движущая сила. Фашизм в Германии. «Дело Иисуса могло считаться спасенным в тот день, когда было признано, что церковь имеет прямую власть, представляющую власть Иисуса». Ренан–то верил в Римскую империю, потому что он ее не видел, а мы–то, почему верим?

 

Католичество с 3 века до Реформации и позже

 

Карамзин и «новохрон–1» о Гильдебранде. «Новохрон–2» о нем же. Крестовые походы и Гильдебранд. Реформация сразу же за Крестовыми походами. Торжество католичества — революция плебса под руководством идеологов типа Ленина. Скалигер, ярый сторонник католичества, и «восстановление» им хроник Евсевия. Писаная история с 1000 года, а католичество с 1100 года. Психология масс, она же люмпенская. 1400 год — начало Реформации, ее деятели. Демократия кальвинизма. Кальвинизм — Запад, католицизм — Восток и Юг. Распространение американской и советской демократии. Западная демократия — не правило, а исключение из правил. 

 

Православное христианство

 

Ренан ничего не говорит о российском православии. Католичество на Западе — революционный процесс, на Востоке — через царское повеление. Российское «понятие» моральных библейских заповедей. Православие под пятой у царей. Почему русские не могли завоевать весь мир? О союзе русских с турками. О казацких атаманах в Турции. Происхождение русского креста и полумесяца на Кельнском соборе. «Новохрон–1» о крещении Руси, Третьей книге Ездры и о русских именах. Четыре крещения Руси. Горазд же врать Карамзин. Советская энциклопедия тоже врет о православии. «Соборное уложение» родителя Петра. История Карамзина как «бандитские разборки». Ох, этот Иван Данилович! Русские и «татарские» семьи роднятся. Как идет наследование в бандитских шайках? Куликовская битва за изменение правила наследования. «Корпорации» в Киевской Руси. Карамзин: как русские женщины учили своих детей воевать? Как Иван III «арендовал» у турок Новый Афон? Как ему везли невесту «вокруг света»? Как католики взамен женитьбы на их невесте построили в Москве Грановитую палату? Как Василий Иоаннович после присоединения всех княжеств к своему не заметил, что у него за пять дней «татары» украли 100 000 подданных? Запретить аристотелевы книги на Руси! График посещений иностранцами Московии. Иностранцы о наших церковных служителях. Раскол на Руси — это не церковное движение, а следствие Соборного уложения второго по счету Романова. Самое жестокое рабство в мире, со дня его «сотворения», в России введено через 85 лет после смерти великого Кальвина. Русские Судебники. Волна восстаний. Православие у нас появилось только после 1861 года.

 

 

Глава 9. Восточный «синкретизм»

 

Введение

 

Слово синкретизм очень удобное. Синкретизм у Ренана — восточный, наверное, из–за Исиды, прибывшей в Рим

 

Что такое «пережившее себя многобожие»?

 

Многобожие — поклонение среднему классу, свобода средств массовой информации, а единобожие — министерство Геббельса и идеологический отдел ЦК КПСС. Русский язык для 200 народов — это тоже единобожие. Горизонтальные ветви власти и вертикальная. Великорусские насмешки. Сколько в Америке свободных религий?

 

Аристотель, философ жизни

 

Это было за 400 лет до Рождества Христова. Кессиди выдает Аристотеля не за того. Добродетель. Щедрость, пристойность и стыд. «Справедливость — не число, помноженное само на себя». Свобода выбора. Порядочный человек. «Там, где друзья не равны, не бывает равенства». Про «тонкую рябину и дуб». Почему Иуда не стал братом Христа? Демагогия и лицемерие. «По природе своей одни люди свободны, другие — рабы». «Собственность и искусство наживать». «Компании совместно путешествующих». Сколько квадратных метров на человека в Исландии и у нас? «Армянский» анекдот. «Коммуналки». «Ясно, что государство при постоянно усиливающемся единстве перестает быть государством». Типы владык. Агамемнон. «… ищущий справедливости ищет чего–то беспристрастного, а закон и есть это беспристрастное». Про «законы, теряющие свою силу тогда, когда они извращаются». Про гнев одного и невозможности прийти в гнев массой. Единственная ошибка Аристотеля. «Цезаризм» Гильдебранда. Опять немного о Ренане.

 

Николай Кузанский, также философ, но католичества

 

Ярый приверженец католицизма, хотя жил в период начавшейся Реформации. «То, что Платон называл душою мира и Аристотель — природой, есть бог…». Кузанский и Аристотель — сравнение. «Справедливость — все–таки … числа». Материя вторична, а мысль, то есть бог — первична. Благо человека — незнание. Абсолютная истина — есть. Куда из католичества пропало иконопочитание? «Как велико изобилие твоей сладости, которую ты хранишь для боящихся тебя». Семя — это бог. «Совпадения противоположностей». «Твоя сущность троична, и все же в ней нет трех частей». Пример рассуждений Кузанского. «Ваш заказ, папа римский, выполнен». Никакими другими философскими вопросами Кузанский не занимался. Он «младше» Аристотеля на 1800 лет. 

 

Ареалы восточного синкретизма

 

Окружение неизвестного известным. Полное отсутствие на Востоке следов западной философии. Почтение большинства к меньшинству. Как в гущу уральской семьи народов попала славянская группа индоевропейской семьи? Разделение уральской семьи на регионы.

 

Дальневосточный синкретизм

 

Чинопочитание. Изрядная доля страха в чинопочитании. Японский метод борьбы с испуганностью. Чувство внутренней свободы человека на Западе и на Востоке. «Китайские церемонии». В русском языке нет слова испуганность. Японская «империя». Самураи. Коррелируется — ли царская власть с испуганностью народа? Близость менталитетов русских и японцев.

 

Ближневосточный синкретизм

 

Характер народов — континентальный, к морю не спускались. Амхаарцы — это земледельцы Месопотамии? Горцы должны ходить к земледельцам — грабить. В ирано–турецких горах все было для научно–технического прогресса. Культура горцев отличалась от культуры греков. Ирано–турки быстро подпали под власть одного шаха, а у греков было много главарей. Разница в работе ученых, находящихся под властью шахов, и свободных. Появление шах–ин–шаха. Проявление эффекта Геодекяна. Восточные религии — религии тотальной покорности. Правила вождения автомобилей. Средний класс неизвестен. Глава семьи. Близость к закавказцам. 

 

Среднеазиатский синкретизм

 

Носы, глаза и усы азербайджанцев. Узбеки резко отличаются от всех других народов Средней Азии. Киргизы и узбеки. Узбеки очень многое видели, киргизы — мало. Узбеки похожи на иракцев по образу жизни. Киргизы не любят спускаться с гор и приобщаться к другой жизни. Таджики живут на малом проходном дворе. Туркмены почти неотличимы от иранцев. Мусульманский экстремизм, выросший из синкретизма. Источник экстремизма. 

 

Алтайский синкретизм

 

Бесконфликтность. Князей нет, особенно крупных. Нет подавляющего всевластия. Геронтократия. Буддизм. Непознаваемость мира. Отказ от управления им. Консерватизм довольства. Неиспуганность. Русская водка. У них нет точек соприкосновения с нашей цивилизацией. История малых народов никому в России не нужна, как и своя, собственно. 

 

Кавказский синкретизм

 

Кавказские усы и честь. Народам все равно, а князьям их — нет. Закавказье невозможно завоевать. «Ловля пескарей в Грузии». К России присоединились мелкие князья, а не народ. Аристотеля в Закавказье не знали. Закавказье пустеет. Предкавказские народы мало общались с закавказскими. Их поле деятельности — Большой проходной двор. Переселение славян в Предкавказье. Опрометчивое решение Сталина. Кавказцы осваивают чужие равнины. Русские жалуются неизвестно кому. 

 

Цыганский синкретизм

 

Цыгане ныне оседлые. «Новохрон–2» о цыганах. Цыгане не из Индии? Нереальный путь цыган из Индии. «Производство» цыган. Почему цыгане перестали кочевать? Два народа кочевых и обманных. Отношения полов. О чистоплотности. Еврей должен быть грамотным, цыган — не обязательно. Выделение цыган из евреев. Об определениях «семитский», «семитический» и энциклопедические справки об этом. Исследование семитских языков. 

 

 

О восточной испуганности и ее корреляции

 

Испуганность — признак Востока. Дальний и Ближний Восток. Внутренне свободные, но отсталые народы. Разница в восприятии пьянства на Востоке и на Западе. Влияние водки на «трезвые» народы. Не всем удалось провозгласить свободу человека. Движение свободы на запад, огибающее землю, и застывшая глыба восточного синкретизма. Царь и дворянство. Малограмотность и религия. Бедные люди с нехорошей судьбой. Три сценария: два жестких и один рассыпающийся на составные части.

 

 

Глава 10. Русский синкретизм

 

Введение

 

Что такое русский на сегодняшний день? Снежный ком народов, налипающих с пути катящегося шара. Противоречие между внутренней прочностью снежного кома и его величиной. Упорный кататель снежного кома.

 

Главный русский дореволюционный демократ об этике, поэтике и месте,

в котором он о них рассуждает

 

Гимн Иоанну III. Не совсем обоснованная защита Карамзина. «Живя в России, я не мог бы этого сделать, ибо…». «… наше духовенство находится во всеобщем презрении …». Как Пушкин лишился всенародной любви? Интерпретация «молодца разудалого». «Идеал человеческого совершенства есть Христос». Стала ли неотвратимость наказания душой народа? Белинский и Грачев — одинаковая мысль. «Какой–нибудь Вольтер». Про «чистоту помыслов» писателя.

 

Начало русского синкретизма, соединения несоединимого

 

От «перекомплекта женщин до Куликовской битвы и введения наследования от отца к сыну. С арендой Афона католицизм перестал нравиться, но дань ему продолжали платить изрядную. «Духовенство наше не оказывало излишнего властолюбия». На Запад не пускали, начали «прислоняться к Уралу». Когда основана Казань, почему она «взята»? Прокопьевский пример. Освоение Сибири началось с постройки церквей. Древнейшая история Сибири потеряна потому, что русские не умели писать.

 

 

Глава 11. Русское рабство – совершенно уникально

Введение

 

Разница в бережении своих здоровья и автомобиля, наследных и купленных рабов.

Рабы царя

 

Герберштейн, Ченслер и другие об отношениях царя и дворян. Кому служили митрополиты? Сегодня — то же самое. Конфискация имущества. Наша деспотия хуже ирано–турецкой. Истории на Руси нет. Учение запрещено даже боярам. Отправленные за границу учиться — поголовно не возвращаются. К 16 веку появилось КГБ. Русская власть не держит своих слов. «Все границы охраняются чрезвычайно бдительно». Про язык, уши и самую жизнь. «Среди судебных дел самое большое место занимают случаи непочтительного отношения к царю». Выходы в другие страны «заграждены».

 

Рабы рабов царя

 

Хлебников: «Приучить общество к постоянному труду — вот цель крепостного права». «Русское обличье говорит о рабской неволе, тяготах и малодушии. «Волосы они чаще стригут, нежели расчесывают». Расписание поклонов. «Чванство, самомнение и произвол». «Льют себе пушки наподобие тех, которые захватили у пленных лет за тридцать назад». «…чтобы они не имели ни способности, ни бодрости решиться на какое–либо нововведение». О верности слову. «…с первого взгляда поймут и сработают». «…девицы вступают в брак на десятом году возраста, юноши на двенадцатом или пятнадцатом году». «они не только не преподают им никаких правил пристойного образа жизни, но, напротив, считают нужным учить их, в банях и в постелях, многому такому, что должно быть окутано глубочайшим мраком». «…четыре раза продать их на совершенно законном основании». «…деревни и города, в целую милю длины, совершенно пустые, народ весь разбежался…» 

 

Россия — Страна Большого Ада

 

Надписи на картах и их вольный перевод. На карте 18 века: за Уралом — Сибирь, до Урала — Москоавский Ад, новгородский север — Россия. Новгород: одинокая борьба державной общины с монархической властью. Аракчеев в Новгородчине. Плеханов о Новгороде.

 

П. Савицкий: «Счастье Руси, оказывается, … в татарах»

 

Странности татарского ига. «Без татарщины не было бы России. О «милитарно организующей силе». О князях–грабителях, казаках–разбойниках, Рюрике — бандитской «крыше». Вставной лист с Рюриком. Рюрик и его наследники стали все вокруг «присоединять». Революция Дмитрия Донского в правах наследования и Куликовская битва. Обращение к молодым историкам.

 

«Хазары» и Московская Русь

 

Про путешествия князей из Киева в Новгород и обратно. Днепровский лесосплав и венецианские послы. Казаки–разбойники и евреи. Сперва соль, потом рабы. Переход на Дон во главе с Ильей Муромцем. Иудео–хазары выбирают место для Москвы. Безграмотность русских генералов. Конъюнктура. Есть ли другой путь евреев на Москву? Евреям стало трудно жить. Все революции — их рук дело. Русскому народу всегда хорошо.

 

Евреи в современной России

 

Равнодушие к своей судьбе. Непреемственность поколений у русских и ее причины. Плоды Второзакония. Идентификация у евреев. Пример с певцом Карузо. Зачем христианство лезет в дела юриспруденции? Метод мирового господства без войн. Грамотность и ее достижение. Бесконкурентная русская среда. Точки соприкосновения иудейства с Реформацией.

 

Русским надо принять иудаизм, мысленно

 

Я нашел русскую национальную идею. Империалистическая идея отжила свое. Православие не годится в многоконфессионной стране. Соборность — идиотское слово. Нет у нас Праздника прав человека. Может, примем иудаизм? «Везде Русская земля и нигде нет русского народа». Что нам мешает в нашем «загадочном» характере принять иудаизм? Нравственные сдержки — продукт первичный. Плеханов: «полное подчинение личности интересам государства». Несбыточные мечты. Кто такой Илья Муромец? «Наказания не являются постыдными для народа». Герцен: «Казачья земледельческая республика». Гимн иудаизму. Православный — попрошайка. Я не вытаскиваю «души» из православия. Всеобщая Декларация Прав Человека провозглашена ООН в 1948 году. Вы знаете об этом?

 

Снова женщины, теперь русские

 

На разведку ходит женщина, но не передает «разведданных» потомству. Мужчины гонят женщин таскать рельсы. Налогообложение. Мужчины вечно «на фронте». Все на коленях, кроме царя. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». «Если не я, то — кто же»? Хакамада.

 

Прелесть власти на «Святой Руси»

 

Хвастовство: «А у меня государство большое». Одна шестая. Армия. Атомная бомба. Космос. Пропажи мяса, хлеба и бритвенных лезвий. Гагарин. «Евроремонт» кремля. Пенсионный фонд. «Что хочу, то и ворочу». Горизонтальные и вертикальные составляющие власти. Временные конституции. Бюджет государства и бюджет царя. Приватизация бюджетов. Теннис, футбол и балет. Целина. БАМ. В Кремле — давно иудаизм. 

 

История русской элиты, разновидности и черты

 

Любой наш любимец живет не для нас, а для себя. Надежды на хороших царей — несбыточны. Княжеская дружина. Казаки–разбойники. Камышовые трубки. Почему большинство меценатов из купцов, а не из дворян? Вопрос покаяния. В России не каются. Дворяне сильно мешали друг другу. Пять смен элит. Западноевропейская кровь в русской элите. Чиновничество. Тонкий ручеек в элите. Элита непобедима? Элита мирного и военного времени. Современное понятие элиты. Выборы и «электорат». Распределение голосов. Элита при царе и элита при президенте — разные вещи. Дмитрий Донской и элита. Романовы и элита. Элита начала делать революции. Элита начинает свирепствовать. Флуктуации элиты. При Петре элита начала подпитываться из народа. Отмене крепостного права «опрыщавившая» элита не могла противостоять. Беспризорников — в элиту. Инженерная элита и правила ее отбора. Деградация дипломов. Дети элиты не годны в элиту. В элиту — «собственным трудом». Последствия. Региональная элита поднимает голову. Последствия непредсказуемы, но финал ясен.

 

Собственность, правила общения, образ жизни и стабилизационная форма

естественного отбора

 

Деньги Меньшикова. Соревнование за внешнюю бедность. Землевладение. У народа никогда не было ни движимой, ни недвижимой собственности. После отмены рабства о крестьянах перестали заботиться совсем. Психологии собственности в народе нет. Народ — дойное стадо, пасущееся в «чужой степи». Среднего класса в России никогда не было. Синдром воспитанника приюта. Статистика люмпен–пролетариата. Женщины — банкиры семьи. Собственность семьи. Кто где работает, там и тащит. Картошка и погреб. «В гробу они начальство видели». Деревенский люмпен–пролетариат. Интеллектуалы, — в колхоз! Вся деревня при «должностях», а в поле — пусто. Из люмпенов — в фермеры? Два интереса люмпенов. Неспособность объединяться. Государственные «общества». Западная Европа и объединения граждан. Преобладание стабилизационной формы. Привычка — вторая натура. «Разделяй и властвуй». Донос приветствуется. 

 

 

Средний класс для империи опасен?

 

Средний класс начинает объединяться и это плохо? НЭП. «Ошибка» с созданием среднего класса исправлена за один день. Заработки на крахе среднего класса. Что такое средний класс? Как он вел свой бизнес? Банкиры. Похоже на то, что пока стоит империя среднего класса не будет, или будет подпольным. Секрет «Красного пояса». Сторонники империи. Армия. Новые «дворяне». Как бы я организовал армию? Хорошие возможности у президента. 

 

Судебная власть в России нереформируема?

 

Потуги наладить закон и суд. История «судебников». Северная Русь. Судебная реформа 1864 года — верх совершенства. Последовательное уничтожение достижений 1864 года. Все вернулось на круги своя. «Совершенствование» судебной системы коммунистами. О нынешнем суде присяжных.

 

Восточный и русский синкретизм

 

Русский синкретизм объединил все «методы» восточного синкретизма. Католичество на Руси играет свою роль независимо от царя. Дворянство пытается сделать то же самое. Православие — опора царя, равная по мощности дворянству. Тройной баланс. Отсталость. Купцы и фабриканты — третье сословие. Власть перехватывает Ленин. «Жадность фраера сгубила». Цезаризм–империализм Ленина. Империи — пройденный этап человечества.

 

Глава 12. Экскурс в генетику

 

Введение

 

О терминах–близнецах и красивых словах. Гетеро, гомо и аллели. Гетеро- и гомогаметы, X- и Y–хромосомы. Предположения не генетика. Управление гаметами надо начинать прямо после оплодотворения, а для этого у женщины есть органы чувств. Теория Геодекяна начинает работать сразу после оплодотворения. Разные обязанности, лежащие на мужских и женских особях, у разных видов. Про сперму серой акулы. Мой вклад в генетику. Гетерогенез. Новая ветвь начнется с рыб, у которых самки не пьют. Гомогенная и гетерогенная системы в применении к народам. Эволюционный и революционный пути и генетика. Мосландия и Голсковия. Анекдот про японца. Кролик гималайской линии. Гомосексуализм. Генетически чистая линия и русские. Находимся ли мы в пределах нормы реакции?

 

Гомосексуализм

 

А. Крылов: «Что сегодня миру известно о гомосексуализме»? Практически ничего не известно, кроме самих фактов гомосексуализма. Серьезные ученые даже не возьмутся это объяснять.

 

Следы содомии в Московской Руси

 

Гальковский о содомии на Руси. Причину первичного гомосексуализма я дал выше. До 15 — 16 веков на Руси гомосексуализма не было. Мужики румянятся и выщипывают бороды. «Простой народ погрязал в разврате, аристократия же изощрялась в противоестественных формах этого греха». Церковь допускала оскопление в видах достижения целомудрия. В содомии повинны бояре, воеводы и близкие к царскому двору люди. «Воины бесстыдно блуд содевали». Содомия появилась на Руси после Куликовской битвы. В это время пришел на Русь и греческий корень «скоп».

 

Генетика и гомосексуализм

 

Гомосексуалистов 2 процента, а не 20. Мальчик и бородач. Доблестных батыров не надо трогать. Опять о кроликах гималайской линии. В генном аппарате нет мусора. Готовность генной системы к любым неприятностям. Генная модификация наготове. Хронология гомосексуализма на Руси. Псевдоразнополость от угнетенных и угнетателей. Все надо подвергнуть законодательству, а не замалчиванию. Три действия навстречу моде гомосексуализма. Дело Хоннекера и Пиночета — пример для русской элиты.

 

Генетика и естественный отбор

 

Гибкость и подвижность генной системы. Ничто не остается бесследным. Узость понятий советской генетики. Генетика поведения. Управление и контроль. Жесткое рабство — есть контроль. Русский народ сделали цари и дворяне. Естественный отбор в эмбриональной стадии влияет только на выкидыши? Генетика подтверждает нужность «правила» северных народов и табу на инцест. Надо бы увязать в одно целое стадию утробного и внеутробного развития. Про генетическую вечную испуганность. Как только среда начинает меняться в лучшую сторону, ее немедленно возвращают на место. Генетика доказывает, что в благоприятных условиях народы делаются отсталыми. Генетика и два «вида» русских. Движущий и стабилизирующий отбор. Кто не убежал в казаки — стабилизировался. Благоприятные места перенаселяются, неблагоприятные — оказываются незаселенными. Генетика подтверждает мои географические предпосылки.

 

 

Глава 13. Суть империи – боязнь и хвастовство, насилие, религия и

водка – средство достижения

 

Введение

 

Неочевидность некоторых вещей. Примус — причина потепления климата? Водка. Вотчины и холопы. Соборное уложение и деятельность второго Романова. О русском языке. Насилие. Идеология. Магия и религия. Швейцария и Россия.

 

Водка

 

Обезьяны–пьяницы. Переход с горячего напитка на водку. Пшеница и просо. Дешевый способ спаивать и закабалять. Добровольные холопы. Стройки Константинополя совпадают с пиком русской работорговли. Бюджет России и водка. Как Потемкин тратил водочные деньги? «Трезвенное движение», усмиренное войсками. Бульдозер, мальчик и спирт из опилок.

 

Хронология рабовладетельного дворянства

 

Рюриковы следы ищите на Дону. 10 век — первая дата князей–работорговцев. Что делали князья–грабители во время татарского ига? Смерды до 15 века — свободные землепашцы, собственники земли. Русь 800 лет спаивала смердов. До 15 века, даже до 16, на Руси центральной власти не было. Слово феодал на Руси и на Западе имеет разный смысл. Холоп — споенный водкой смерд. Объединенный статус смерда и холопа — крепостной с 1722 — 1724 годов. Наследование у «рюриков». Опять Дмитрий Донской. Поместная система организована на новгородских землях. Иван III: создано ядро государства и пошел самый массовый поток рабов в Кафу. Поместье — временная награда, вотчина — постоянная. В поместье — геноцид. Деревни — пустые. Вотчина — подаренный улей. Преобразование наследственного улья в землю с населением. Начало империи. Начинали «рюриковичи», закончили Романовы. «Посадское строение» от страха.

 

Русский язык

 

Владимир Даль. Писатели и народ разговаривали на разных языках. Хорошая цитата из Даля. Семь выводов из одной цитаты. Снова путь «из варяг в греки». «Жизнь растений» и Волок Ламский. Пять важных выводов из данных по лиственнице. Путь «из Костромы в Венецию». Хронология древних русских городов и два пути евреев в Россию. «Присоединение Новгорода» — контроль над Волоколамском. Русская классика — «иностранные» книги. Слово «сдулся». Метод внедрения языка. Методы имитации изучения языка. Имитация — от хвастовства, смешанного со страхом.

 

Зачем нас «ломают»?

 

Самолет. Синяя униформа и иностранец. Второй самолет. Что такое «исторически сложилось»? Посол иностранный, боярин и глупый ленивый народ. Как заставить боярина бояться царя? Инструкция для «невыполнения». Прием иностранцев. Мощи И. Шмелева. «Забавное приключение».

 

Повседневное насилие

 

Общесоюзный стандарт. Врожденные особенности народов. Имперские институты повседневного насилия. Песцы и народ. Хорошо поставленная учеба у криминалитета. Вербовка и переселение. Стройки коммунизма. Гигантомания. Колхоз. Курс профессора и просто курс. Зачем нам многоэтажки? Плохо склеенная фанера.

 

Что такое идеология?

 

Идеология по Далю и по Советской энциклопедии. Идеология или право выше? Идеология и закон. «Соционика». Идеология «квадр».

 

Метаморфозы идеологии в Ветхом завете

 

Гетеризм. Сотворение мира и человека у евреев и православных. Фальсификаторы. Вырванные страницы в православной Библии о чем?

 

Магия и религия: кто кого?

 

Магия, язычество и религия — родня. Почему мне нравится магия? Язычество — тоже ничего. Ступени ущемления прав в религиях. Христианское «учение» — строевой устав. Как у нас «возвращают» религию? Православие — высший уровень насильственной идеологии. Разгар магии в Великобритании. Пришло и наше время. Религии умирают.

 

Почему Швейцарская конфедерация крепче Российской федерации?

 

Остроумие — двигатель прогресса. Остроумие — могильщик империи. Конфедерация и федерация. Швейцария вопреки суверенитетам субъектов — крепка. Чем крепка федерация Соединенных штатов? Вышедшие из федерации, не хотят туда возвращаться. Федерация на основе завоевания может быть? Бисмарк. Чем отличаются федерация германская и федерация российская? Два возможных сценария развития федеративных отношений в России. Хороший путь — утопичен. Плохой путь приведет к тому же самому, но только через тяжкие страдания.

 

 

Глава 14. «Что было, что будет, чем сердце успокоится»

 

Введение

 

Что было — известно. Утопический и реальный варианты. Древние инки и майя. Укроп вместо клумб около дома.

 

Парадоксы

 

Парадокс — неожиданный результат. Прогрессо–регресс. Нужно–ненужные ресурсы. Научный прогрессо–регресс. Развито–отсталый космос. Разрушительно–слабые бомбы. Сильно–слабая армия. Сильно–слабое государство. Сильно–слабая власть. Верующе–неверующий человек. Грамотно–безграмотный народ. Научно–технический прогресс — это тоже религия. Сильно–слабые люди.

 

«Истощение» человека и народов

 

«Чистая» линия народа. «Окружающая среда». «Скотоводческий» и естественный отбор. «Закон» сменяемости квадр. Примеры возвращение «окружающей среды» на круги своя. Царь и элита. Закон охранения, сохранения и водворения «окружающей среды» на место. Действие этого закона сейчас.

 

Гибель великих цивилизаций

 

Атлантида. Инки, майя и остров Пасхи. Вавилон с башней. Древний Египет с пирамидами. Особый путь Древней Греции. Древний Рим — христианская империя. Древняя Индия. Древний Китай со своей стеной. Русские и советские «китайские стены». Детская игра в «испорченный телефон». Темнота.

 

 

Глава 15. История йеменского племени торговцев

 

Введение

 

Евреев я встретил в Византии, сопоставил их с цыганами, но откуда они взялись в Византии?

 

История Эфиопии

 

Эфиопия — мозаика из многих языков. Амхаарцы. Иудаизм здесь так древен, что историки не могут даже сказать, когда он тут возник.

 

Вулканы Эфиопии как гипотетическая отправная точка Моисея

 

Вулканов в Эфиопии как действующих, так и потухших больше чем в Италии. Как можно попасть из Эфиопии в Средиземноморье?

 

Еще раз о «семитско–хамитской макросемье языков», но уже без цыган

 

Специальное запутывание ясных вещей. Анализ. Ученый, который не любит лазить по горам. Израилю дали не ту землю.

 

Великая древнейшая таможня мира

 

Александрия. Соль. Нил с заставами. От Александрии до Константинополя и от Александрии до Испании. Голубой Нил и Красное море. Папирусные лодки Хейердала.

 

Йемен и племя торговцев

 

Географическая характеристика. «Ненадежная» теория. Время, когда Аравию испещряли реки. Кое–что об Адене. Йеменская история от Адама. Четыре йеменских народа. Торговцы — народность, а не социальная общность. Иезекииль об Адене. Производители товаров и торговцы.

 

Моисей и Великий древний проходной двор

 

Моисей и фараоны. 12 израилевых колен. Индия, Персидский залив, Красное море и Нил. «Эфиопия, соседящая с Индией и другая Эфиопия …»

 

Нильская колонна евреев и ее отростки

 

Средиземноморье в глубоком матриархате. Рассредоточение торговцев. Как попасть в цари?

 

Иисус Навин и новая концепция

 

Строительство Константинополя. Расцвет и пресыщение. Восточные и западные колонны. На сцене появляется Козимо Медичи.

 

 

Глава 16. Козимо Медичи и «Возрождение» HYPERLINK «download/glava14.htmHYPERLINK «download/glav

 

Введение

 

Медичи «вытаскивает» мир из «мрачного средневековья»

 

Три Платона…

 

Плато, ни одна из работ которого не была «потеряна». Плотинус — полнейшая сказка. Плетон — ровесник Медичи.

 

… и один Аристотель

 

Как его удревнили, а труды «потеряли», чтобы не мешал католицизму.

 

Фичино

 

Личный философ Медичи, наворотил много, хотя и был молодым.

 

Основоположник династии Медичи

 

Странная, противоречивая и запутанная жизнь основателя католичества. Ферраро–Флорентийский собор полон тайн. Некоторые даты. На сцене появился Гуттенберг.

 

Новоплатонисты

 

Сплошные «чудеса в решете». Создание исторического мифа.

 

Литературные и исторические фальсификации.

 

«Песнь песней» христианства, как гибрид философии с невежеством .

 

Флоренция

 

«Флорентийский штурман». Древняя республика. Олигархия. Вотчина Габсбургов. «Город дешев, спокоен, весел и красив».

 

Начало борьбы с ведьмами

 

«Малеус» и Медичи. «Малеус» издавался чаще Библии. Начало печатной истории. Женщины- правительницы.

 

Краткие женские истории из Античного Рима

 

«Сокращение» истории

 

Кто такой римский император Марк Аврелий?

 

Историки «современные»

 

Кто такой Евсевий?

 

Технический и технологический прогресс

 

Торговцы в Малой Азии и Средиземноморье

 

Российский и еврейский мозг

 

Глава 17. Предистория Земли 

Введение

 

Эфиопия и Йемен

 

Солнечная система

 

Геотектоника

 

Доисторическая Земля

 

Кимберлит — удары метеоритов?

 

Современная «алхимия»

 

Современные «алхимики»

 

Не все так плохо у нас с людьми

 

 

Глава 18. Возвращение к животному миру

 

В качестве введения на сцене снова — Геодакян

«Глупому пингвину, робко прячущему тело жирное в утесы …» нам завидовать надо

Подотряд человекоподобные (высшие) приматы

«Начало координат»

 

Глава 19. Животноводство от Авеля

 

Введение

 

Почему ныне из обезьян «не происходят» люди?

 

Животноводство и совесть

 

Методология российского «животноводства

 

 

Глава 20. Глобальные тенденции намечены

«Чужой каравай»

 

Скорпион в ярости пожирает свой хвост

 

 

Глава 21. Любой новый курс у нас старый, древний

«Преступная покорность», «брань на вороту не виснет

 

«Новый курс» — курс 16 века

 

«Закрытая» империя

 

Борьба Запада за нашу счастливую жизнь

 

Оптимистическая трагедия

 

Предисловие к послесловию

 

 

Приложение 1. Новая Хронология

 

Приложение 2. Зигмунд Фрейд как методика

 

 

Предисловие к книге

Прошло пять лет, как я закончил эту книгу, и сегодня я бы ее написал по–другому. Я даже открыл эту папку, чтобы вырезать ненужные на сегодняшний взгляд целые главы или хотя бы их значительные куски, но вдруг остановился и подумал, что же я хочу? Хотелось стройности изложения, чтоб одно вытекало из другого, чтоб я не менял свои мнения об одних и тех же вещах. Другими словами, мне представилось, что я хочу написать учебник, примерно как по арифметике, где умножение вытекает из сложения, но не наоборот.

Но по истории нельзя писать учебников в отличие от арифметики. Категорически нельзя, хотя любые власти над народом будут с пеной у рта доказывать, что не только можно, но и совершенно необходимо. Вот как только мы приблизимся к разгадке этого феномена, так и поймем, почему нельзя писать исторических учебников.

Арифметика не зависит от автора, она автономна и основывается на содружестве представлений на данном этапе ее развития. Тут сотни и тысячи одновременных мнений не может быть в принципе. Именно поэтому учебник по арифметике может и должен существовать. И любой из тысяч авторов напишет то же самое, только ясность, четкость, понятность и не утомительность изложения у всех будет разная, примерно как у Демьяна Бедного и Пушкина.

Фактическую историю не знает никто, мнений тут столько же, сколько существует самих историков. Поэтому в истории существуют партии примерно как в избирательной гонке, чтоб легче победить. В арифметике это невозможно, а вот в истории – сколько хочешь. В результате каждая новая власть переписывает историю от корки и до корки, причем, если до них история напоминала, например, роман о Робинзоне Крузо, то после них она начинает походить, например, на «Бедную Лизу» Карамзина, «Лезвие бритвы» Ефремова, или даже на матерщинный роман «про Эдичку».

Я не буду разбирать причины для этого, отмечу, что главная из них – вмешательство власти и «основоположники» со своими «школами». Примерно как Иисус, Гитлер и прочие, включая плеяду: Маркс – Энгельс – Ленин – Сталин. Достаточно сказать, что в такой истории события, их причины и следствия пишутся примерно, как пишет или снимает репортер из CNN на месте событий: что вижу – то снимаю и о том пишу (говорю). Только историк с таким же апломбом пишет о временах, происходящих тысячи лет назад: полнейшая однозначность, примерно как площадь круга при заданном диаметре.

Беда истории в том, что площадь круга доказывается неопровержимо, тогда как, их исторические байки по большей части высосаны из пальца и на 99 процентов никогда и ничем не доказываются тут же в тексте. Короче: «пришел, увидел, победил», а не его увидели и победили. А что касается «летописей» и прочих «папирусов» и «пергаментов», то тоже на 99 процентов это – подделки, что отнюдь не говорит о том, что таких вещей не было, они когда–то были, но уничтожены и заменены требуемыми.

Вторая беда историков – в их учености, примерно как вызубривают таблицу умножения. При этом, таблица умножение – объективна, а история – субъективна как любовь. Не имея за душой исчерпывающих доказательств, историки восклицают: я – специалист, а вы – дилетанты. Как будто они не знают, что большинство великих открытий и изобретений сделаны именно дилетантами. И недаром существует понятие – «свежий взгляд на вещи». Какой–то забытый мной ученый объяснил метод своего открытия примерно так: «Все знают, что это невозможно и не занимаются этим, но я по малограмотности этого не знал, и – сделал».

Историк, восклицающий: «я – специалист», напоминает мне эстрадного конферансье–шутника, наизусть помнящего тысячи чужих текстов. Поэтому давно надо начать относиться с сомнением к этому дурацкому оправданию. Например, специалист–землекоп ненамного обгонит землекопа–дилетанта, при этом дилетант примерно за полдня выработает в себе все секреты специалиста. Главное здесь не навык, а желание учиться. Я знал немало профессоров, бубнящих в аудитории одну и ту же речь лет сорок кряду. Вот уж «специалисты» из специалистов, за сорок лет не прибавивших к своим знаниям ни байта.

С другой стороны, например, изощреннейший специалист–экономист Ясин должен был бы быть богаче Абрамовича, ведь все знания как делать деньги у него в голове. А у Абрамовича все его предварительные знания на этот счет состояли только из советской школы и советской же армии. Так что не только Ясину, все нам объясняющему по радио и телевизору как школьный учитель, но и историкам–специалистам надо бы этот факт зарубить себе на носу.

Никто не станет отрицать, что Ньютон – великий аналитик и синтетик в точных науках, а история для него – дилетантизм. Тем не менее, именно он впервые в мире, в свободное от создания трех законов своего имени, время усомнился в хронологии Скалигера. Усомнился и доказал, что эта хронология – глупа как пробка. Но ведь ни один из историков–специалистов, целыми днями зубривших эту хронологию, даже не задумался на этот счет.

Теперь, я думаю, вы поняли, куда я клоню. И поняли, что я не собираюсь преклоняться перед специалистами–историками. А их восклицания типа «я –специалист, а ты – дилетант» я не только пропускаю мимо своих ушей, но и настаиваю на их совершеннейшей глупости. Теперь пора возвращаться к тому, с чего я начал это предисловие.

Когда убираешь с глаз людских свои блуждания по тайге истории – самому себе становится приятно. Будто ты наподобие бога все знал наперед. Отсюда – единственная правда из тысяч правд, и ты ее несешь в массы. Неужто это не приятно? Но это только одна сторона, самая безобидная в смысле «не навреди». Ибо в данном случае историк любит свою версию как женщину, то есть – безотчетно, и это – полбеды. Беда, когда одна версия из многих избрана за деньги или своего «положения» в науке. Это уже подлость, наподобие того, что «ради шутки» подставить ножку бегущему мимо тебя незнакомому человеку. Только в данном случае это – подставить ножку большей части человечества разом. И судя по тому, что всеобщая история невообразимо глупа с точки зрения простой человеческой логики, это говорит о том, что подавляющее число историков живут и действуют именно по этому вполне дурацкому принципу. Хотя их немного и оправдывает то обстоятельство, что их самих «так» научили насильственно, ибо, в противном случае, «основоположники» поставят на экзаменах «двойку».

Итак, учебников по истории не должно быть, но как же ее изучать? Очень просто. Во–первых, не надо писать историю с таким апломбом, будто ты – очевидец, ведь ты там не был. Во–вторых, не слишком доверяться авторитетам, ибо даже Эйнштейн – специалист в узкой области, а не во всем, включая цены на лондонских рынках. В третьих, о любом историческом отрезке времени или крупном историческом событии надо излагать одновременно все существующие версии, притом, ни в коем случае не употребляя таких фраз как «это всеобщее мнение» о какой–либо версии. Самое большое, что можно сказать: мне эта версия нравится потому–то и потому, а не просто нравится как грудастые женщины, пельмени или собственный заношенный шлафрок.

Тогда ученики–студенты будут не столько зубрить, сколько думать, история станет живым существом, а так она у нас – скелет, даже скорее – разлагающийся труп, который историки стараются сохранить в нетленном виде примерно как труп товарища Ленина, регулярно переодевая его в новый пиджак. И если вам и сейчас все еще непонятна моя мысль, то представьте себе, что во всех театрах мира нескончаемо идет одна и та же пьеса, даже самая лучшая из ныне известных. Примерно через полгода все театры закроются, если туда, конечно, не гонять солдат строем на бюджетные деньги. Вот почему большинство школьников ненавидят историю больше, чем неправильно объясняемую химию, а на исторические факультеты идут самые неудачливые абитуриенты, которые думают, что надо учить, а не изучать науки. Наш богатый язык видит в этих двух словах большую разницу, часто незаметную для дураков.

Подумав над всем этим, я не стал ничего исправлять, ни урезать, не прибавлять к своей книге, ибо в ней видны мои блуждания по тайге истории, притом на самом начальном этапе моего увлечения загадочной русской душой, когда я и вправду был дилетантом. Причем дилетантом, не верящим никаким авторитетам, будь они и семи пядей во лбу согласно пресловутому мнению о непогрешимости таких, например, как Зигмунд Фрейд. И, хотя он не историк, историю начинать изучать надо именно с него. Ибо история – чистейшее совокупное представление, а не взгляд и не репортаж.

И если история – представление или умозрение, то без аналитики, но главное все же – синтетики, тут не обойтись (это у меня объяснено отдельно, отчего и вышла аналитически–синтетическая история, сиречь – логическая история). Все надо подвергать сомнению и все надо доказывать, и опять же главное – не доверять ловким подделкам типа всяких там древних манускриптов, всегда «найденных» к случаю, не раньше и не позже.

Особенно важно обращать внимание на умолчания по какому–либо историческому поводу. Зачастую о таких штуках косноязычно сообщается в самых кратких фразах, вызывающих кучу дополнительных вопросов, на которые никто не собирается отвечать. Потом эти фразы кочуют из книги в книгу в тех же самых туманных оборотах речи и, наконец, приобретает неоспоримость математической формулы вроде «параллельные линии не пересекаются». Приведу лишь три примера, о «слепой» торговле, о «переходе из матриархата в патриархат» и «насущной народной необходимости городов». Эти штуки рассмотрены у меня подробно в других работах, здесь – кратко.

Из «слепой» торговли, которая согласно традиционной истории самобытно возникла по всей Земле, от русской тундры до африканских дебрей, никогда бы не выросла прибыльная торговля с заранее рассчитанной прибылью, требующая незнания цен на разных концах торгового пути, если бы это не было крупным изобретением, если хотите – открытием типа Ньютонова или Эйнштенова. Но и Ньютон, и Эйнштейн – прозревшие одиночки, а не изобретатели колеса, которое изобретает каждый ребенок в возрасте от трех до пяти лет. То же самое относится к луку со стрелами и глиняным горшкам. Лук у всех народов произошел от удочки с запутавшейся на удилище леской, а горшок – от разведенного на влажной глине костра. Но вот извлекать прибыль из дальних перевозок – это неочевидно, это сообразить надо. Но сообразить может только один из тысяч бродяг, побывавших тут и там.

Но бродягами были все мужчины при матриархате, когда женщины были вынуждены жить в основном оседло для группового воспитания детей, и никаких семей не было. Потому и был матриархат. Мужчины же были «приходящие мужья». Тогда и придомовое скотоводство, и земледелие придумали женщины. И деревни придуманы ими же, что неравнозначно городам, ибо функции у деревень и городов – совершенно разные.

Переход от матриархата к патриархату изложен мной в других работах, здесь же только скажу, что именно прибыльная торговля позволила мужчинам взять верх над женщинами и создать семьи для своего удобства. Ибо торговля была прибыльнее и земледелия, и животноводства.

Город – смерть для первобытного народа, город может существовать только на основе торговли и позднее – ремесленничества. Поэтому города создали именно торговцы и именно для торговли.

Все эти и многие другие первоначальные, так сказать, мысли история никогда не обсуждала, ограничиваясь отдельными идиотскими фразами на этот счет. И даже государства у историков возникли наподобие грибов в лесу, спонтанно. Именно поэтому вопрос, почему и зачем, историками не обсуждается, примерно как возникновение грибов. Разве интересно им, почему в лесу растут грибы? Именно поэтому совершенно идиотской брошюрке Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» я посвятил специальную статейку. Не ответив на эти вопросы, нечего браться за историю, она получится такой, как получилась, и по ней пишут учебники, оглупляя народы.

И никому невдомек, что государства создали бандиты на больших торговых дорогах, морских, речных и сухопутных. Но это – длинный разговор, притом для меня уже неинтересный, я все сказал на этот счет в других своих работах.

Здесь же обо всем этом я упомянул потому, что сам едва не скатился к исправлению своей книги и приданию ей вида учебника истории. Но вовремя сообразил, что лучше для людей побродить по дебрям, спотыкаясь, чем мчаться по гладкой дороге, когда окружающий ландшафт мелькает перед глазами как серо–буро–малиновая лента, не оставляя в мозгу никаких впечатлений кроме скорости.

Я отдаю себе отчет, что не все то, что написано в книге, – истина в последней инстанции, однако я берусь утверждать, что многие взгляды на исторические процессы сформулированы мной впервые и представляют существенный интерес. Главное, они позволяют представить историю как логическую взаимосвязанную цепочку фактов.

Это, я думаю, не мало.

23 июля 2005 г.

Введение

Типы родин. Восточное и западное сопротивление завоевателям. Русский, великорусский и великодержавный «шовинизм». Шорцы. Древние характеристики русских. Расчет времени татарского ига. Автобиография.

Сорокалетние размышления над впечатлениями от жизни своей и окружающих людей, от жизни общества русского и российского, от жизни более чем двадцати народов других стран привели меня к мысли далеко не новой в этом мире, что русский народ, хотя видом и европеец, совершенно не европеец по своему так сказать, менталитету и совершенно отвечает знаменитому термину «умом Россию не понять, в Россию надо только верить». Безнадежность этой мысли и заставила меня попытаться понять Россию именно умом, так как заклинание «верить» сильно напоминает идеологические призывы типа «Народ и партия – едины», «За Родину, за Сталина!», «Самодержавие – Православие — Народность», которые, сами по себе, логически необъяснимы.

Конечно, их многократно пытались «объяснить логически» покупные или принужденные «умы», применяя логические цепочки, в ходе использования которых, одно понятие с натяжкой заменялось другим, и так далее. Пока в этом словопотоке не потеряется сама острота первоначальной психологической неприемлемость лозунга и не уступит постепенно чему–то исконно близкому душе, с чем с натяжкой, но может согласиться человеческое «Я». Но попытки эти оказываются безуспешными, так как переходы внутри логической цепочки самого «доказательства» нуждаются в отдельных доказательствах, но не были доказаны.

Например, для вкладывания идеологии в слово «родина» придумали целую систему «родин»: просто родина с маленькой буквы, означающее то, что и должно означать это слово, то есть место рождения и не просто место рождения, а связанное с самыми ранними детскими, самыми безоблачными и счастливыми воспоминаниями, хранимыми в душе всю оставшуюся жизнь; «малая родина» – понятие более широкое, иногда слишком широкое: от деревеньки на берегу тихой речки, которой и в большом атласе не найдешь, до, например, республики Башкортостан или Красноярского края, на территории которого можно расположить десятки суверенных государств мира; и, наконец, Родина с большой буквы – СССР, РСФСР, РФ.

Благодаря Большой Родине и городили огород по имени «малая родина», чтобы легче было в дальнейшем переключить детско–юношескую любовь на не слишком вызывающую чувство любви аббревиатуру. Но и этот насильственный, не принимаемый сердцем перенос деревеньки с прудом на одну шестую часть суши, не действовал сам по себе, самосознание его отвергало, не хотело ассоциировать с чем–то детски близким и приятным. Требовалась большая работа: от песни «мой адрес не дом и не улица – мой адрес Советский Союз» до «сталинского переселения народов». Хотя переселением целых губерний занимались почти все цари, начиная с Грозного.

Я подумал, что если бы у Великобритании в лета ее величия – «Правь, Британия, морями», была бы такая постановка вопроса, то любить в ней Родину надо было очень большую, не одну шестую часть суши, а половину ее: от Большой Индии (включающей Пакистан, Камбоджу, Вьетнам, Афганистан и др.), далее через Австралию до Аляски, включая по пути пол–Африки и Канаду. Я уже пропускаю всякие Фолкленды, Мадагаскар и Цейлон.

Большая Родина – это имперская категория, которую Великобритания не смогла изобрести, хотя изобрела пароход и паровоз, метрополитен и принцип разделения труда в производстве, открыла закон всемирного тяготения и многое другое. Может быть, и изобрела, но постеснялась употребить к самим англичанам?

Здесь надо ненадолго остановиться. Кому нужна «большая родина»? Наверное, тем, кто эту идею проповедует? Или всем тем, кто живет на этой большой Родине? На эти вопросы ответ как бы очевиден и широко распространен: всем, но мне представляется, что ответ этот совсем неоднозначен и напрямую связан с «загадочностью русской души».

Помните, как Гитлер в считанные месяцы завоевал всю Западную Европу. Страны вместе со своим народом сдались, но сохранили практически весь свой культурный, промышленный, сельскохозяйственный потенциал, коммуникации, инфраструктуру, да практически все, что имела до захвата. Родина с большой ли, с маленькой ли буквы, то есть вся страна со всем своим «многострадальным» населением стала ждать дальнейших событий, потихоньку ненавидя немцев и, делая им маленькие пакости, кто сколько может. Надо заметить, что, например, французы все предыдущие времена воевали с немцами постоянно, с переменным успехом, с ожесточением, разрушением всего и вся, но потом постепенно стали вести себя более «покладисто» и чем ближе к последней мировой войне, тем все более покладисто. Немцы также стали несильно сопротивляться, если побеждали французы. Вспомним Наполеона, постреляли в чистом поле, победили, практически ничего не разрушив, и пошли дальше, на Россию. Самосознание «западноевропейской души» от войны к войне менялось в сторону добродушия к завоевателям. Почему? Надо исследовать, а не «верить».

Самосознание же «русской души» застыло со времен Ледового побоища, с 1242 года по 1941 год. При Наполеоне своими руками сожгли Москву, чтобы завоевателю не досталась. При Гитлере вообще все сжигали, а что не горело, – взрывали: заводы, хлеб на полях, города, мосты, железные дороги и так далее и тому подобное. Оставляли, правда, врагу мирное население, совсем как французы. Но это, наверное, потому, что железные дороги взрывали раньше, чем население успевало ими воспользоваться для эвакуации в остаток своей горячо любимой Родины с большой буквы. А может быть потому, что остаток горячо любимой Родины, находился в основном на Урале и в Зауралье, попросту в Сибири, куда с конца прошлого века ссылали самых опасных преступников, в том числе и нынешних правителей большой Родины. Надо и на этот вопрос о неизменности «русской души» ответить и ответить не лозунгом «Верую!», а исследованием причин этой такой стабильной «неизменности» русской души по сравнению с западноевропейской душой.

«Загадочность» русской души в последней войне проявилась также в том, что, победив фашизм, как пишут в советской истории, русские потеряли народа больше, чем немцы, начавшие войну, и вообще больше всех наций вместе взятых, участвовавших в этой войне. Как же это получилось? Оборонялись, – гибли, наступали, тоже гибли в несравненно большей степени. Странно!

«Загадочной русской душе» свойственна еще одна странность. Скопом покидать свою горячо любимую Родину, но не эмигрировать поодиночке, как это принято у «не загадочных» народов. Начало этого способа загадочной «скоповой» эмиграции, если верить «новой хронологии», было давно, продолжалась она постоянно в течение столетий и закончилась, перейдя в ранг общемировой «одиночной» совсем недавно, в самом конце второго тысячелетия от Рождества Христова, а точнее с конца правления коммунистической идеологии, вернее ее представителей. Как так, идеология сначала была царской, потом противоположной, а способ эмиграции не менялся? Скоповой эмиграции никто не мешал в западных странах, а теперь против одиночной эмиграции из нашей Великой Родины возводят такие барьеры, какие не вводили никогда, даже против массовой эмиграции из стран так называемого третьего мира. Дошло дело до того, что Соединенные Штаты Америки вообще, за редким исключением, не дают въездные визы россиянам в возрасте от 25 до 55, боясь, что они там «останутся».

Кстати о так называемых «россиянах». За границей нас никогда не называли россиянами, а всегда звали русскими, хотя прекрасно знали, что у нас около 200 народов. Сразу скажу, что я не приемлю слово народность, выдуманное у нас в России, не знаю точно при царе или при коммунистах, скорее, наверное, при коммунистах. Согласно «политэкономии социализма», если ее освободить от шелухи лозунгов и передать только суть, народность от народа отличается тем, что первая не имеет начерченной на карте границы своего ареала проживания, а второй – имеет, больше ничем. Царская политэкономия не отличалась от общемировой, хотя народ царский и имел все те же свойства «загадочности» своей души, что показывает либо независимость этой самой загадочности от «способа управления народом», либо, что эти два «способа» идентичны. Интересно, как давно и насколько идентичны способы управления народом России?

Кстати, я не учел одного отличия, существующего между народностью и народом, о котором энциклопедия не упоминает. Народность, как правило, малочисленна и проживает в таком месте, что правительству не мешает, то есть, живет себе и живет, как трава, по большей части в тайге или тундре. О народности вспоминают, когда требуется что–нибудь построить в ареале ее проживания. Тогда строят, не спрашивая у народности разрешения, а народность перекочевывает куда–нибудь подальше, вглубь тайги или тундры. Оставшаяся часть народности около стройки быстро спивается, так как ее гены не могут бороться против этой напасти, как у русских, быстро, в течение 50–60 лет, численность ее во многие разы снижается. Откочевавшая часть продолжает жить своим многовековым укладом, опять до поры до времени, не мешая правительству.

Таких «народностей» на территории России много: якуты, шорцы, телеуты, удэге и многие другие. Про один из них даже книга написана: «Последний из удэге». Представители этих народностей правительству не нужны, их даже в армию не возьмешь, так как, внезапно попадая в совершенно чуждую им жизнь, наподобие марсиан на Землю, у них возникают нервные тяжелейшие заболевания и, хотя попадают из простого охотничьего ружья без оптического прицела белке в глаз, стрелять в людей они не умеют. Ну, кому такие солдаты нужны? Резерваций им не выделяют, а потому и правозащитники зарубежные о них не знают ничего. Выдели им резервацию, как американцы индейцам, сколько шума бы было? «Народности» вымирают без шума и нервотрепки для правительства Родины с большой буквы.

Другое дело народы, с ними проблем намного больше. Как они любят свою Великую Родину видно на примере войны и мира. Пока мир, они любят Родину. Когда война, они любят врагов «своей» Родины. Это и называется «загадочной русской душой»? Народы переселяли иногда полностью (крымских татар, чеченцев, калмыков, волжских немцев, ингушей), иногда частично (казанских татар, эстонцев, латышей, литовцев, башкир, чувашей). Иногда это связывают с так называемым «великорусским шовинизмом», но в высшем руководстве Родины людей чисто русской национальности было непропорционально мало, а всей Родиной вообще руководил грузин на правах императора–диктатора.

«Великорусскому шовинизму» противоречит также тот факт, что на «малых родинах» строили много и дорого заводы, коммуникации, оросительные системы, города. Дело дошло до того, что все северные русские реки чуть было, не развернули в Среднюю Азию, а на чисто русской равнине от Архангельска до южных степей, от Смоленска до Нижнего Новгорода все приходило в упадок, оставшись на уровне начала века царских времен. Даже «лампочки Ильича» в некоторых деревеньках вблизи столицы метрополии города – Героя по имени Москва загорелись только в последней трети двадцатого века. Трубопроводы по полтора метра диаметром с природным газом, проходившие по Великой русской равнине мимо искони русских деревень, гордо несли газ на Запад, к нашим идеологическим противникам и ни один из них не удосужился отвернуть маленький краник на деревеньку, мимо которой гордо пролегал. Что с него возьмешь? Железный. Все рынки Родины захватили «лица кавказской национальности», науку, культуру, искусство, средства массовой информации захватили «лица еврейской национальности», а нам оставили «класс рабочих и крестьян». Какие же мы, простые «советские» люди, гегемоны и «великорусские шовинисты», что допустили это? Поэтому бы надо узнать, кто на самом деле под нашим именем все это проворачивает?

Есть еще термин «великодержавный шовинизм». Это, когда к великорусскому народу, то есть к русским прибавляют украинцев, белорусов, татар, удмуртов, мари, черемисов, башкир и т. д., которые искони жили вместе и так перемешались, что сам черт не разберет. «Угнетенными» в этом случае остается меньше народов (прибалтийские народы, все те же евреи, среднеазиатские народы, которым, просуществуй еще СССР с десяток лет, повернули бы величайшие реки планеты, и опять – таки кавказцы), но все же немало. Надо понимать, что по мере «подпадания» соседних народов под власть русских, дела этих народов решались уже, скажем, не в Киеве, Казани и Минске, а в Москве, и прилагательное к слову «шовинизм» изменялось от «русского» через «великорусский» до «великодержавного». Но, причем же здесь русская нация? У нации есть правители, которые посылают свой народ завоевывать другие народы. Почему русская нация терпит своих правителей? Вот вопрос, на который необходим исчерпывающий ответ, на который, по–моему, еще никто не давал ответа. Просто говорят, что мы достойны своих правителей.

Приведу несколько цитат о русском народе. Фотий, патриарх Константинопольский 9 века: «Народ ничем не заявивший себя, непочетный, считаемый наравне с рабами, неименитый, но приобретший себе славу со времени похода на нас, незначительный, но получивший теперь значение, смиренный и бедный, варварский, кочевой, гордящийся своим оружием, не имеющий стражи (т.е. не охраняющий себя – бесстрашный), неукоризненный (т.е. безукоризненный) народ».

Прокопий Кесарийский (Византийский писатель 5 века): «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве …, живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они по большей части меняют места жительства. Образ жизни у них грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они неплохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. В древности оба эти племени называли спорами «рассеянными», думаю потому, что они жили, занимая страну «спораден», «рассеянно», отдельными поселками. Поэтому им и земли приходится занимать много».

Маврикий Стратег (условное наименование Византийского автора анонимного произведения «Стратегикон» 6–7 веков): «… их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране. Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, наготу, недостаток в пище. К прибывающим к ним иноземцам относятся ласково. […] У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах, в особенности проса и пшеницы. Скромность их женщин превышает всякую человеческую природу, так, что большинство их считают смерть своего мужа своей смертью и добровольно удушают себя. Они селятся в лесах, у неудобопроходимых рек, болот и озер. Необходимые для себя вещи они зарывают в тайниках, ничем лишним открыто не владеют, ведут жизнь бродячую. Не имея над собой главы, и враждуя друг с другом, они не признают военного строя. Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью изобретая много разнообразных способов. Опытны они также в переправах через реки, превосходя в этом отношении всех людей. В общем, они коварны и не держат своего слова относительно договоров; их легче подчинить страхом, чем подарками. Так как между ними нет единомыслия, то они не собираются вместе, а если и соберутся, то решенное ими тотчас же нарушают другие, так как все они враждебны друг другу и при этом никто не хочет уступить другому».

Не находите ли, что эти слова написаны как бы современным очевидцем? Ведь все, что о нас сказано в 7 веке, можно сказать о нас и сегодня. Даже «кучи проса и пшеницы», мокнущие под дождем, найдутся, если приехать к нам в конце лета.

Продолжу цитировать иностранцев через 8–9 веков согласно традиционной хронологии. По «новой хронологии» этот разрыв в 8–9 веков может быть и не так велик. Заметки в основном касаются привилегированного сословия.

Контарини Амброджо (венецианский дипломат, был в Москве в 1475–1476 годах): «Московитяне, как мужчины, так и женщины, вообще красивы собою, но весьма грубы и невежественны. Образ жизни их состоит в следующем: утро до полудня проводят они на рынке, а потом отправляются в харчевню есть и пить, так что вечером никакой уже услуги от них ожидать уже нельзя»

Крижанич Юрий (хорват, писатель и путешественник). Учился в Вене, Болонье и Риме. Жил в России в 1647 и 1659–1676 гг.: «Русское обличье не отличается ни красотой, ни ловкостью, ни свободой, а скорее говорит смотрящим людям о рабской неволе, тяготах и малодушии».

Смит Томас (английский купец и дипломат, был в России в1604–1605гг.): «… чванство, самомнение и произвол составляют присущие свойства каждого русского, занимающего более или менее почетную должность».

Олеарий (Эльшлегер) Адам (немецкий ученый и путешественник, был в Москве в 1634, 1636, 1643 гг.): «Все они, в особенности же те, кто счастьем и богатством, должностями или почестями возвышается над положением простонародья, очень высокомерны и горды, чего они, по отношению к чужим, не скрывают, но открыто показывают своим выражением лица, своими словами и поступками».

Рейтенфельс Яков (посол Рима в Москве 1670–1673гг.): «Русские в обыкновенных разговорах не прибегают, когда бранятся, как это делается обыкновенно у многих народов, к заклятиям небесными подземными богами, но доходят почти до богохульства, пользуясь постоянно бесстыдными выражениями. Рассерженные чем бы то ни было, они называют мать противника своего жидовкою, язычницею, нечистою, сукою и непотребною женщиною. Своих врагов, рабов и детей они бесчестят названиями щенят и выблядков, или же грозят им тем, что позорным образом исковеркают им уши, глаза, нос, все лицо (харю) или изнасилуют их мать».

Флетчер Джильдс (В 1588–1589 годах посол Англии в России): «Что касается других качеств простолюдинов, то, хотя и заметна в них некоторая способность к искусствам (как можно судить по природному здравому рассудку людей взрослых и самих детей), однако они не отличаются никаким даже ремесленным производством, тем менее в науках, или какими – либо сведениями в литературе, от коих, как и ото всех воинственных упражнений, стараются отклонить для того, чтобы легче было удержать их в том рабском состоянии, в каком они теперь находятся, и чтобы они не имели ни способности, ни бодрости решиться на какое–либо нововведение». […] Что касается их свойств и образа жизни, то они обладают хорошими умственными способностями, не имея, однако, тех средств, какие есть у других народов для развития их дарований воспитанием и наукою. Образ их воспитания (чуждый всякого основательного образования и гражданственности) признается их властями самым лучшим для их государства и наиболее согласным с их образом правления, которое народ едва ли стал бы переносить, если бы получил какое–нибудь образование и лучшее понятие о Боге, равно как и хорошее устройство. С этою целью Цари уничтожают все средства к его улучшению и стараются не допускать ничего иноземного, что могло бы изменить туземные обычаи. Такие действия можно бы было сколько–нибудь извинить, если б они не налагали особый отпечаток на самый характер жителей. Видя грубые и жестокие поступки с ними всех главных должностных лиц и других начальников, они также бесчеловечно поступают друг с другом, особенно со своими подчиненными и низшими, так что самый низкий и убогий крестьянин (как они называют простолюдина), унижающийся и ползающий перед дворянином, как собака, и облизывающий пыль у ног его, делается несносным тираном, как скоро получает над кем–нибудь верх. От этого здесь бывает множество грабежей и убийств. Жизнь человека считается нипочем. Часто грабят в самих городах на улицах, когда кто запоздает вечером, но на крик не выйдет ни один человек из дома подать помощь, хотя бы и слышал вопли. Я не хочу говорить о страшных убийствах и других жестокостях, какие у них случаются. Едва ли кто поверит, чтобы подобные злодейства могли происходить между людьми, особенно такими, которые называют себя христианами. Бродяг и нищих у них несчетное число: голод и крайняя нужда до того их изнуряют, что они просят милостыни самым ужасным, отчаянным образом, говоря: «Подай и зарежь меня, подай и убей меня» и т.п. Отсюда можно заключить, каково обращение их с иностранцами, когда они так бесчеловечны и жестоки к своим единоземцам. И, несмотря на то, нельзя сказать, наверное, что преобладает в этой стране – жестокость или невоздержание. Впрочем, о последнем я говорить не стану, потому что оно так грязно, что трудно найти приличное для него выражение. Все государство преисполнено подобными грехами. И удивительно ли это, когда у них нет законов для обуздания блуда, прелюбодеяния и других вопросов. Что касается до верности слову, то русские большею частью считают его почти нипочем, как скоро могут что–нибудь выиграть обманом и нарушить данное обещание. По истине можно сказать (как вполне известно, тем, которые имели с ними более дела по торговле), что от большого до малого (за исключения весьма немногих, которых очень трудно отыскать) всякий русский не верит ничему, что говорит другой, но зато и сам не скажет ничего такого, на что бы можно было положиться». Узнаете себя, нынешних, россияне?

Маскевич Самуил (литвин, офицер польского войска, участник событий 1609–1611 гг. в России): «Все русские ремесленники превосходны, очень искусны и так смышлены, что все, чего сроду не видывали, не только не делали, с первого взгляда поймут и сработают столь хорошо, как будто с малолетства привыкли. Науками в Москве вовсе не занимаются. Они даже запрещены. […] боярин Головин рассказывал мне, что один из наших купцов привез с собою в Москву кучу календарей; царь, узнав о том, велел часть этих книг принести к себе. Русским они казались очень мудреными; сам царь не понимал в них ни слова, посему опасаясь, чтобы народ не научился такой премудрости, приказал все календари забрать во дворец, купцу заплатить, сколько потребовал, а книги сжечь. Одну из них я видел у Головина. Тот же боярин мне сказывал, что у него был брат, который имел большую склонность к языкам иностранным, но не мог открыто учиться им; для сего тайно держал у себя одного из немцев, живших в Москве; нашел также поляка, разумевшего язык латинский; оба они приходили к нему скрытно в русском платье, запирались в комнате и читали вместе книги латинские и немецкие, которые он успел приобрести и уже понимал изрядно. Я сам видел собственноручные его переводы с языка латинского на польский и множество книг латинских и немецких, доставшихся Головину по смерти брата. Что же было бы, если бы с таким умом соединялось образование». Заметьте, идет начало 17 века, скоро царь Петр явится нами править.

Приведенные отзывы иностранцев о русских людях сильно меняются с течением времени. Древние авторы отзываются о русских благожелательно, отдают дань их душевным качествам, уму и физическому совершенству. С 16 века, отдавая дань уму и способностям русских людей как характеристику их индивидуальности, резко отрицательно характеризуют их в морально–этическом, нравственном плане, отражая гигантскую пропасть между власть имущим и рядовым народом. Между царем и власть имущим сословием такая же большая пропасть, как и между первой группой. Страх и беззаконие царят в русском государстве. Отсталость от Западной Европы гигантская во всем: и в образе жизни, и в образовании, и в следовании нравственным постулатам религии, и в самом их понимании; и в науке, и в производстве, и в культуре, да, в общем, – во всем. В стране напрочь отсутствует понятие гражданственности, законности, жизнь убогая, первобытная.

Понимая как аксиому то, что все народы в отправной точке своей истории имели одинаковый культурно–нравственный потенциал, а также то, что народы на практически непрерываемом морями субконтиненте Афроевразия не могли возникать разновременно (они возникли спорадически, но, по–моему, практически одновременно), необходимо ответить на вопрос: когда, как и почему одни народы отставали от других в своем развитии? Этот вопрос особенно актуален для Западной и Восточной Европы ничем естественным (моря, горы, топи, болота и т.д.) не разделенных, кроме границей, нарисованной на карте, правда, во все века чрезмерно жестко охраняемой с восточной стороны.

Из приведенных цитат древних авторов 6–10 веков следует подтверждение, что отсталость русских от самой высокой византийской культуры было совсем незначительным. Дальнейшее ускоренное, катастрофическое отставание русских от западноевропейской культуры должно было бы произойти на отрезке 10–16 веков. Уже стало общим местом, прописной истиной, что это отставание произошло во время «трехсотлетнего татаро–монгольского ига». С этим «игом» надо рассмотреть два вопроса: сколько все–таки длилось «иго», и было ли иго татарским, или еще каким?

На первый вопрос отвечаем: «татарское иго» длилось ну никак не долее 257 лет. Битва на Калке произошла в 1223 году, и потом вообще о татарах ничего не было слышно в течение 6 лет (т. е. грубо до 1230года), в 1238 году Батый взял Владимир, в 1240 году – Киев, с1248 по 1250 год Александр Невский «гостил» в Золотой Орде, Куликовская битва произошла в 1380 году, «полное освобождение от татар произошло» в 1480 году (какая–то очень условная дата, т.к. битв больших больше не было вроде бы, а «иго» оставалось ровнехонько еще сто лет). Так вот, от битвы на Калке до «полного освобождения от татарского ига» прошло 257 лет. Далее надо исключить из этого срока 6 лет, в которые после битвы на Калке о татарах вообще по всей Руси «ничего не было слышно». Следует исключить из «татарского ига» и время до взятия столиц Руси, Киева и Владимира (17 лет), ибо какое же «иго», когда в столицах правят русские князья? По- хорошему, надо исключить и время нахождения Александра Невского в Орде с «правительственным визитом», т.е. начать отсчитывать «иго» с 1250 года, когда Александр Невский получил инструкции по выплате дани. Таким образом «иго» сокращается до 230 лет. Сто лет с 1380 по 1480 годы я бы тоже исключил, ничем не доказано, что целых сто лет наголову разбитые «татары» тут же восстановили «иго». Таким образом, «иго», отбросившее Русь на обочину Европы, существовало только 130 лет. Как видим, и сегодня мы не можем очухаться от этого «ига». Покупные или амбициозные «историки» 19 века недаром старались увеличить срок «ига» в три раза, чтобы было внушительно. Интересно, написали бы они так, если бы знали, что «последствия ига» не удастся преодолеть и в 2000 году?

На второй вопрос ответили авторы «новой хронологии», которые исчерпывающе доказали, что вообще никакого «татарского ига» не было, была борьба за власть внутри одной страны. Что касается новой хронологии, то она очень доказательна, а что касается так называемой «реконструкции истории», выполненной ее авторами с опорой на новую хронологию, то здесь я с ними берусь подискутировать в соответствующем месте этой работы, к чему, кстати, они сами призывают.

Исходя из вышеизложенных тезисов и примеров, мой исторический интерес лежит за пределами царствий, завоеваний, переносов границ, династических пертурбаций и пр. Меня интересует только народ, люди как таковые, их развитие, их свершения, этика, эстетика, социальные отношения, но, прежде всего – комплекс «прав человека», его развитие, законодательное, моральное становление и реализация на историческом фоне общей истории царей и государств. Разумеется, что основным объектом исследования является моя страна, которая очень сильно и в худшую сторону отличается в этом плане от всех других, западных стран. Я хочу понять сам и попробовать объяснить другим, почему мы, русские такие несчастные, такие забитые, потерявшие искони присущий человеку позыв к сопротивлению невзгодам, отдалившие и потерявшие локти соседей–людей; почему нас не любят, особенно в западном мире и при этом жалеют (я сам это прочувствовал во многих случаях и многих странах), жалеют как бродячую больную, в струпьях собачонку, которой бросят кусок хлеба, но никогда не возьмут к себе в дом.

Поставленная мной себе задача не может быть решена только на основе исторических разноплановых сведений, здесь нужно применение тонкого инструмента к исследованию исторического материала, а именно методов массовой психологии, психоанализа человеческого «Я», разработанных Фрейдом в самом начале 20 века и только в самом его конце получивших доступ к широкой публике в нашей стране.

Я отдаю себе отчет в том, что мне придется много говорить неприятного для русского и великорусского уха, но истина, как говорили древние, дороже и буду говорить все, что посчитаю нужным для исследования феномена «умом Россию не понять», что бы обо мне ни говорили «великодержавные» критики и дураки. Единственно, что я сделаю, это прибавлю свою автобиографию, чтобы не говорили, что это написал не «истинно русский» и «истинно русский такого вообще бы не написал».

Итак, дед мой по отцовской линии, крестьянин Пензенской губернии с женой Марфой и детьми Александрой, Марией, Анной и моим отцом Прокопием по столыпинской реформе прибыл в деревню (потом город) Искитим, в 30 километрах от Новониколаевска (Новосибирска), выкорчевал лес, создал пашню, построил дом и начал жить. Пришла революция, затем коллективизация. Дед в колхоз не вступил. Началась война, лошадей отобрали, дед землю бросил, стал сапожничать, но в колхоз и здесь не вступил. Умер от рака.

Отец в 16 лет приехал в Новосибирск, работал и учился, стал геологом, начальником геологоразведочной партии, искал нефть в Кулундинских степях Алтая. В 1941 году посадили на десять лет, умер в лагерях в 1946 году, в 1965 году реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Родня по материнской линии коренные чалдоны Красноярского края, раскулачены.

Я закончил 7 классов в семи или восьми различных школах четырех различных городов, затем горный техникум, затем работал на шахте, затем закончил с отличием горный факультет Сибирского металлургического института, работал на шахтах, затем заочно закончил аспирантуру Института горного дела им. Скочинского, защитил кандидатскую диссертацию, работал заведующим сектором института ВНИИгидроуголь, затем – заместителем технического директора по науке в производственном объединении «Гидроуголь», после 1990 года занимался внешнеэкономической деятельностью на шахте, побывал в 22 странах, повидал.

Советский Союз почти весь объездил, представление имею, в Кемеровском обкоме КПСС, в Минуглепроме СССР бывал раза по три в месяц в течение более десятка лет, порядки знаю. Член комиссии Госкомитета СССР по науке и технике, неоднократно бывал в Госплане СССР, в ЦК КПСС, в Кремле пришлось побывать, куда туристов не пускают. Насмотрелся. Кому интересно, можно прочитать полную автобиографию, я ее как–нибудь напишу.

Добавка от 2005 года. Вообще говоря, вся представляемая книга – всего лишь критическое осмысление традиционной истории, основные мои продвижения – в последующих статьях, так как составить связанную историю я просто не успеваю из–за возраста.

Глава 1

Анализ истории и ее хронологии

как предпосылка к формированию русской души

Введение

Разное отношение между народом и элитой на Востоке и Западе.

Традиционная история, я полагаю, всем известна. Хронология ее тоже известна от древнего Египта, Вавилона, Древней Греции и Рима до мрачных средних веков и эпохи Возрождения. В этой традиционной истории нам, русским, отводится до конца 10 века новой эры роль современных австралийских аборигенов или, в лучшем случае, племен Африки, затерянных в джунглях, или эскимосов Гренландии. Даже до высокой древней цивилизации инков мы не дотягивали до «крещения Руси» князем Владимиром в 989 году. До шестидесяти лет своей жизни я так и полагал, не обижаясь на судьбу, породившую меня в России. «По Сеньке и шапка, по ядреной матери колпак». Я ничего не знал о критике хронологии Скалигера и Петавиуса ни Ньютоном, ни Морозовым. Я знал, что до уровня развития европейцев нам еще надо дожить, и я дожить не успею.

Но, все равно, ощущение обиды за нашу жизнь и неустроенность, за страдания народа, который оказывается все время у кого–нибудь под пятой из своих «сограждан», не оставляло меня всю прожитую жизнь. Я ясно видел, что в отношениях народа и его постоянно меняющихся «князей» в широком смысле этого слова не все в порядке. Чтение историко–художественных книг «про них» и «про нас» показывало, что на самом, что ни на есть, бытовом уровне представители простого народа и более высокого слоя его ведут себя по–разному. У нас народ забит, боязлив, подобострастен, но проказлив и всегда с недоверием и в изрядной степени скрытно обозлен по отношению к своей «элите». «Элита», наоборот, ни во что ставит свой народ, это для него презренное «быдло», которого она, между тем, все время скрытно боится.

У европейцев народ и элита более близки между собой. Разумеется, различия между ними есть и они далеко не одно и то же. Одни приказывают, другие исполняют. Но сама форма приказания необидная, приказ скорее – безотлагательная просьба. Одним словом, оно не унижает человеческое достоинство исполнителя, хотя бы внешне. В этих отношениях нельзя переступать некую грань гражданственности, общую и для элиты, и для представителя народа, ибо последует не бунт, но суд. В западных книгах меня всегда сильно смущало, что подневольный, в общем–то, человек, бесстрашно и резко вступается за свою честь как человека и зачастую апеллирует к суду или угрозе судом. И это всегда действует безотказно, «хозяин» смиряется и даже просит прощения. Мне казалось, что это просто невозможно. Раб, но не хозяин, должен смириться, притом в любом случае, и это такая же реалия, как восход солнца. Позднее я понял, что в западном мире действует закон и право, а сам по себе человек, божье создание, от рождения неким правом наделен и это право защищается.

У русских же, законы, «что дышло», а естественное право человека быть человеком, не только никак не защищается, но оно даже неизвестно большинству. Рабство, по сути, никогда не отменялось, «у сильного всегда бессильный виноват», «ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак. Я внимательно перечитал Карамзина и понял, что это «перо» царя, недаром, его поселили в Зимнем дворце, пока он писал. Я обратился к истории православной веры и понял, что эта вера – идеологический отдел ЦК КПСС, не отличишь. Я проследил возникновение и развитие крепостного права, но помещиков давно нет, а «их право» присвоили вчерашние сапожник, крестьянин–бедняк и революционный матрос, потом их заменили партийные секретари, а последних – сперва воры в законе, а потом – воры–олигархи. Элита постепенно или революционно меняется, а народ угнетенный и бесправный остается все в том же положении.

Теперь вопрос состоит только в одном, кто и когда народу дал право защищать свое человеческое достоинство, кто, когда и где провозгласил, что все мы родились свободными и равноправными? Или сам народ добился этих прав и эффективных средств их защиты? Иностранные языки народу русскому недоступны и я докажу это в соответствующем месте. Иностранные авторы по этой теме нам недоступны тем более. Приходится открывать, может быть, давно открытое. Но не ждать же, пока нам будут читать подобные курсы в школе, или, хотя бы, в институте. И так уже 1000 лет ждем. Хватит ждать.

Новохронологисты

«Новая хронология» всемирной истории открыла мне, что Древний Египет, Древний Рим, Древняя Греция, Древний Вавилон, Древние Израильское и Иудейское царства, Древние Китай и Индия не намного древнее Киевского, Ростово–Суздальского и Владимирского княжеств. Однако, и «новая хронология» в течение трех лет, с 1996 по 1999 год, по «исследованиям» одного и того же человека, А.Т. Фоменко, передвинулась, т.е. «помолодела» сразу на 700 лет. В «новохроне–1» (Н–1) Фоменко выступает неявно, на него ссылаются. «Новохрон–2» (Н–2) написан им самим, но там нет критики «новохрона–1». Значит, он согласен, и с тем, и с другим? (В приложении 2 дано более подробное изложение взглядов авторов и, что я понимаю под новохронами под номером 1 и 2).

Авторам «новохрона–1» (Н–1) хочется верить, потому, что они пишут отстраненно, не заинтересованно, да и ссылаются в основном на Морозова, которому можно верить по определению. Авторам «новохрона–2» (Н–2), наоборот, верится с трудом, потому что, все их «реконструкции» попахивают очень отчетливо идеологической целью: «русские владели всем миром», исключая Австралию, цыгане – есть бывшие ямщики, а нации евреев вовсе нет как таковой. Владели–то, владели, а почему такие, какие они есть? Нет ответа, как говорит Гоголь о «Руси–тройке». Доказательств у авторов «новохрона–2» уйма, проверить их не в состоянии ни один человек, а институтам русским, типа «имени Эрисмана» нет веры: сегодня они пишут, что мясо вредно, когда его нет, завтра пишут, что без белка жить невозможно, когда мясо появилось на прилавках. То же самое можно сказать и о сахаре, сале, «учениях» Лысенко, Вильямса, Ульянова (Ленина), кибернетике, генетике и «социалистическом реализме». Иностранные отзывы на труды авторов «новохрона–2», оценивающих их в целом, а не по отдельным мелким аспектам, мне неизвестны, да, наверное, и не появятся. Русские ученые, которые ругательски ругают «новохрон–2», не приводят доказательств, а которые приводят, то они не стоят выеденного яйца. Как, например, о выгорании солнца и уменьшении его диаметра на 0,1 процента.

Носовский и Фоменко на многих страницах со многими иллюстрациями доказывают, что в составе «трех волхвов» находится женщина, а затем голословно утверждают, что это Малка, мать Владимира, крестителя Руси. Но ведь эта женщина может быть кем угодно, начиная от Клеопатры, женщины–папы Римского Джованны, знаменитой хазарской принцессой Атех и, кончая, Жанной Д` Арк.

Интерпретировав слово «монгол» — «могол» с греческим «мегалион» — великий, как единственно возможную интерпретацию, хотя можно придумать десятки других, авторы тут же расширили это значение на русских, которые завоевали весь мир, хотя сами жили в курных избах–ямах посреди леса, не знали «голландских» печей в суровых зимних условиях и ходили в лаптях по весенней распутице. Ничего себе, «великие».

Читатель, если ты у меня окажешься, прочти еще раз о «происхождении цыган» в приложении 1, я там добросовестно переписал Носовского и Фоменко. Цыгане любят лошадей, значит они ордынские ямщики. Как так вышло, что, «поработав в Руси–Орде ямщиками», вдруг оставили это дело русским, а сами стали ворожить, воровать, обманывать, спекулировать, а в настоящее время сбывать наркотики? Как только очередной промысел приходил в упадок, цыгане немедленно его забрасывали, находя все более и более криминальный и вредный для остального общества, в котором они жили. Что же они не стали машинистами паровозов и шоферами? А куда деть науку этнография и переплетающиеся с ней науки этногеография, этнолингвистика, этнонимика, этнопсихология? А где антропология, антропологический тип, антропогенез, антропометрия? Знают ведь, что редкого цыгана или цыганку можно спутать с русскими. Знают, поди, что цыган ученые относят к индийской расе? Как это они переродились, пока ямщичили в Руси–Орде? И, кстати, как быть с русскими ямщиками? Ведь всего 50 лет назад в крупном городе на главном проспекте можно было на пальцах пересчитать все проезжавшие автомобили, всех шоферов город знал в лицо как членов Политбюро ЦК КПСС. Железная дорога через Сибирь к Тихому океану построена только в начале 20 века, до 20 века на лошадях ездили. Куда же девалась эта орава? Никак в цыган превратилась? Это так по–детски, что не веришь уже и серьезным исследованиям авторов «новохрона–2», какие, разумеется, имеются, например «разделение» Ивана Грозного на 4 части, «опричнина», Куликовская битва и т.п.

Или, взять «историю происхождения евреев», переписанную мной у них (приложение 1) дословно. Каста ордынских бухгалтеров и казначеев за 200 лет приобрела семитские черты лица, очень специфические черты характера, в корне отличающиеся от черт характера всех народов, среди которых жила. Скорее цыган и евреев можно считать родственниками, и по чертам лица, и по их стремлению жить на чужой счет. Спросить бы у авторов, куда девались хазары, иудейского вероисповедания? Они, что, до евреев, еврейскую веру имели? Если принять версию «новохрон–2» (Н–2), то иудеев в Западной Европе до 14 века вообще не было, а с 1615 года им «приказано выйти из Вормации», а оставшихся переселили в гетто, в котором и жил в Вене выдающийся еврей Зигмунд Фрейд в 20–х годах 20 века. А потом за них взялся Гитлер. В России евреи жили свободнее, только перед Октябрьским переворотом 1917 года их притесняли черносотенцы. Можно ведь на основании этого сказать, что евреи – это русские сборщики дани Руси–Орды, которых не любили на Западе, так как они собирали с них дань в пользу русских. Но ведь так и сказано. Что, русские наняли собирать дань каких–то иностранцев? Самое святое и отдать черт знает кому? Конечно, русские сами собирали, а потом незаметно превратились в евреев, написали кучу книг, не умея писать, пронизали все страны и народы, заняв там первенствующие места. А в России кто остался? Нынешние страдальцы, переставшие превращаться в евреев, хотя дани наше государство собирает побольше чингиз–хановой? Да, если хорошенько посчитать, евреев во всем мире окажется больше чем русских. Их с китайцами можно сравнивать по численности, тем более что одних евреев с фамилией, например, Малышев или Гонтов (гонт – дощечки на крыше церковных куполов в виде луковицы) я лично знаю немало. А с фамилией Смит или Майлер? Да и тот же Ульянов – доказано, ведь тоже еврей. Надо же, как расплодились «русские ордынские казначеи»? А, открытие Америки? Во всей Европе никого не нашлось кроме русских, не видевших сроду моря, чтобы завоевать сперва Европу, а потом поплыть открывать Америку с востока, через Атлантику, а одновременно и с запада, через Тихий океан. Зачем нам понадобился скандинав, Беринг, спустя двести лет? Наверное, для того, чтобы описать и нанести на карту русские «завоевания», а то сами–то писать не умели, умели только «открывать». А как быть с папирусными лодками Тура Хейердала, которые он скопировал с древнеегипетских, и переплыл на них Атлантику вместе с нашим Сенкевичем из телевизора? А никакого Египта вообще не было. Были бедуины и ничем больше не занимались, как захоронением наших русских полководцев, покоривших весь мир. Ладно, завоевали мы весь мир, Библия вся с нас списана, а потом что? Превратились в самых жалких на земле «людишек», живущих на подаяние Западного мира? Даже Китай обеспечивает ныне свои полтора миллиарда жителей своей едой. А нам меньше ста пятидесяти нечем кормить. Если бы не нефть и газ, давно бы с голоду перемерли со всеми своими якутскими алмазами и сибирско–магаданским золотом. Неужто, коммунисты довели за 70 лет? Если рассмотреть «новохрон–1» как концепцию Морозова, «главного» основателя «новой хронологии», а упоминание о Фоменко в ней посчитать просто данью уважения к нему, как продолжателю дела Морозова, и сравнить его с «новохроном–2», то можно сделать следующие заметки, которые я приведу в таблице.

 

 . «Новохрон–1» (Н–1).

«Новохрон–2» (Н–2).

История начинается с 3 века новой эры

История начинается с 11 века н.э.

3 век. Библейский Моисей – император Византии Диоклетиан. Чисто военное государство, 243 год. Египет, как усыпальница византийских царей. Египтяне радуются, когда царь умрет, есть работа по строительству пирамиды. Моисей вел евреев в страну обетованную не из Египта в Палестину, а от Везувия через Неаполитанский залив на Босфор, где и основал империю в Царьграде.

11 век – расчет пасхалии. Византийская империя. 1053 год – рождение Христа, распят в 1095 году. На Руси князь Владимир, его мать Малка и его военачальник Каспар пришли к Христу как волхвы и приняли христианство. Власть на Руси двойная: военная – главная: ханы или атаманы, светская — второстепенная, для населения, князья.

4 век. Христос – император Юлиан (род.331, правил 361–363 гг.) в Византии, царствовал всего два года, но остался в веках. Путешествовал по западной Европе, создал юлианский календарь.

Папа Григорий Гильдебрант – Иисус Христос.

395 год. Написан Апокалипсис. Никакой Библии еще нет. Нет Нового завета (Евангелий). 518–527 годы – Троянская война между Византией и Римом за «отпадающие» от Византии владения. Троя – это Неаполь.

12 век темен. Ничего о нем не известно.

5 век. Войны, мелкие события.

13 век. Появились различия в христианстве. Русское влияние в Византии усилилось, и византийский император был вынужден проводить прорусскую политику. В ответ Запад начал и совершил 8 крестовых походов с 1096, с распятия Христа, по 1270 год. В 1204 – 1261 годах Запад владел Византией. Православие было только в Никеях, небольшой области в Малой Азии, и в русской земле. В 1261 году русские при участии Никеи берут штурмом Царьград. Это и есть начало монгольского нашествия («великих», но не монголов). «Вообще, 13 век – это темная и глубокая древность. Лишь с момента великого = монгольского завоевания история проясняется».

6 век. Троянская война. Начало реальной истории Италии.

14 век. Поволжье и северное Причерноморье объединил хан Георгий Данилович, он же Рюрик, он же Чингиз–хан, а затем его брат Иван Калита, он же хан Батый завоевали весь мир. Георгий похоронен на царском кладбище Византии – усыпальнице византийских императоров – Гизехское (казацкое) кладбище в Египте. Пирамида Хеопса – это Рюрик там захоронен.

7 век. Установлена Пасха. Начаты Евангелия.

1363 –1389 годы Дмитрий Донской, внук Ивана Калиты – Батыя, силой возвращает себе престол, захваченный темником Вельяминовым – Мамаем, затем он изменил правила наследования престола: от отца к сыну. Ранее наследовал младший брат.

8 век. Возникновение Ватикана. Карл Великий. Крупное строительство в Риме. Первые наметки Корана.

16 – начало 17 века. Фальсификация истории историками династии Романовых. Печать Ивана Грозного с изображением Перми и Вятки, как пример.

7 – 8 века – начало иконоборчества, оно разделило единую христианскую церковь на Запад и Восток (католичество и православие).

17 век. Развал Монгольской империи. Гонения на евреев (1615 г.). Возникли гетто. Евреи –это иереи, они сопровождали войска русских завоевателей в качестве проповедников, потому и написали Библию

800 год – император Запада Карл Великий перенес выходной день с субботы на воскресенье, грань между мессианами (первичными евреями) и евангелическими христианами. Начались гонения на евреев.

Отражение в русском народе прежнего великодержавного господства: плохо дрессируются, дух вольности, дух хозяев империи. Силен здравый смысл, поэтому скептически относятся к «писаным законам», ибо законы писаны не для них, а для других, завоеванных. Сочетание вольницы с глубоким монархическим чувством. Готовы умереть за царя, отечество. На Западе легче склоняются перед законом,

9 век. Начало Англии. 855 год — папа – англичанка Джованна (16–17 века в традиционной хронологии). В это же время в Византии правят сестры Зоя и Феодора. В христианстве оргиастический культ, скульптурные фаллосы в храмах. Реформы 11–12 веков объявили оргии в храмах дьявольщиной. «Безумные» праздники запрещены во Франции в 1430 году. У русских Иван Купала в 15 веке объявлен языческим праздником, но Иван Купала – это Иоанн Креститель. Начало власти турок в Месопотамии.

ибо они покоренные, стало быть, послушные.

 При осмысливании правого столбца таблицы, меня не оставляет чувство какой–то подозрительности, неуверенности, какой–то искусственности происходящего. Закрадывается сомнение. Ощущается, прямо–таки, физическое, исходящее изнутри, неприятие, как будто передо мной нечто, наперед заданное, вместе с тем сомнительное, как доклад генерального секретаря ЦК КПСС на очередном съезде партии. Мне кажется на быстрый взгляд, что в хронологии правой части таблицы надо что–то куда–то «подтянуть», приблизить, совместить, хотя «это» не подтягивается, не приближается, противится. Образовываются новые «лакуны» взамен устраненных «новохроном–1» в традиционной хронологии, названные «новохронистами–2» «темными». Как так, было все светло в 11 веке, и вдруг, все «потемнело» до крестовых походов. Я уже не говорю о том, что неизвестно куда девать в такой хронологии Сократа, Платона и Аристотеля, ведь они были же? Римский папа–Гильдебрант–Христос правил в Риме, которого еще не было (по Н–2 его основал Иван Калита как Ватикан – Батый Хан), потом его распяли в Византии. И начались Крестовые походы.

Прочтите еще раз про 12–13 века. «Появились различия в христианстве. Русское влияние усилилось в Византии. Она вынуждена проводить прорусскую политику. В ответ запад начал Крестовые походы». Как же так? Гильдебранта распяли в 1096 году. Сразу же начались походы? Немедленно? У «новохронистов–1» сам Гильдебрант призвал к Крестовым походам, и начались они только через 20 лет с его посвящения в сан. А у «новохронистов–2» – в тот же год. Да и как его могли распять в Византии, если он римский папа? В командировку ездил? Походы начались, правда, не из–за папы, а из–за каких–то таинственных «разногласий в христианской религии», которые от нас «новохронисты–2» тщательно скрывают. Зачем скрывать, расскажите. Ведь всем известно, что крестоносцы «освобождали гроб Господень», это во всех хрониках написано, все хроники не подделаешь. Да и как у них оказалось, что 12 век совершенно уж «темен»? Все сто лет шли Крестовые походы, воевали почем зря, начиная с 1096 года и аж до 1270 года, и вдруг – «темен». Рассказали бы, что все–таки там было, поделились информацией. Но, нет «темен», и взятки–гладки.

Это очень похоже на попытку уместиться в «прокрустово ложе», проплыть между Сциллой и Харибдой, не съеденными, то есть зачеркнуть всю мировую историю до появления на свет Владимира Святого с мамой Малкой и «полководцем Каспаром», а также Рюрика с Иваном Калитой. Они, дескать, и начнут всю историю. Не знаю, пытались ли они сделать попроще, «удревнить» самих Владимира, Малку и Каспара вместе с Рюриком и Калитой? Наверное, пытались, но ничего не выходит. И так между Владимиром и Рюриком образовалась, как они называют, «лакуна», никаких движений на Руси–Орде, когда весь мир «кипит» в Крестовых походах.

Почти всю эпоху Крестовых походов русские «цари–ханы», одним словом «великие», тихо сидели в своем медвежьем углу, дожидаясь прихода Габсбургов к власти, чтобы подделаться под них, хотя «новохронисты–2», потратили уйму бумаги, чтобы доказать обратное (см. ниже). Из–за этого «сидения» разница в 700 лет между Н–1 и Н–2, а это ведь большой срок, как–то быстро сошла на нет.

Обращает на себя внимание также тот факт, что авторы Н–2 не приводят данных о надежности своих исследований. Все выводы у них основаны на математической статистике, которая располагает огромным количеством критериев оценки надежности получаемых результатов исследования, как доверительные интервалы, принадлежность нескольких групп данных к одной генеральной совокупности, тренды в статистиках и так далее. При этом всегда указывается, что данный результат имеет надежность такую–то, а читателям предоставляется возможность судить, достаточна ли она для принятия того или иного факта за истину. Ничего этого авторы Н–2 не приводят за редким исключением. Поэтому, несмотря на то, что они ссылаются на математические методы, которыми они, дескать, воспользовались, мы должны им просто верить, но не оценивать их результаты исследования. Другими словами, упоминание ими про математику не доказательство, а просто реклама. «Новохрон–1» тоже не сегодня обоснован.

Но некоторые утверждения «новохрона–2» надо подвергнуть дополнительной, к ранее высказанной, логической критике. Я считаю доказанным, что завоевание Константинополя «турками» произошло не изнутри, из Малой Азии, а с Балкан. Это хорошо доказано в «новохроне–2». Но вопрос, кто завоевывал, по–моему, остался открытым. Утверждается, что это русский Моисей, на том основании, что по Библии «вода расступилась и стала стеной», когда проходили люди Моисея, а потом воды опять сомкнулись. Нам говорят, что это Моисей прошел по льду реки, а назавтра, когда подошла погоня, река вскрылась, преградив ей путь. Во–первых, речной лед не библейская вода, которая «стеной стояла справа от войска Моисея». Во–вторых, объяснение этой ситуации отгоном воды в неаполитанском заливе восточным ветром по другой гипотезе имеет такое же, если не большее, право на жизнь. И в третьих, гораздо правдоподобнее выглядит то, что это крестоносцы завоевывали вместо турок Константинополь, а историки написали, что они Иерусалим брали, которого по версии самих «новохронистов–2» до самого Наполеона не существовало. (Это очень важный вопрос и я на него обязательно отвечу в дальнейшем, назначив ответственным за него Козимо Медичи).

Объяснение «манны небесной» для людей Моисея, что это снег, на котором варили пищу в период чумы, тоже далеко не исчерпывающее. Но, только на этих, и ни на каких иных, предпосылках, строится утверждение авторов, что и Моисей, и его евреи – суть русские люди, а идут они из Руси – Египта через Болгарию покорять Константинополь – Царьград. Может быть, здесь участвуют другие народы и силы? (Забегая вперед отвечу: да, другие силы, выраженные в деньгах Медичи).

«Новохрон–1» трактует Иисуса Христа как императора Византии Юлиана (Василия) Великого (361–363 гг.), родившегося в 331 году. В 363 году перешел реку Тигр и якобы недалеко от этого места умер от ранения копьем в бок. Сопоставляется этот факт с распятием (столбованием) знаменитого восточного ученого Асы (Юлиана) 21 марта 368 года и его возвращение к жизни после снятия с креста при наступившем лунном затмении. Религиозные восстания по этому поводу в Сирии и Палестине. Аналогами этого «сборного» персонажа являются также пророк Илия, Александр Север, Александр Великий (Македонский). Какой–то из них фактический персонаж имел имена на многих языках, затем разделился и попал в разные времена. Отражен в легендах о Кире младшем, индуитском Кришне, тибетском Будде, библейском Илии, бальзамирован как Рамсес Великий. Император Юлиан юношей был в Назарете в устье Лауры, Каннах Галилейских (Галлия – греч. Франция, сев. Италия), ввел юлианский календарь. Его возвращение в Царьград описан в Евангелии, как вход Иисуса в Иерусалим.

«Новохрон–2» трактует Иисуса Христа как папу Григория VII Гильдебранта (1020–1085, папа с 1049, 1053 (1054)) – знаменитая дата в истории всемирной церкви, раскол западной и восточной церквей), причем очень доказательно. Я, например, полностью согласен с изложенными доказательствами. Гильдебрант родился в Италии, с его именем связана крупнейшая реформа западноевропейской церкви. Приводятся слова Григоровиуса: «Отношения, в которых стояла церковь к миру… Гильдебрант подверг полному преобразованию, и это был один из самых великих насильственных переворотов, известных в истории». Автор безбрачия священников, первый выдвинул и провел в жизнь идею крестовых походов, определивших лицо и характер последующих трех веков. Официальным идеологическим документом, на котором была основана эта –церковная реформа, были «возродившиеся Евангелия». Последствием насильственного переворота в жизни Западной Европы была ожесточенная борьба, длившаяся целых пятьдесят лет между сторонниками старой и новой церкви (реформаторской, евангелической). Несмотря на яростное сопротивление могущественных слоев европейского общества, Гильдебрант принудил церковь и светскую власть к повиновению в рамках новой доктрины. Организатор церкви в ее евангелических формах. (Я же думаю, что Гильдебрант – это Козимо Медичи).

«Новохрон–1» пишет (см. выше): В 1073 избран папа Григорий Гильдебрант. Он впервые внес в церковь дух цезаризма. При нем римская церковь присвоила себе множество прав, зачастую курьезных. Так он считал себя государем Руси, потому что выгнанный из Новгорода князь, посетивший Рим, объявил свою страну ленным владением Ватикана. Он считал себя государем Венгрии, вступив на престол, папа немедленно послал кардиналов в Испанию, на Корсику, Сардинию, в Скандинавию, в Польшу, Англию, совершенно серьезно считая их своей собственностью. Высокомерное отношение к царям, желание выступить в поход на Восток, откуда столь невероятное поведение? Причина в книгах в Евангелиях. Власть Христом завещана св. Петру, а папа полагал себя его наместником. Поэтому его власть выше всех властей. (Власть денег Медичи, но об этом – в своем месте).

Далее сказано: Евангелия стали широко известны к 11 веку, но никаких дат в них нет. Датировка евангельских событий выполнена после расчета даты рождения Иисуса, т. е. через полтысячи лет после Григория VII. Конечно, при нем распятие Спасителя воспринималось, как событие произошедшее недавно. Только этим объясняется энтузиазм крестоносцев, которые через 20 лет после избрания Григория Гильдебранта папой ринулись освобождать «гроб Господень», хотя по современным представлениям традиционной хронологии прошло более тысячи лет. (Очень хорошие данные, чтобы назначить ответственным Медичи).

«Война» Григория VII и Генриха IV. Григорий полагал, что именно он назначает духовенство и наделяет его землей, хотя раньше это делали германские императоры. Генрих IV, ранее утвердивший избрание Григория VII, направил ему свой указ о смещении, но в свою очередь, Григорий отлучил императора от церкви и объявил его низложенным с трона. От Генриха отвернулись германские бароны, он ведь перестал быть помазанником божьим. Смиренный император поехал просить прощения в Рим. Папа снял с него отлучение и вернул ему трон, а Генрих, вернувшись домой, тут же издал новый указ о смещении папы. И папа снова отлучил его от церкви, но это уже никто не воспринял всерьез. Вопрос никак не решался. Генрих назначил «антипапу» Климента III, Григорий способствовал избранию нового германского короля Рудольфа. В 1084 году император взял Рим и разграбил его. Папа бежал и обратился за помощью к норманнам, к тому времени захватившим Сицилию. Те, конечно, откликнулись на зов и разграбили Рим еще раз. (Как не покажется странным, но и это вписывается в борьбу католичества с протестантством).

Карамзин пишет: «Изяслав (великий князь, Дмитрий, 1054–1077 – примечание мое) обратился к папе, славному в истории Григорию VII, хотевшему быть главою всеобщей Монархии, или Царем Царей и послал в Рим сына своего. Жертвуя властолюбию и православием восточной церкви и достоинством государя независимого, он признал не только духовную, но и мирскую власть папы над Россиею; требовал его защиты и жаловался ему на короля польского. <…> Таким образом, Изяслав, сам не имея тогда власти над Россиею, дал повод надменному Григорию причислить сию державу к мнимым владениям св. Петра, зависящим от мнимого Апостольского наместника. <…> Изяслав совершенно уничтожил на Руси смертную казнь. По излишнему ли человеколюбию, или для сохранения людей?», иронизирует наш главный историк.

Как бы там ни было, «цезаризм» и «насилие» не вяжутся с образом Христа, хотя в Н–1 приводится очень многое, идентичное в эпизодах жизни Христа и Гильдебранта. По «человеколюбию» к Христу ближе все–таки император Юлиан. Эрнест Ренан подробно анализирует раннее христианство и его переход к католичеству, но это уже отдельное, мое исследование.

Если уж зашла речь о Карамзине, то читать мне его стало противно, как только закончилось введение и первый том. Ощущение от Карамзина, как от слащавых прилюдных восхвалений наших генеральных секретарей, пока они не померли, и от неумелого ретуширования действительности, так, что видно, откуда ноги растут. Правда, Карамзин был великий мастак по этой части, не чета современным. Да и присмотр за ним был хороший, в Зимнем дворце жил, при ноге хозяина истории. Не забалуешь. Из всех томов Карамзина не узнаешь ничего о том, как жил и формировался народ. Народом там и не пахнет. Только бесконечные князья, их войны, подлость. Это тоже немало для представления о нашей правящей верхушке, элите нации, так сказать. Карамзин без конца раздувает совершенно незначительные законодательные акты самодуров, стараясь показать, что и у нас есть подобие закона, но все равно видна тщетность его усилий. Он всячески старается скрыть российские гадости, чуть не на коленях молится на самодержавие, православие, ругательски ругает Ивана Грозного. А мы удивляемся, кто позволил? Как осмелился? Да, специально разрешили поругать фантома. Спасибо авторам Н–2, надоумили. Из истории Карамзина ничего нельзя понять. Она напоминает репортаж о футбольном матче по радио: передача – удар, еще удар, опять передача, удар, го–о–о–л! История описывает каждое движение, каждый шаг, но только князей, но не народа. Это история князей, а не государства. Государство же состоит не столько из князей, сколько из народа. Конечно, кто бы позволил Карамзину описывать историю народа? Это можно делать только для себя или за свой счет для других. Но у Карамзина было мало денег, вернее, у помещика Карамзина не хватало денег на бесплатное писание. Он еле–еле набирал со своих крестьян–рабов на свое пропитание. А вот с царя он получал дополнительные деньги или блага, а кто «обедает девушку, тот ее и танцует». Что возьмешь с бедного помещика?

Закончил о Карамзине и задумался. Уж очень я резко о нем написал, хотя все и правильно. Надо вспомнить, что Карамзин много сил приложил, чтобы убедить молодого Александра I в необходимости преобразований в стране, да Александр это и сам видел в Западной Европе, пока жил в Париже после победы над Наполеоном. Но недаром говорят, что окружение делает королей. Как вернулся в Россию, как попал в руки своих ж…в, как зализали ему «тыльный» проход, все позабыл. Вспоминаю, как мы любили Ельцина, как боготворили, как верили ему, пока он стоял на танке, ходил в районную поликлинику и ездил на троллейбусе. И что с ним стало через год? Демократов своих всех разогнал, на Кремль потратил столько денег, что вызвал зависть у самого Клинтона, президента самой богатой страны в мире, который при всем желании не мог потратить столько денег на свой Белый дом из бюджета. Как Ельцин переплюнул всех царей и генсеков коммунистов в благоустройстве своей жизни, когда зарплаты учителя хватало всего на один хлеб и они, протертые до дыр свои воротники прикрывали белыми пришивными воротничками. В общем, зря я наговорил на Карамзина, хотя он этого и заслуживает. Но вычеркивать не буду, чтобы верили ему через слово.

Продолжим сравнение данных таблицы 1. Очень разные данные относительно турок. В «Н–1» турки – это коренные жители страны, где они и сегодня живут. Только большая часть страны приняла мусульманство, а меньшая – византийская верхушка, осталась в христианстве. Все это доказывается, на мой взгляд, основательно (см. табл.1). Авторы же Н–2 ставят все с ног на голову. Турки у них – это русские казаки – атаманы. Хотя на каждого казака атамана у них и не хватает. Как они попали туда? Очень просто: завоевали, местных всех уничтожили (Моисей с Навивным), а сами остались жить. Почему они все поменяли православие на мусульманство, авторы Н–2 нам объяснить забыли. Как размножались, тоже не объяснили. Хотя в случае с захватом Китая русскими казаками–манжурами объяснили: ассимилировались с китайцами. Но тут–то ассимилироваться не с кем было: женщин тоже всех убили, очищая страну от заразы. Нестыковочка. Откуда сегодня турки взялись? Неизвестно. Завоеватели–то все, поди, перемерли бездетными? А я думаю, зачем же так тщательно доказывается, что завоевание Византии шло не из Малой Азии, а с Балкан? Нельзя же было их «послать в Турцию» через Кавказ. Хотя, наверное, этот «вопрос» изучался, что видно из приведенного ими сравнения армянских католикосов с западноевропейскими правителями и иудейско–израильскими царями.

Магомет II Завоеватель в левой колонке, естественно турок, в правой колонке – также естественно русский, царь Иван III. Как он среди казаков оказался, смотри ниже, о Владимире и Малке, Каспаре–Рабсаке.

Рассмотрим гонения на евреев. По Н–1 гонения на евреев были начаты впервые около 800 года в результате разделения христианства на восточное и западное. Второе гонение – около 1450 года в период после взятия Константинополя, несостоявшейся унии православной и католической церквей. По Н–2 – одно гонение, после того как евреи помогли Западу «разложить Русь–Орду на составные части, с приходом к власти Романовых, с учреждения еврейского праздника «пурим» (8 марта, Есфирь, Юдифь). Хотя, за что бы это? Ересь «жидовствующих» Романовых так помогла Западу в освобождении от Русско–Ордынского ига. Этот вопрос очень интересный с точки зрения формирования русского характера и будет рассмотрен специально и отдельно.

Н–1 рассматривает «татаро–монгольское иго» на Руси, как период крестовых походов, носителями этого ига считает крестоносцев, объединивших свои Ордена (Тевтонского, Меченосцев и другие) для этой цели. Шли они на Русь из Татр, уже после захвата Константинополя. Орда – это по–русски «орден». Вообще, классическое понятие слова орда по–русски – это огромная беспорядочная толпа. По Н–2 никакого ига вообще не было, а орда – это регулярное русское войско. Почему это регулярное войско и беспорядочная огромная толпа в умах русских объединились в одно и то же понятие – тема специального нашего большого исследования в соответствующем месте.

Н–1 и Н–2 не согласны и в вопросе по поводу крещения Руси и выбора веры на Руси. Первые говорят об одном изменении веры, с католичества на православие, вторые насчитали четыре крещения на Руси, без их деталировки, но что мы раньше крестились двумя перстами как католики, умалчивают. Это тоже тема специального исследования.

Н–1 утверждает, что первая Библия была составлена в Испании, раньше всех в Библии появился Апокалипсис, потом уже – Ветхий завет, а еще позднее – Новый завет. Все написано евреями. Про русских в Библии, как и положено по их младенчеству, – ни слова. Н–2, наоборот, утверждает, что вся Библия написана про русских, естественно, ими самими, а евреи – те же русские, только появились позднее, специально, собирать с западноевропейцев дань и подсчитывать, сколько набрали. Библию не писали, превращение русских в евреев – «длительный эволюционный процесс», но не более 200 лет, так как сама «империя» Руси–Орды столько просуществовала.

Н–1 уделяет большое внимание раннему периоду христианства, периоду оргиастического культа, последовавшей за этим борьбе за чистоту нравов. Н–2 делает вид, что христианство вышло из пеленок зрелым, совершенным.

Н–1 заостряет внимание читателей на факте переноса императором Священной Римской империи Карлом Великим выходного дня с субботы на воскресение, чтобы отличиться от евреев. Н–2, наоборот, специально, по–моему, опускает этот факт, так как евреи – те же русские, а император Карл – тоже русский, «отражение» Ивана III тоже Великого. Поэтому, как он мог что–то отменять, неодушевленный, фантомный? А сам Иван III ничего не отменял, непонятно только, как перенесли на Руси выходной с субботы на воскресенье.

Троянская война по Н–1 небольшая война около Неаполя. Троянская война по Н–2, наоборот, длилась в течение всех Крестовых походов, около 200 лет, правда, русские участвовали в ней мало, в самом конце, чтобы переломить ее ход, и вместо крестоносцев взять Трою–Царьград, а затем посадить там русских, править.

Н–1 пишет, что турки сохранили христианскую церковь в неприкосновенности, Н–2 пишет, что мусульмане вообще очень дружили с православными и воевали вместе, одной армией, только под разными знаменами: одни с крестом, другие – с полумесяцем.

«Новохрон–2» в «Реконструкции всеобщей истории» (глава 4), «расшифровывая» трех волхвов, сообщает: «4.3. На многих старых изображениях поклонения волхвов один из волхвов – женщина». Это утверждение исчерпывающе доказывается. Далее: «Возможно, что Владимир со своей матерью лично посетил Царьград. Очень может быть, что это посещение и было описано в Евангелиях как поклонение Волхвов – «Монголов». Далее уже утвердительно идет: «К Христу явились царь с царицей из далекой страны Волховии или Волговии, Валахии, Болгарии, одним словом, пришли волхвы. Оба, естественно, — славяне. Царя зовут Владимир, то есть Владеющий миром, сокращенно Влад. Он и отразился в новозаветной истории как Валда–царь, то есть Валта–сар, то есть Владимир–царь. А русскую царицу звали Малка. В новозаветной истории это имя превратилось в Мелькиор или Мельхиор». Переход к третьему волхву, в главке «4.5 Кто такой третий волхв Каспар»: «Ассирия – это средневековая Русь–Орда. Ассирия или Ассур, она же – Асур или Сирия, она же – Ашур – это просто обратное прочтение трех известных средневековых названий страны: Россия (то есть Ассирия, Ассур), Русь (то есть Асур, Сирия) и Раша (то есть Ашур). Таким образом, прочитывая по–арабски или по–еврейски (?), или по–древнеегипетски библейское выражение «Ассириец Рабсак», мы получаем «русский Каспар». Выходит, что третий волхв – это русский, полководец Каспар».

Интересный вопрос: откуда взялся еврейский язык в середине десятого века, когда самих евреев по версии «новохрона–2» вообще еще не было? Они ведь «появились» в результате «русь–ордынского завоевания», которое произошло в середине 14 века, а надо было еще лет 200–300, чтобы «ордынские сборщики налогов и казначеи» организовались в самостоятельную нацию, со своими языком, культурой, вероисповеданием, хрониками, не говоря уже про Ветхий завет, который все–таки написали евреи. Да, для этого и 200–300 лет мало.

Еще интересный вопрос. «Новохрон–2» однозначно утверждает, что ордынская власть (хан) выше княжеской гражданской власти. Значит Каспар–Рабсак должен быть главой «делегации». Глава «делегации» почти на всех приведенных в их книге иллюстрациях (рис 2.24 – 2.48) – глубокий старик, для полководца слишком стар.

Проанализируем дальше приведенные в «новохроне–2» иллюстрации, «доказывающие», что изображены Владимир, его мать и их начальник, воевода Каспар–Рабсак. На 9 из 20 иллюстраций однозначно видим: дедушка и молодые муж с женой, часто жена очень молодая, стоят рядом, как «молодые» перед фотографом в ЗАГСе, чуть ли не обнявшись. В 11 случаях из 20 дедушка на коленях, в 3 случаях «молодые» на коленях, в 1 случае все трое на коленях, в остальных случаях – не поймешь. В одном случае все трое лежат под одним одеялом, старик и женщина спят, мужику не спится – глаза открыты. В 3 случаях дедушка – второстепенный член «ходоков». В 1 случае старик с неженатым еще юношей. В 1 случае гордая «балерина» рядом с преклоненным дедушкой, «незамужняя». В 1 случае два сверстника–мужика стоят на коленях, а молодая любопытная приживалка из свиты Богородицы, назначенная «новохронистами» играть роль мамы–Малки, любуется на коленопреклоненных мужиков. На 1 иллюстрации – дедушка с престарелым сыном стоят на коленях, а невестка–молодуха или дочка престарелого сына стоит на ногах. Ни на одной иллюстрации в женщине нельзя признать даже средний возраст, не говоря уже о более старшем по отношению к «сыну». Везде они выглядят как молодожены. Где «новохронисты» взяли, что женщина эта является матерью этому здоровенному молодому мужику, чуть ли не пытающемуся при всех залезть ей под юбку? Значит, Малки тут нет, а про остальных можно говорить все, что угодно. Правда, бородатых много, но посмотрите, сколько римских пап носили бороду? Не все же они русские? Против Ивана Калиты, он же хан Батый, основавшего Ватикан (Батый–хан), я пока не спорю.

Оставим иронию в стороне и спросим: что, только на том основании, что на старых картинах, изображающих среди волхвов женщину, построено все доказательство, что христианство Русь приняла непосредственно от Христа? По–видимому, да. Именно на этом основании, больше никаких доказательств «новохрон–2» не приводит. Сразу же «Новохронисты–2» продолжают: «Получается следующая картина. На поклонение к Христу в 11 веке (можно писать прямо к Гильдебранту (1020–1085) или к «отцу народа» Козимо Медичи (1389–1464)) явились не какие–то «пастухи» со своим мычащим стадом, – как стали потом иногда изображать этот сюжет на своих картинах западные европейцы, а – ВЫСШАЯ СВЕТСКАЯ И ВОЕННАЯ ВЛАСТЬ (прописные буквы авторов Н–2) тогдашней византийской фемы Руси–Скифии–Турции». Кто доказал, что Русь–Скифия–Турция – фема Византии? Никто. Кто слышал или знал про Турцию в 11 веке? Никто. Ведь в «Турции» была Византия со столицей в Константинополе или Царьграде. Стамбула еще не было. Ведь сами авторы весь 11 век посвятили только описанию волхвов и ничему другому, а о 12 веке только и сказали, что он «темен». Допустим, о Скифии немного написал Геродот, но Геродота согласно «новохрону–2» еще тоже не было. Он родится позднее. Русь была крещена Владимиром Святым в 998 году согласно традиционной истории, но согласно «новохрону–2» в 998 году люди на деревьях сидели. Какая ВЫСШАЯ СВЕТСКАЯ И ВОЕННАЯ ВЛАСТЬ? Объяснение находим в книге Библейская Русь, том 1, стр. 87: «Но мы утверждаем нечто большее. Одна из наших основных гипотез состоит в том, что КАЗАЧЬИ ВОЙСКА НЕ ТОЛЬКО СОСТАВЛЯЛИ ЧАСТЬ ОРДЫ, – ОНИ ЯВЛЯЛИСЬ РЕГУЛЯРНЫМ ВОЙСКОМ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА. Таким образом, ОРДА – ЭТО БЫЛО ПРОСТО РЕГУЛЯРНОЕ РУССКОЕ ВОЙСКО» (выделение всюду авторов). Какое же войско может быть в феме Византии, то есть в подвластной Византии провинции – России? Да еще и регулярное. Далее авторы продолжают: «По–видимому, современные термины ВОЙСКО и ВОИН, – церковно–славянские по происхождению – не были старорусскими терминами. Они вошли в постоянное употребление на Руси лишь с 17 века. А старая русская терминология такова: орда, казак, хан. Потом терминология изменилась» … «Татаро–монгольское иго было просто эпохой военного управления в русском государстве. Никакие чужеземцы Русь не завоевывали. Верховным правителем являлся полководец – хан = царь, а в городах сидели гражданские наместники – князья, которые обязаны были собирать дань в пользу русского войска, на его содержание. Таким образом, ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ЕДИНОЙ ИМПЕРИЕЙ, В КОТОРОЙ БЫЛО ПОСТОЯННОЕ ВОЙСКО (ОРДА), СОСТОЯЩЕЕ ИЗ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ВОЕННЫХ, И ГРАЖДАНСКАЯ ЧАСТЬ, НЕ ИМЕЮЩАЯ СВОИХ РЕГУЛЯРНЫХ ВОЙСК (ПОСКОЛЬКУ ВОЙСКА ВХОДИЛИ В СОСТАВ ОРДЫ)».

Вот откуда взялись Рабсак–Каспар, Владимир и Малка. Первый – хан–царь, второй – мелкая сошка для сбора содержания для армии, и третья – мама второго, появившаяся только для того, чтобы служить доказательством, весьма неубедительным, что все трое крестились у Христа, а значит, всех раньше приняли христианство. Раньше всех принявшие христианство, безусловно, имели право на мировое господство, которого вскоре и достигли их детки. Что думала Византия, разрешившая своим данникам организовать военное государство, бог весть? Наверное, сильно ослабела, но когда успела? Шел ведь только первый год новой эры по традиционной хронологии и 1001 год по их хронологии (на картинках Христос на руках у матери Марии).

Но, все равно здесь присутствует очень важная для меня концепция, которую я с помощью «Хазарского словаря» М. Павича и других источников буду развивать в дальнейшем. Она состоит в том, что казаки–разбойники не являлись «постоянным войском Руси », но «постоянным войском» являлись. Совершенно самостоятельным и автономным войском, впоследствии поработившим Русь, уже в перед борьбой за власть между «рюриковичами и Романовыми.

В следующем абзаце «новохронисты» пишут, противореча, себе: «ЭТА РУССКО–ОРДЫНСКАЯ ИМПЕРИЯ ПРОСУЩЕСТВОВАЛА С 14 ДО НАЧАЛА 17 ВЕКА. ЕЕ ИСТОРИЯ ЗАКОНЧИЛАСЬ ИЗВЕСТНОЙ ВЕЛИКОЙ СМУТОЙ НА РУСИ НАЧАЛА 17 ВЕКА». Как же так? Каспар–Рабсак был, орда была, крещение было, империя – Византия – хозяйка империи – Руси – Орды спала сладким сном, а империя Русь – Орда ждала еще триста лет, пока начала завоевывать мир?

Не вдаваясь в исторические предпосылки и факты, приведем лишь некоторые лингвистические изыскания авторов «новохрона–2», которыми они всерьез «обосновывают» глобальные общемировые события.

Пример первый. «Майнц – это Монголия, Трир – это Царь – Град, Бранденбург – Владимир. Здесь мог быть переход звука Б в В, звука Н в М, звука Р в Л. Такой переход как раз и превращает Владимир в Бранден (напомним, что БУРГ – это город). А область Богемия – это, возможно, Божественная область».

Пример второй. «Обратим внимание на имя ТВЕРСКОЙ. Оно имеет тот же состав согласных, что и имя его двойника – отражения АВСТРИЙСКИЙ, а именно ВСРТ и ТВРС, отличаются лишь перестановкой».

Пример третий. «По–видимому, имя НАССАУСКИЙ – это всего лишь легкое искажение имени МОСКОВСКИЙ, поскольку в латинском языке русское С читается как К, звуки М и Н практически совпадают, а латинское U и V часто писались совершенно одинаково, в виде буквы V. Поэтому НАССАУСКИЙ – МАСАВСКИЙ, то есть МОСКОВСКИЙ».

Пример четвертый. «Имя ГЕНРИХ = ГЕН – РИХ могло означать Хан – Рих, то есть Хан – Царство (рих = рейх), или Хан – Царь (рих = рекс). Так что имя ГЕНРИХ ЛЮКС – Бургский МОГЛО ОЗНАЧАТЬ хан –царь прекрасного (светлого) города. В лютеранском Хронографе 17 века вместо Люксембургский стоит ЛЮЧЕЛбурский. Но ведь слово ЛЮЧИ, или LUX в латинском произношении, скорее всего, происходит от славянского слова ЛУЧИ, то есть лучи света. В связи с этим возникает также мысль, что имя ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ, то есть СВЕТО–ГОРСКИЙ совпадает с именем легендарного русского богатыря СВЯТОГОРА. Поэтому не исключено, что одним из имен Георгия Московского, то есть Чингиз–Хана, было имя СВЯТОГОР».

Пример пятый. «Под FRNK могли понимать и ТУРЦИЮ, и ФРАКИЮ».

Пример шестой. «Согласно нашей реконструкции, императоры Священной Римской империи, они же Габсбурги, являются отражением русско – ордынских царей – ханов Великой = Монгольской Империи. Но тогда сразу же возникает мысль, что слово КУР – ФЮРСТ означало попросту КУРЕНЬ – ПЕРСТ, то есть КУРЕНЬ УКАЗУЮЩИЙ, то есть курень, назначающий, УКАЗЫВАЮЩИЙ нового царя – хана Кроме того, славянское слово ПЕРСТ могло означать также ПЕРВЫЙ (Владимир Даль о таком значении ни полслова – примечание мое). «Отсюда английское first, немецкое erste = первый».

Несколько слов от себя. Сначала этим методом перестановки букв авторы «доказали», что русские – это монголы, поэтому, дескать, завоевали Европу и назначили там своих князей, которые есть отражение русских ханов. Потом, «согласно нашей реконструкции» … «сразу же возникает мысль», что вообще английский язык произошел от русского языка. Неплохо придумано. Но это до них придумано и называется софизм в смысле уловка, выдумка, хотя у софизма есть и другой смысл, получше. Но об этом – в другом месте.

Пример седьмой. «Имя ЛЮДВИГ, вероятно, означало «людовый» (у Даля в очень большой статье «люди» ничего подобного нет), от слова ЛЮДИ, народ. А имя БАВАРСКИЙ могло быть вариантом произношения имени ВАРВАР, ВАРВАРСКИЙ. В таком случае имя ЛЮДВИГ БАВАРСКИЙ могло первоначально означать ЛЮДИ ВАРВАРСКИЕ».

Пример восьмой. «Не исключено, что МЮНХЕН произошел от слова МОНГОЛИЯ, а именно МНГ = МНХ. Или же МН–ХАН, то есть Монгольский хан».

Пример девятый. «Иван Калита (Калиф), то есть хан Батый, по – видимому, ОСНОВАЛ ВАТИКАН в Италии в 14 веке. Отсюда, кстати, и его имя ВАТИ – КАН = БАТЫЙ – ХАН = БАТЯ – ХАН. В западных источниках он отразился как «римский папа» Иннокентий Третий. То есть он был одновременно и светским, и духовным правителем (калифом)».

Пример десятый. «ГЮНТЕР ФОН – ШВАРЦБУРГ. Скорее всего, немецкий летописец написал ордынский титул вроде Хан (= Гюн) + Татарский (= Тер) + Черный (= шварц) + Город (= бург) или Орда. То есть ХАН ТАТАРСКИЙ ЧЕРНИГОВСКИЙ».

Пример одиннадцатый. «Дворянская приставка «фон» (von) – это «воин», «фон Шварцбург» – ВОИН ЧЕРНОГО ГОРОДА». Добавим от себя, он же хан татарский черниговский.

Пример двенадцатый. «Вероятно, ГАНЗА произошло от слова КНЯЗЬЯ, так что Ганзейский союз – это, скорее всего, Ханский союз или Союз князей».

Пример тринадцатый. «Что означало название города ЗЕМПАХ? Поскольку звуки З и С практически тождественны, а звуки П и В часто переходили друг в друга, то название ЗЕМПАХ могло звучать как СЕМВАК, что могло в свою очередь, быть слегка исковерканным в иностранном произношении названием МОСКВА. В самом деле, костяк согласных один и тот же: СМВК (земпах) и МСКВ (москва)». Чудный метод, не правда ли?

Пример четырнадцатый. «ВЕНЦЕСЛАВ Габсбург означает ВЕНЕЦ СЛАВЫ, СЛАВНЫЙ ВЕНЕЦ или от венедов, ВЕНЕДЫ СЛАВНЫЕ. Отсюда и название города ВЕНЕЦИЯ».

Пример пятнадцатый. «Робер ПАЛАТИНСКИЙ от славянского ПАЛАТЫ, то есть царские палаты».

Пример шестнадцатый. «Считается, что ГУСИТЫ – это последователи, сторонники Яна Гуса. Но, возможно, что ГУЗЫ или ГУСИТЫ – это КАЗАКИ. Нельзя не обратить внимания на имя ЖИЖКА. Оно очень близко к имени СИГИЗмунд в его старой русской форме ЖИГКИ – МОНД (попробуйте, русские, выговорить). Совершенно ясно, что ЖИЖКА и ЖИГКИ – это практически одно и то же имя».

Пример семнадцатый. «Западные европейцы, по–видимому, называли далекую для них столицу Руси – Орды (Ярославово Дворище Великого Новгорода – мое примечание) именем «Магдебург – на – Эльбе», то есть ВЕЛИКИЙ (= Магде) ГОРОД (=Бург) БЕЛЫЙ (=Эльба)». Я от себя: хорошо знать многие языки, что хочешь, докажешь. Монголы – великий народ по–гречески, великий город «магде» + «бург» по–немецки. Однако продолжим: «слово ЭЛЬБА могло получиться обратным прочтением (не арабы же на Эльбе? – примечание мое) слова БЕЛЫЙ, или Вавилон, БОЛ – гары. Таким образом, означает ВЕЛИКИЙ ГОРОД БЕЛЫЙ или ВАВИЛОНСКИЙ. И указывает на Ярославль». От себя: прелестно. Внимание, продолжают: «Западноевропейские летописи на самом деле прямым текстом говорят, что взятие Магдебурга – на – Эльбе войсками Карла Пятого – было именно взятием именно НОВОГО ГОРОДА, то есть НОВГОРОДА!». Далее: «При этом правда, отмечается, что другая часть Магдебурга – на – Эльбе, называвшаяся «Старый город», какое–то время успешно защищалась». От себя: Господи, да разве не догадываются авторы «новохрона–2», что любой город мира старше 100 лет, ВСЕГДА ИМЕЕТ НОВУЮ И СТАРУЮ ЧАСТЬ, ИМЕНУЕМЫЕ «СТАРЫЙ ГОРОД» И «НОВЫЙ ГОРОД, не имеющий никакого отношения к нашему Новгороду»? Хватит, однако, цитировать авторов про «новые города».

Пример восемнадцатый. «В западноевропейских источниках история Руси – Орды 14–16 веков отразилась как история «империи Габсбургов. В имени Габсбург, то есть Habsburg, вторая часть – BURG – означает ГОРОД. А первая часть НАВ (хаб – примечание мое), согласно нашей реконструкции, является латинизированным прочтением славянского слова НАВ, записанного обычной кириллицей. То есть НОВЫЙ. Латинское Н (аш – мое примечание) пишется как славянское Н (эн – мое примечание). А латинское В (бэ) – как славянское В (вэ). Если это так, то HABSBURG – это просто НОВЫЙ ГОРОД, НОВГОРОД. Кстати, само название столицы Габсбургов ВЕНА происходит от слова ВЕНЕЦ, то есть УВЕНЧАННЫЙ. Итак, Габсбурги это просто новгородцы». От себя: ну, просто нет слов, как восхитительно.

Пример девятнадцатый. «Интересно отметить, что написанное латиницей имя Чингиз при переписывании греческими буквами превращается в Синеюс. Так что Рюрик + Синеус + Трувор, может быть не три брата, а титул одного лица: Георгий Чингис Трувор», Труворович, добавлю я, хотя читал недавно где–то, что этот «триумвират» не что иное, как «Рюрик с домочадцами и дружиной». Видите, господа «новохронисты–2», куда может завести ваша «метода»?

Вспоминаю, ездил я в молодом возрасте на электричке на работу, 25 минут туда, 25 минут – обратно. Вся электричка – труженики Западно–Сибирского металлургического завода и шахтеры. Делать нечего, кто читает, кто – думает, кто в карты играет. У нашей компании, садившейся в один из вагонов, в одно купе, была «интеллектуальная» игра, без карт, устная. Называлась «в буквы» или «в слова». Играли «в круг», как и в карты. Один говорит: «а», следующий – «ва», следующий – «ваг» с надеждой, что следующий за ним ничего не сможет придумать, кроме «вага», то есть рычаг. Тогда он проиграл, так как проигрывает тот, который заканчивает слово. Он должен что–нибудь придумать, чтобы слово на нем не заканчивалось, а закончилось на следующем его партнере, например, он говорит: «ваго», предполагая, что следующий ничего лучшего не придумает как «вагон» и проиграет. Но буквы можно прибавлять с любой стороны и следующий говорит: «иваго». Следующий, не может продолжить и спрашивает: «А какое это ты выдумал слово?». Тот отвечает: «Живаго». Второй: «А, собственные имена и географические названия правилами запрещено использовать». Если первый молчит, то проиграл. Но, иные так насобачились, что доходило до слов «тетрагонтритетраэдр» из кристаллографии или «дифтордифенилтрихлорметилметан» из средств борьбы с вредителями сельского хозяйства. Так эта игра намного сложнее, чем выше мной приведенная.

Пользуясь «методой» «новохрона – 2», доказываю, что я китайский император. Синюков. Разделяю: Син–ю–ков. «С» часто переходит в «Ц», значит Цин–ю–ков. Доказано, династия Цин. Читаем «цин» наоборот, по–арабски: «ниц». Так как русские завоевывали Китай, как и Германию, то китайцы пользовались русскими словами и у них остались воспоминания, что перед императором надо падать ниц, то есть лицом на пол. По–английски nice читается найс – приятный, хороший, славный – неплохо для китайского императора. Долго помнят, что «Славный». Далее. «Ю» – сокращенно «юань», единственное слово, которое я знаю по–китайски. Дополняю: император Цин Славный, пустивший юань в обращение. По–английски «ков» (коув) – «небольшая бухта», а также «парень», «малый». Ростом я невелик, общителен, так что подходит и Малый, и Парень. Будет: император Цин Славный — основатель династии Цин, пустивший в оборот юани, по прозванию Малый. Как известно, в первую очередь авторам «новохрона – 2», буквы «в» и «б» часто переходят друг в друга. Поэтому слово «ков» можно читать как «коб». Тогда, опять же только по–английски, слово «коб» можно услышать как «кобл» (cobble) – булыжник, неплохая приставка для императора. Для русского языка две согласные подряд трудно выговаривать, поэтому они «переходят», то в «кобель», то в «кодлу». Я еще не использовал чтение задом наперед. Попробуем: boar (bo:) – боров, box – оплеуха, неплохие приставки для императора, тем более что были в действительности и хуже. А уж из слов «глеб носовский» можно написать вообще всю мировую историю, если знать еще несколько языков, в том числе китайский и, разумеется, древнееврейский. Первое попавшееся: ГЛЕБ НОСОВСКИЙ – ЮРИЙ МОСКОВСКИЙ, так как ГЛЕБ – ГЮРГИ (РЮРИК – ЮРИЙ). Получится Чингиз–хан, Александр Македонский, Юрий Цезарь (Юлий Цезарь) и читайте дальше «новохрон–2».

А, вообще–то, что я мучаюсь, собственно? В 1858 (!) году «новохронисты–2» уже получили ответ на свои «изыскания», еще не сделав их. Предупреждаю, цитата длинная: «Филологические приемы Вельтмана основаны на следующих весьма простых, открытых им законах языка.

1) При переходе слов из одного языка в другой всякая гласная может превращаться во всякую гласную.

2) Всякая согласная может превращаться во всякую согласную.

3) Во всяком слове, согласно требованиям благозвучия, может быть выпущена или прибавлена всякая, как гласная, так и согласная, буква, — а равно и целые слоги.

Нередко также гласные превращаются в согласные и наоборот.

Как видите, филологическая система – весьма простая, и г. Вельтман пользуется ею неутомимо и делает открытия, в самом деле, блестящие. Например, вот хоть бы гунны – кто бы это были по–вашему? По латыни они пишутся Guni и Huni; теперь можете догадаться? Нет? Так г. Вельтман еще приближает их к русскому: Chuni. Все еще не отгадываете? Ну, автор «Атиллы» дает ему еще более русский вид: Chueni. Неужели и теперь не знаете? Это уж, кажется, так чисто по–русски, что чище быть нельзя, только напишите это самое русскими буквами, — что выйдет? Г–н Вельтман уверяет, что выйдет: Кыяне, то есть Киевляне, обитатели города Киева. Вот вам и отгадка. К чему она ведет, вы вполне постигнете тогда, когда прочтете 6 главу исследования г. Вельтмана, называющуюся так: «Атилла, великий князь Киевский и всея Руси самодержец». С помощью своей филологической системы автор рассказывает, что в первом веке до р. Хр. Были: «Великая Русь» (Vilzenland – велька Русь; потому что Land часто заменяется Reich, a Reich – известное дело, — тоже Русь), обнимавшая Скандинавию (т.е. Свению, или Славию), Кимврию (т.е. Сербию) и Vinland (т.е. Вендскую землю); «Холмоградская Русь (Ulmerugia) и «Кыянская Русь» (Hunigard). В это–то кыянской Руси и царствовали князья, которых имена греками и латинами, разумеется, исковерканы, но ныне г. Вельтманом реставрированы, — именно, Фридлеф, или, что совершенно одно и то же, Преслав; Гернит, или по–русски Яровит; Донат, или Данко; Роас, или опять Яровит; Осид, или Острой, и, наконец, – Атилла. Так, проходя через струю русского правописания, все греческие и латинские слова получают смысл и форму, сообразные народно – славянскому воззрению.

Нет возможности предать всему образованному миру филологических сокровищ, обретенных г. Вельтманом на пользу славянского мира. Попробуем, однако же, указать – хотя на некоторые.

Аланы – славяне, потому что они называются иногда Vulani, т.е. волынцы, от слова воля; это несомненно подтверждает Амиан, который повествует, что аланы никогда не были под игом рабства.

Вандалы – славяне. Это те же венды.

Герулы – тоже славяне, потому что они лугари (герулы, гелуры, лугеры, лугари).

Испанцы и португальцы – славяне же, что, несомненно, доказывается тем, что у них есть лужичане (Лузитания) и реки Туга (Tago) и Тур (Дуэро).

Козары – тоже славяне, за то, что они носили косы, т.е. чубы, на головах, и потому собственное их имя было – чубатые.

Кимвры – славяне (кимвры, цимбры, симбры, сербы).

Кельты – славяне: это была челядь у кимвров, т.е. сербов, а историки, не имевшие соответственного настроения, приняли их за народ.

Лонгобарды – славяне, т.е. лугари пограничные (от слов – луг и брдо, бердо, ребро, край).

Саксы – славяне. Название саксы есть испорченное имя чехов.

Франки – славяне. Это варяги, а варяги, известное дело, — руссы. Иначе доказывает г. Вельтман то же самое, назвавши франков гранками, потому что они селились на границах с Римом.

Шведы – славяне (свевы – славы, совершенно ясно).

Словом, все народы древнего и нового мира оказываются славянами, кроме только готов, которые по этому самому и признаются г. Вельтманом – скотами (gothi, scothi, schothi).

Только два производства не совсем удачными показались нам у г. Вельтмана (собственно по–русски Велимудра), потому что вельт – явно есть искаженное вельк, велик, а ман – есть санскритский корень, означающий – мудр. См. «Сравнение слов славянских с санскритскими», составленное известным нашим поэтом и санскритологом г. Хомяковым и помещенное в «Известиях 2 отд. Академии наук за 1855 г». В этих двух производствах мы не можем не отдать преимущества предшественнику г. Вельтмана, знаменитому профессору элоквеции В.К. Тредиаковскому. Г–н Вельтман говорит, что Одоакр был Годич (т.е. Odoacer, Odoachos, Godoacus, Годич), а амазонки – галичане (amasonoi, alasonoi halasonoi, галичане). Г–н Тредиаковский утверждает, что амазонки были омуженки, т.е. мужественные женщины, а Одоакр назван так потому, что, сделавшись царем, вскричал: «О, да я царь!»… Не правда ли, что это несравненно проще и естественнее?».

На этом заканчиваю большую цитату из сочинений: Н. Добролюбов. «Атилла и Русь 4 и 5 века. Свод исторических и народных преданий. А. Вельтмана. Москва, 1858». Н.А. Добролюбов. Собрание сочинений в 9 томах, т. 2, с.336. «Гослитиздат», М. — Л., 1962.

Воскрес Вельтман — «Велимудр». С воскресеньицем Вас, господин Носовский Г.В.! Только еще хочу спросить, не плагиат ли вся Ваша «реконструкция истории Руси — Орды» из незабвенного Вельтмана? Ведь около 140 лет прошло, все уже успели позабыть про Вельтмана. Надо бы посмотреть, да лень мне. И без смотрин ясно ведь, не так ли?

Пример двадцатый. Ладно уж, приведенной словесно–буквенной эквилибристикой авторы «новохрона–2» пытаются доказать, что русские цари – ханы правили всей Европой, а западноевропейцы потом переписали русских ханов на свою империю Габсбургов. Хотя и это немало. Совсем уж нагло выглядит перевод одного только слова на произвольный язык как основополагающий принцип кардинального переворота истории всего мира. Почитаем авторов «новохрона–2»: «Ключ к разгадке русской истории, по нашему мнению, состоит в том, что средневековая Монголия и Русь одно и то же (Русь и Рим, т.2). Само название «Монголия» или «Моголия» происходит, вероятно, от греческого слова «мегалион», то есть «великий»». Все. Больше никаких объяснений и доказательств, хотя бы таких, как приведены выше: попереставлять буквы, почитать справа налево, слева направо, попереводить с языка на язык, поподставлять вместо одних букв другие и так далее и тому подобное. Ничего подобного. Не удосужились. И так исчерпывающе ясно, и так неопровержимо: «МОНГОЛЫ = ВЕЛИКИЕ», НО УЖЕ БЕЗ ВСЯКИХ ОБЪЯСНЕНИЙ, КАК БУДТО ВСЕМ ДАВНО И ТАК ВСЕ ЯСНО И НЕ ТРЕБУЕТ НИКАКИХ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ РАЗЪЯСНЕНИЙ.

Заклинают: «Ведь достаточно перевести слово «монгол» и прочесть его как «великий» и сразу исчезают нелепости». Постойте, господа хорошие. Надо объясниться. С чего это вы вдруг взяли, что русские – это монголы, а монголы – это просто великие? Да еще и перевернули всю историю вверх ногами. Ведь ничем больше не доказано, что русские великие. Они как жили на своем месте, так и живут. Как грабили малые народы Сибири, так и грабят. Да, ладно бы впрок себе, но ведь – в убыток: не можем ни себе жизни сделать, ни – угнетенным «малышам–народам». Они же почти все вымерли от нашей «огненной» воды, да и сами мы на последнем издыхании. Что мы дали миру, кроме писателей–помещиков, живших на слезы обездоленных соотечественников? Может быть религию, какую никакую. Нет. Может быть летоисчисление? Нет. Может быть… Да, что перечислять? Ничего не дали, кроме пеньки. Да и от той мир отказался, перейдя на джут, а потом на нейлон. Да, нас боятся. Но не нас с Вами, а наших правителей – работорговцев, оголтелых, жадных, безжалостных, сумасшедших, готовых в любой день и час начать черт знает что.

Ладно, довольно. Перейдем к анализу слова «мегалион». Нет такого слова. Легион есть, а мегалиона нет, и не было. Его придумали, приставив к греческому слову megas – большой, латинское окончание от «легион» (лат. legio, род. пад. legionis – собирать, основн. подразд. армии – БЭС). Заметьте, во всех других случаях «новохронисты–2» используют алфавиты от древнееврейского и арабского, классической латыни и греческого, глаголицы и кириллицы до готических букв романского стиля, а тут вот подсовывают нам «мегалион» русскими буквами и точка. Древнегреческого словаря у меня не оказалось, а вот Большой энциклопедический есть, Большая советская энциклопедия есть, Толковый словарь Даля есть, Ожегова есть, Словарь античности есть, Словарь иностранных слов есть, Современный словарь иностранных слов есть, балуюсь иногда несколькими большими английскими словарями, да и компьютерный PROMT под рукой. Что я наискал в них? Megas – везде, только «большой» и ничего другого, megalu – можно считать «очень большой», иногда «гигантский», но никак не «великий». А гигантский и великий – это две большие разницы, как говорят русские евреи в Одессе.

Другими словами и окончательно: никакие монголы не великие, русские, значит – тоже. И все заклинания авторов «новохрона–2» можно считать сотрясением воздуха и не более. Вообще, во многих случаях, особенно при своей «нашей интерпретации» чего–нибудь, авторы «новохрона–2» почти всегда напоминают пятиклассника, подгоняющего «решение» задачки набором бессмысленно–направленных арифметических действий к «ответу» в конце «задачника».

Безусловно, историю «исправляют», подделывают, переписывают. Яркий тому пример, «История ВКП (б). Краткий курс» под редакцией И.В. Сталина. Но, так переделать историю, уничтожив все следы ее без остатка, что самая большая в мире империя, включающая в себя весь мир (кроме Австралии, Океании и Южной Африки), бесследно «растворилась в веках», притом не далее как 350 лет назад, вы уж меня извините, невозможно. А то, что нам предлагают авторы Н–2 в качестве якобы «остатков, сохранившихся и доказывающих …», то на их месте я бы постеснялся их приводить.

Эпоха 11 века, как я уже отмечал, целиком принадлежит описанию волхвов из России, никаких стран и народов нет кроме Византии и России. Эпоха 12 века у авторов «новохрона–2» уместилась на одной странице с подзаголовком: «Здесь очень мало информации». Тринадцатый век – три с половиной страницы, большая часть площади которых занята заголовками: «Тринадцатый век. Троянская война и возникновение Руси как самостоятельного государства», «1. Появление различий между географически отдаленными ветвями христианства», «2. Царьград слабеет и попадает под контроль Востока», «3. Начало грандиозной Троянской войны как борьбы Востока и Запада», «4. Исход троянцев из Трои = Царьграда», «5. Становление Руси как самостоятельного государства». Далее цифра 6 для названия главки пропущена, и «7. Коренной перелом в Троянской войне», а также «8. Объединение славянских и тюркских народов под ордынским правлением». В общем, оказывается, что 13 век тоже совсем «темен». Надо же дождаться, пока родятся «цари–ханы» Юрий Московский, да Иван Калита.

«Новохрон–2» пытается показать нам, что древняя египетско–византийская цивилизация переместилась в «Ярославово дворище Великого Новгорода», попросту в Ярославль. Западная Европа пребывала в это время в полудиком состоянии. К 15 веку мы их всех завоевали. В середине 16 века открыли Америку, завоевали весь мир. К концу 16 века все потеряли, остались опять на старом месте, с центром в Москве. Все государство скукожилось до неправильного круга с центром в Москве и переменным радиусом не более 500–600 километров.

При этом у нас не было ни одного разрабатываемого месторождения никаких полезных ископаемых, ни заводов по их переработке. Никаких цехов по ткачеству, за исключением домашних ткацких станков, напоминающих пяльцы для вышивания. Никаких кожевенных предприятий, за исключением домашней сыромятины. 90 процентов населения ходило в лаптях, 99.9 процента безграмотно. Никаких дорог. Никакой промышленности. Никаких школ, а тем более университетов. Никакой медицины, исключая русскую баню. Никаких, за редким исключением, летописей, притом сохранившихся в большинстве случаев не у нас, а за рубежом. Никакого понятия о законах, а тем более об их выполнении. С прямым рабством всего народа. Никакой архитектуры. Никакого эпоса и преданий. Никакого фольклора за исключением «Ванька Таньку полюбил…», «Соловья–разбойника», «А, вы просо сеяли, сеяли, а мы просо вытопчем, вытопчем» и детской игры в «казаки–разбойники». Раньше «скалигеровско–романовские» историки сваливали весь этот ужас на «татаро–монгольское иго», а теперь и «сваливать» не на кого.

За время нашего над ними «русско–ордынского ига» Западная Европа накопила колоссальный промышленный и культурный потенциал, но особенно социально–правовой, юридический, действуют профессиональные суды, защита, прокуратура, законы существуют не в «душе», а – на бумаге, равные для всех. Здесь впервые произнесены слова: «человек родился свободным и равноправным». Разрабатываются рудники, плавятся металлы, созданы цеха по различным профилям материально–товарного производства, развиваются рынки товаров и услуг, произошло широкое разделение труда. Построены каменные города, вымощены дороги во всех направлениях. Созданы мозаики, великолепные скульптуры, картины. Монастыри полны книг, все записывается, регистрируется, устные сказания, предания, фольклор – все записано.

Карамзин пишет про интересный, но совершенно непонятный для нас, русских, следующий разговор между императором Карлом и крестьянином–мельником. Карлу мешает спать в его замке шум крестьянской мельницы, расположенной неподалеку от замка. Карл вызывает мельника и говорит ему: «Чтобы я больше не слышал шума от твоей мельницы, а то, я ее быстро ликвидирую». Крестьянин отвечает в следующем роде: «Конечно, вы же император, а я крестьянин, но есть же еще и суд».

Каково воспринимался этот факт на Руси времен Карамзина, я не знаю лично, но догадываюсь. А вот про сегодняшний день 2000 года, знаю лично. Чтобы проехать Путину, еще только кандидату в российские президенты, на предвыборную «встречу с избирателями» на заводик в Северном Бутове, районе Москвы, остановили все движение по всему Варшавскому шоссе и десятки тысяч людей томились больше часа на всех прилегающих остановках общественного транспорта, пока «угроза теракта» не миновала. Это точно мне известно, жена на остановке мерзла. А тут мельница какая–то. Да, снесли бы ее сегодня на «Святой» Руси как былинку пинком сапога, вместе с «чадами и домочадцами». И никакие суды и прокуратуры даже пикнуть не посмели бы. Да сегодня президент наш может больше, чем все вместе взятые императоры «гнилого запада» с древнейших времен до наших дней, он все может, даже посадить в тюрьму генерального прокурора «Всея Руси». Какая еще мельница мешала Карлу? Да на любой из 6–7 дач Ельцина на пушечный выстрел все «стерильно», ни человека, ни скотины, одни гэбэшники с рациями и автоматами, тишина как в могиле.

Получается, что мы от «мнимого рабства» потеряли почти все человеческое, а Запад, по «мнению» авторов «новохрона–2», от «настоящего» рабства «Руси–Орды», в котором он был, получается, – только выиграл? С этим надо разбираться и разбираться. Для этого надо не только жизнеописание элиты изучать и тасовать ее представителей как колоду карт. Надо попытаться найти ответ всего на несколько вопросов.

Меня лично в «новохроне–2» (Н–2) как и в «новохроне–1» (Н–1) интересует только сдвижение хронологии. Представляет очень большой интерес и «восстановление» событий в Н–1, но никак ни в Н–2. Как только, авторы Н–2 начинают «интерпретировать» события, у меня начинается изжога. Я не говорю о самих исследованиях, например, Альгаместа Птолемея, Куликовской битвы, истории Аляски и о многом другом, из чего непосредственно у них не следует, что русские «владели миром», а просто являются как бы самостоятельным исследованием, чисто научным интересом по данной узкой проблеме. Все там остроумно, добротно, трудоемко и основательно. Но как только эти данные в полном смысле притягиваются за уши к навязчивой идее «русские владели всем миром», то стоп, как говорится, «оттаскивай». Стоит лишь им, например, заговорить, что русские никого не пускали в Сибирь и на Аляску, а потому западные картографы ничего оттуда не срисовали в свои карты, мне становится смешно и грустно одновременно. Мы действительно, как собака на сене, это правда. Чертить карты действительно не умели. Но кому надо было чертить карты Сибири в то время? Нас самих в Сибирь иногда не пускали местные народы, а то мы как появимся, так – грабить и разбойничать. Да и как в Сибирь попасть, минуя нас? Надо нас сперва завоевать, а это никому не нужно на Западе – холодно у нас. Да и какого черта воевать? Чтобы начертить карты? С юга «завоеватели», может быть, и пришли бы (картографов у них самих не было), но они боялись холода еще больше европейцев. С Ледовитого океана и сейчас завоевателей не ждут, хотя русские солдатики там мерзнут из–за дурости правителей. С востока индейцам и без нас места хватало, буйволятины – тоже, да и плавать не умели. А аляскинские «самоеды» и так в гости ходили к нашим чукчам, а те – к ним, покушать свежей моржатины. Водки у обоих не было до русских. Да, русские мужики призывного возраста, как и сегодня, ходили, скрываясь от призыва в «орду – советскую армию», и нечаянно попали через Берингов пролив на свободную от призывов Аляску. Пришли, понравилось, пошли туда, где потеплее, дошли до Сан–Франциско, которого еще не было, остановились. Дальше, во Флориду, не пошли, жарко. Что тут непонятного, мир тогда был необъятен, всем места хватало. Не хватало места всем желающим только около Альп, на Пиренейском, Апеннинском полуостровах, на Босфоре с Дарданеллами, да еще кое–где. Там за место воевали. И как это «не пускали»? Что, колючей проволокой с минными полями и смотровыми вышками границы были огорожены в Сибири и на Аляске как сегодня, а солдаты на них стояли шеренгой? А вместо этого простого рассуждения, авторы Н–2 такую «бодягу» на пустом месте развели, что просто стыдно за них.

Исходя из выше изложенного, можно сделать один главный вывод: русские не настолько юная нация, что всю ее отсталость от Западной Европы можно списать на ее первобытность, как я думал раньше. Она современна Англии, Франции, Скандинавии, Германии, не говоря уже об Австрии, Чехии, Польше и странах Прибалтики. Поэтому различия в этих народах по сравнению с русскими надо искать в другом месте, не по дате рождения.

«Новохрон–2» постарался так тщательно затуманить происхождение, деятельность и значение евреев в мировой истории, что прямо руки чешутся начать мои исследования прямо с них. Во всяком случае, я этим непременно займусь, потому, что чует мое сердце, что это неспроста.

Традиционные историки и хронологисты

Интересно почитать, что пишут наши русские и советские историки о русских. Д. Лихачев, тот самый: «Бесспорно, одна из лучших русских летописей – «Повесть временных лет», составленная в 1110–1118 гг. Нестор связал русскую историю с мировой, придал ей центральное значение (выделено мной). Показать Русскую землю в ряду других европейских стран, доказать, что русский народ не без роду и племени, что он имеет свою историю, которой вправе гордиться, — такова замечательная по своему времени цель составителя «Повести». Л. Лебедев: «Откроем первые страницы «Повести временных лет». «Русская земля» предстает как бы одной из живых ветвей древа человеческого рода. Она не противопоставляется другим «ветвям», не выделяется, не превозносится». С Соловьев: «Нравами венеды (прарусские – примеч. мое) показались Тациту похожи на сарматов, но когда он вгляделся внимательнее в их быт, то нашелся принужденным сказать, что скорее их следует отнести к племенам европейским».

Нестор с моими замечаниями в скобках: «По потопе трое сыновей Ноя разделили землю, Сим, Хам, Иафет. И достался восток Симу: Персия, Бактрия (Афганистан, частично Узбекистан и Туркмения – моя расшифровка), даже и до Индии в долготу, а в ширину до Ринокорура (ни в одном из словарей, даже в Словаре античности, нет), то есть от востока и до юга, и Сирия, и Мидия (северо–запад Иранского нагорья) до реки Ефрат (Евфрат), Вавилон, Кордуна (в словарях нет, может быть, Кордофан, который в Судане, к западу от Белого Нила?), ассирияне (не Ассирия, а, именно, ассирияне. Ассирия – северная Месопотамия, ассирийцы – самоназвание атурая, живут в странах Ближнего Востока, в США и др. В Российской Федерации – 10,6 тысяч человек), Месопотамия, Аравия Старейшая, Елимаис (ни в одном словаре нет), Индия, Аравия Сильная, Килисирия (в словарях нет, может быть, Киликия – центр Турции?), Комагина (в словарях нет), вся Финикия (восточное побережье Средиземного моря).

Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией, и другая Эфиопия, из которой вытекает река эфиопская Красная, текущая на восток, Фиваида (надо полагать Фивы – древнеегипетский город, политический, религиозный и культурный центр. Со времени 22–20 веков до новой эры – столица Египта), Ливия, соседящая с Киринией (надо полагать, Кирена, древний город в северной Африке, в Ливии) […] и некоторые острова: Сардиния, Крит, Кипр, и река Геона, иначе называемая Нил.

Иафету же достались северные страны и западные: Мидия (историческая область в северо–западной части Иранского нагорья), Албания, Армения Малая и Великая, Каппадокия (область в центре Малой Азии, на территории нынешней Турции), Пафлагония (область в Малой Азии, на побережье Черного моря, часть современной Турции), Галатея (в древности страна в центральной части Малой Азии), Колхис (надо полагать, Колхида, в Западной Грузии), Босфор, Меотий (восточное и юго–восточное побережье Азовского моря), Деревия (возможно Дыре–Дауа или Диредава, в Эфиопии), Сарматия (сарматы вытеснили из Северного Причерноморья скифов, а их разгромили гунны), жители Тавриды (Таврида – это Крым после 1783 года, Тавр – горы на юге Турции, Тавриз или Тебриз – город в Иране), Скифия , Фракия (историческая область на юге Балканского полуострова между морями Эгейским, Черным и Мраморным), Македония, Далматия (острова и часть побережья Хорватии на Адриатическом море), Малосия (никаких следов в словарях), Фессалия (средняя часть Греции), […] Аркадия (область в центральной части Греции – райская страна), Ипиротия (Эпир – историческая область на западе Греции), Иллирия (северо–запад Балканского полуострова и на юго–востоке Апеннинского полуострова), славяне (странно как–то, без места), Лихнития (нет в помине нигде), Адриакия (надо полагать, что–то связанное с Адриатикой), Адриатическое море (столько морей было, но ни одно не включено, кроме Адриатического)».

Сделаем разрыв в цитате и продолжим ее далее: «Достались и острова: Британия (???), Сицилия, Эвбея (в Эгейском море, близ Греции), Родос, Хиос, Лесбос, Кифера (может быть от греческого кифара – струнный музыкальный инструмент?),Закинф (нет комментариев),Кефалония (может быть Кафа, то есть Феодосия в Крыму?),Итака (остров у западного побережья Балканского полуострова), Корсика, часть Азии, называемая Иония (одно из основных древнегреческих племен, колонизовали среднюю часть западного побережья Малой Азии),и река Тигр, текущая между Мидией (Иранское нагорье)и Вавилоном; до Понтийского (Черного) моря на север: Дунай, Днестр, Кавкасийские горы, то есть Венгерские, а оттуда до Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в страны Сима. В странах же Иафета сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочьская чудь (вспомним Волок Ламский – Волоколамск),пермь, печера, емь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, либь. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Сима, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галлы, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, генуэзцы и прочие, — они примыкают на западе к южным странам и соседят с племенем хамовым» […] (пропуски авторов сборника «Размышления о России и русских», М., АО «Правда Интернэшнл», 1996). Продолжим цитату:«Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. И от этих славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими, где кто сел, на каком месте. Так, например, одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян на дунайских и поселились среди них и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи – лутичи, иные мазовшане, иные – поморяне. Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие древлянами, потому что сели в лесах, а еще другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами по речке, которая впадает в Двину и носит название Полота. Так же славяне, которые сели около озера Ильменя, прозвались своим именем – славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Семи, и по Суле и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась славянская». Конец цитаты из Нестора. Я еще к ней вернусь.

И снова цитаты. Теперь из «новохрона–2». «В основу современной версии древней русской истории была положена первоначально только одна летопись – «Радзивиловская». Эта летопись представляет собой обычную рукописную книгу с бумажными страницами и переплетом 18 века». «Итак, мы получаем три вывода:

1. Сегодня мы располагаем единственным текстом, описывающим события древнерусской истории до 1206 года.

2. Этот текст существует сегодня в списках, созданных, скорее всего, не ранее 18 века. Только с этого века он становится известным. Важно, что до этого времени никаких упоминаний о «Повести временных лет» русские источники не содержат. По–видимому, в начале 17 века этот текст был еще неизвестен.

3. Все известные нам сегодня списки «Повести временных лет», на наш взгляд, были написаны в одно и то же время (конец 17 – начало 18 века) и в одном и том же месте». Я его найду, но – позднее.

«Радзивиловская летопись не имела полноценного научного издания вплоть до 1889 года». «В 1758 году, во время семилетней войны с Пруссией, Кенигсберг оказался в руках русских. Радзивиловская летопись попала в Россию и была передана библиотеке Академии наук, где и хранится до настоящего времени». «После первой шестилистовой тетради, на протяжении почти всей книги, идут стандартные восьми листовые тетради». «Почти все развороты первых двух тетрадей – распавшиеся на два листа, то есть разорванные пополам». «… во всех распавшихся тетрадях, включая первую, было когда–то по 8 листов, и таким образом последний лист каждой тетради имел церковнославянский номер, кратный восьми». «При внимательном изучении церковнославянских цифр на первых двух тетрадях оказывается, что номера трех листов: 10,11 и 12–го по церковнославянской нумерации, очевидно, кем–то исправлены. А именно они увеличены на единицу. Прежние их церковнославянские номера были 9, 10 и 11. Кто–то приписал две черточки к церковнославянскому «а», после чего оно стало похоже на «в». Исправление настолько грубое, что его трудно не заметить». От себя добавлю, не потому ли бывший соловецкий сиделец, всю жизнь посвятивший «Повести временных лет» и не заметивший подделки, стал самым уважаемым академиком? Продолжим цитирование: «У «фиты» просто подтерт правый бок». ««Лишний» лист был просто вырван. На его месте остался след в виде смыслового разрыва текста». «Вернемся к листу с порядковым церковнославянским номером 9 (и арабским – 8). Отметим, что даже при беглом перелистывании рукописи характерные дефекты этого листа сразу бросаются в глаза. Его углы надорваны. Он явно представляет собой отдельный лист, то есть не является частью целого разворота. Попробуем объяснить, зачем для него освобождали место? А описано на нем ни много, ни мало, как призвание варягов на Русь, то есть основа знаменитой норманнской теории. Если же убрать этот лист из рукописи, то норманнская теория из нее исчезнет (выделено мной). Рюрик становится только первым русским князем». «Уже самый беглый внешний осмотр рукописи свидетельствует, что на ее первых восьми листах, излагающих начало русской истории – хронологию, происхождение славянских племен, основание Новгорода и т.д., — нумерация или отсутствует, или выполнена явно разными почерками». «К одному из надорванных углов «норманнского» листа Радзивиловской летописи подклеена любопытная записка: «…перед сим недостает целого листа. Итак, некий комментатор услужливо сообщает нам, что якобы здесь пропущен лист. Однако, как ни странно, никакого смыслового разрыва в этом месте мы не обнаруживаем». «И этот лист стараниями Шлецера и его «научной» школы был найден. С тех пор его содержание неизменно включают во все издания «Повести временных лет». «На этом листе изложена ни много, ни мало, как вся глобальная хронология древней русской истории и ее связь с мировой хронологией: от Адама до потопа, а от потопа до Авраама…». «Если этот лист убрать, то русская хронология «Повести временных лет» повисает в воздухе».

«Итак, по нашему мнению, история «древнейшей» Радзивиловской рукописи была приблизительно такова. Ее изготовили в Кенигсберге в начале 18 века, по–видимому, в связи с приездом туда Петра I. Петр одобрил кенигсбергскую работу, и с тех пор Радзивиловская летопись стала именоваться «древнейшей русской летописью». По всей видимости, завершая работу, приезжие профессора решили добросовестно «подправить» первоисточник. Какие–то листы из Радзивиловской летописи изъяли, какие–то вставили. Но все же в Радзивиловской рукописи остались следы переделки. Это могло посеять нежелательные сомнения. Поэтому оригинал рукописи долгое время держали подальше от любопытных глаз. И только спустя более чем сто лет Радзивиловскую летопись, наконец, опубликовали».

Сделаем небольшой анализ цитаты из Нестора, теперь уже зная, что она, скорее всего, подделана в Радзивиловской летописи, чтобы показать, кто такие русские. Прежде всего, обратим внимание на состав «земель» Сима, Хама и Иафета, причем, на «земли Иафета до моей вставки: «Сделаем разрыв в цитате и продолжим ее далее», то есть «земли Иафета», набранные обычным шрифтом, и «земли Иафета», набранные жирным шрифтом. Самый малый кусок «земель» получил Сим, пришлось перечислять почти все «деревни», да еще по три раза одну и ту же. Если все привести к нынешней географии, «владения Сима» – это от Афганистана до восточной части Средиземного моря и от центра Турции до Аравийской пустыни. Хам имеет «земель» не больше, чем Сим: юг Аравийского полуострова (Эфиопию — «соседку Индии»), «другую Эфиопию», настоящую, Египет, Ливию, острова. Если учесть «земли Иафета» до выделенного мной в тексте слова «славяне», немного выше выделения большого куска текста, то подробно описывается каждый участочек, а именно: северная часть Ирана, Армения, Кусок Грузии, Причерноморская Турция, Босфор, Греция, восточный кусок Приазовья. Крым считать не надо, как видно из моего замечания в скобках. Приазовье я тоже бы не стал считать, так как в тексте не сказано, что Иафет – самый любимый сын Ноя и ему дали больше всех «земель. Если сюда еще добавить Скифию, она же Сарматия, так как по самому их определению они исключают друг друга (сарматы вытеснили скифов, сарматов вытеснили гунны), то совершенно ясно становится, что Иафет – самый любимый сын Ноя и он ему выделил земель и больше всех, и самые лучшие. А Нестор все не может никак успокоиться, и добавляет, и добавляет ему земель, смотри выше выделенный их перечень: от Зауралья до Атлантики, от Малой Азии до Ледовитого океана. Только одно это соображение говорит о том, что «Нестор» врет. Подумайте сами. Не может же он «включить» всю Европу, в том числе и наши советские земли всем братьям поровну. Так сказать первичные «земли» Иафета напрочь перекрывают доступ «новых земель» к первичным библейским «землям» Сима и Хама. Пришлось на одного Иафета навешивать их.

Не обошлось, конечно, без подтасовок и во владениях Хама. То сказано, что «даже и ДО Индии», а через несколько строчек текста туда попала и САМА Индия. Часть «земель» Хама и Иафета повторяются у обоих, чтобы казалось побольше земель у каждого по сравнению с «богатым» Иафетом. Чувствовал «Нестор», что дележка земель у него получается не совсем честная. Хаму добавлена какая–то река Красная, «текущая на восток». Так «текущих» рек я и на современной большой географической карте не нашел. Хаму же добавлен остров Сардиния, хотя об Италии не говорится, что она кому–либо из сыновей Ноя принадлежит. На самолете туда летать Хаму, что ли? В общем, старался «Нестор» как мог, а «новохронисты–2» взяли да и раскрыли. Николай Михайлович Карамзин не мог, Дмитрий Сергеевич Лихачев, всю жизнь произучавший Повесть временных лет, — не мог, а они раз, — и открыли нам глаза. От меня им большое искреннее спасибо.

Карамзин же совсем перестарался, конкретизировав «Нестора» и указав «нашим народам» все их речки, озерки и лесные полянки: «Кроме народов славянских, по сказанию Нестора , жили тогда в России и многие иноплеменные: меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; мурома на Оке, где сия река впадает в Волгу; черемиса, мещера, мордва на юго–востоке от мери; ливь в Ливонии; чудь в Эстонии и на восток к Ладожскому озеру; нарова там где Нарва; ямь, или емь, в Финляндии; весь на Белеозере; пермь в губернии сего имени ; югра, или нынешние березовские остяки, на Оби и Сосьве; печера на реке Печере».

Обратим внимание на резкое «осовременивание» названий народов, выделенных мной, по сравнению с названиями народов и земель до моего выделения. До выделения эти названия древнейшие, все справочники пришлось перерыть, чтобы узнать, что это такое на самом деле, но так до некоторых названий и не докопался. Многие ныне знают «земли Сима» под названиями: Бактрия, Ринокорур, Мидия, Кордуна, Аравия Старейшая, Аравия Сильная, Елимаис, Килисирия, Комагина? А у Хама: Фиваида, Кириния, река Геона? Да и у самого Иафета в списке до моего выделения: Мидия Каппадокия, Пафлагония, Галатея, Деревия, Малосия? На одних Балканах 6 земель: Фракия, Далматия, Фессалия, Аркадия, Ипиротия, Иллирия. А теперь назовем «земли Иафета», выделенные мной в тексте, каждая из которых размером в три–пять «Балкан», а некоторые и — в полглобуса: Британия, русские, пермь, печера, ляхи, поляки, шведы, англы, земля английская, немцы, хорваты. Ну, прямо с современной карты списаны за несколько тысяч лет до новой эры. Все узнаваемо, особенно, «шведы», «Британия», «земля английская», самое старое название которой, в общем–то, Альбион. И откуда, спрашивается, «Нестор» узнал про «пермь» в 1110 году, если она впервые появилась на карте России в 1781 году из деревни Егошиха? Карамзин прямо уточнил, что «пермь в губернии сего имени». Еще бы, ведь Пермь «нашли» в Егошихе, когда Карамзину было 15 лет. А слово «хорваты» появилось чуть ли не в 20 веке. Ранее там была Иллирия, «Нестором» уже упомянутая. А немцами германцев (самоназвание «дойч», «дойчланд») стали называть только русские, и только при Петре. А тут «Нестор» в 1110 году откуда–то узнал, что «дойч» – это «немцы». А шведы, которые в древности «норманны»? Из всей Азии, у настоящего Нестора, если он был, указана только «часть Азии, называемая Иония», а это всего лишь береговая линия средней части западного побережья полуострова Малая Азия. А реки как у «Нестора» по–современному зовутся? Дунай, Днестр, Двина, Волга, хотя последняя – Итиль. Не забыты даже речушки Припять и Волхов. Хотя известно, что в древние времена реки назывались просто «река» или «вода», только эти слова употреблялись не по–русски, конечно, а у каждого на своем языке.

Надо отметить и «просительно–извинительный» тон повествования, особенно у Лихачева и Лебедева: «показались похожи на сарматов», «нашелся принужденным сказать, что скорее их следует отнести к народам европейским», «доказать, что русский народ не без роду и племени», «что он имеет свою историю», «показать в ряду других европейских стран». Так и прет: не хунхузы мы, извините; не бродячие гунны с сарматами, и не половцы, не перекати–поле, мы совершенно оседлые, даже дома строим; пустите нас к себе, западноевропейцы. В дальнейшем я покажу, что не надо ничего просить. Народы всегда живут, где «родились», только отщепенцы от народов уходили иногда, да и сегодня уходят. И историю подделывать не надо, может оказаться, что без подделок–то она еще лучше будет. Хотя не только мы свою историю подделывали. Казалось, что так она лучше выглядеть будет, как нарумяненная девка, с насурмленными бровями, набеленными ланитами, и с «мушкой» на щеке. А слова «пришли и сели» про народы не надо говорить вообще. Дальше дня пути пешком целые народы не ходили в древние века, не ходят и сегодня, отщепенцы – ходят, а народы целиком – нет. Даже, если поверить, что угры (венгры) ушли в нынешнюю Венгрию, то и это можно очень просто объяснить, на житейском, так сказать, уровне. Отщепенцы ушли и попали в более благодатные климатические условия, родственные тем, в которых они жили ранее. Отъелись, почувствовали первый древнейший «позыв» по Фрейду, размножились пуще прежнего, перемешались с соседями. А народ–то остался там, где жил, в том же состоянии, с несколько пониженным «позывом» из–за трудностей жизни, некогда «этим» заниматься, пожрать бы добыть. Вот и все, и никаких сложных теорий не надо.

Забыл сказать очень важную вещь. Вышеприведенные авторы извинительно–уничижительно доказывают, что мы «не кочевые, оседлые». Оседлые – это точно, далее я покажу это. Но, почему, спрашивается, кочевые народы тем самым как бы отнесены ими к народам второго сорта? Где кочевать можно в Западной Европе, а, главное, зачем? Там трава из–за Гольфстрима за три дня отрастает, как новая. А в Казахстане? Там съели овечки траву, но больше вытоптали, почва – супесь. А тут лето наступило, жара, Гольфстрима нет с дождями. Только будущей весной трава здесь опять отрастет после таяния зимних снегов. Помирать что ли? Это гольфстримовские прихлебатели померли бы здесь немедленно. А казахи, ничуть не смущаясь, наладили пастбищеоборот, как в Месопотамии севооборот, и жили – не тужили, где другие бы померли немедленно. А мы с пренебрежением: кочевники, что с них возьмешь? Отсталые. Они в том «осталые», что не заводят каменных «замков», так им же их – не настроишься. Через каждую неделю надо в новый переезжать – трава–то около старого уже съедена, а новая вырастет только через год, а то и позже. Вот могилы предков – другое дело, они в одном месте и похожи на замки, ухоженные получше рыцарских. Покойников своих туда со всей степи свозят, благо – всегда в седле, а дорог не надо. В этом смысле они «передовее» западноевропейцев. А, что мебельных гарнитуров не заводят и канализацию к своим юртам не проводят, то это говорит как раз об их уме, а не об отсталости. То же самое можно сказать и о кочевых северных народах. Очень умные, дурной работы не делают, мужественные, волевые при невзгодах, изобретательные. А, что грамоты не придумали, так ее придумал только один народ, а остальные у него списали, как школьник у соседа по парте. Я еще подробно на этом остановлюсь в соответствующем месте. А пока скажу, что только народы – шовинисты могут говорить об отсталости других народов, родившихся одновременно с ними. Сказал, и сразу же прошу прощения. Не народы – шовинисты, а правители этих народов – наследственные шовинисты.

Глава 2

Первичные народы

 

Введение

 

Западная Европа пока исключена из рассмотрения. Снижение

«древности» народов уравнивает шансы русских.

 

  Чтобы найти место русских среди народов Евразии, попытаюсь рассмотреть влияние на возникновение и становление народов географических понятий, таких, как север, юг, в том числе экстремальных, умеренных климатических полос. Равнинные, горные, предгорные, лесные, степные условия проживания. Вторичные признаки народов, такие как «совместимые» друг с другом народы и «несовместимые», экстремальной скученности и рассеянные, борющиеся и «уходящие» от борьбы, «находчивые» и «ненаходчивые», народы, а также «терпеливые» и «нетерпеливые», целеустремленные и «нецелеустремленные» народы. Необходимо также рассмотреть создание и функционирование семьи и семейства, отношение к детям и старикам, слияние не родственных семей, кровное и семейственное родство. Естественно, всякий народ состоит из элиты и общей массы. Необходимо рассмотреть формирование элиты, первичные и вторичные элиты, наследственные элиты, переход элиты в народ и обратно, переходные процессы в формировании элит и переходные элиты. Природные лидеры в народе: по физической силе, по уму, по находчивости, по хитрости, по стремлению и не стремлению в элиту, улучшатели и консерваторы, избираемые и достигающие. Революционные элиты, закрепление элиты.

Скажу сразу, что западноевропейцы кажутся мне, исключением из правил. Все остальные народы Евразии — это народы, развивавшиеся по какому–то правилу, и все они достигли сегодняшнего состояния по этому какому–то правилу. Западноевропейцы на каком–то этапе в своем развитии пошли по другому правилу и достигли сегодняшнего развития благодаря именно ему. К такой мысли меня наталкивает то, что длительность истории, то есть хронология исследованиями Морозова сокращена в среднем на 2000 лет, а у иных народов, таких как Древний Египет и Вавилон — еще более. По «новохрону–1» реальная история началась с 3 века нашей эры, по «новохрону–2», еще позже, с 11 века, а если принять во внимание, что «новохронисты–2» пишут про 11–13 века, что там «все темно», то реальная история началась с 14 века. Но, «новохрон–2» я пока не буду принимать во внимание, он написан не с исторической, а с политической целью. Я его критиковал и еще буду критиковать в соответствующем месте. А вот с 3 века история, действительно могла начаться и, исходя из этого, почти все народы вошли в жизнь почти одновременно. Разница даже в 500 – 700 лет не кажется такой большой по сравнению с разницей в 2000 – 5000 лет. Это очень облегчает мою задачу.

 

Географические особенности проживания народов.

«Главный проходной двор» древности

 

Безусловно, я в этом вопросе не оригинален. Таких исследований достаточно, но все они исследуют так сказать эмоциональные наклонности народов в зависимости от места проживания, такие как импульсивность и уравновешенность, страстность и флегматичность, сексуальность и воздержанность. Социальной стороной вопроса, мне кажется, занимались только, если они попадали в разряд взаимосвязанных с эмоциями, такие как ленивый народ и работящий. Причем писали, что в Африке ленивый народ, так как там все растет богом посаженное — только срывай и клади в рот, а в средней полосе все надо посадить, вырастить, убрать, сохранить, поэтому надо работать. На это можно ответить, да и отвечали, что в южном Китае тот же климат, что и в северной и южной Африке, а, между прочим, китайцы считаются самым работящим народом в мире. Самыми сексуальными в бывшем Советском Союзе считаются кавказцы, а население катастрофическими темпами увеличивалось в Средней Азии, «обеспечивая» хорошие показатели по всему Союзу.

Начнем с северных и южных народов Евразии. На юге жить хорошо. Не надо теплой одежды, почти не надо топлива. Пожарить шашлык и испечь лепешки — не много надо дров, но их ведь в Средней Азии вообще практически нет. Поэтому в средней полосе России при жительстве в лесу хотя и намного холоднее зимой, если топор есть, не пропадешь. Но улицу не натопишь, поэтому нужен дом, яма с крышей или пещера, где можно сохранить тепло. Это не простая задача. Пещер в России нет, деревянные рубленые, так называемые, русские дома почему–то не строили, а жили в ямах – землянках с крышей из хвороста и веток по описанию древних византийских хронистов. Этот вывод надо запомнить, чтобы объяснить его в соответствующем месте. Сейчас же просто скажу, что не было топоров. Потому, что южные народы в той же Средней Азии дома строили – каменные, но большинство – саманные.

Южные народы в основном теснились в районах предгорий, и только самая незначительная часть – в горах. Хотя, надо сказать, что и оазисы не пустовали. Пройдемся по северному Тибету, Памиру, Гиндукушу. Здесь «крыша мира» разделяется на две ветви: восточную и западную. Западная: Гиндукуш, Копетдаг, Эльбурус, Кавказ, Понтийские горы в Южном Причерноморье, Стара Планина на Балканах переходит с юга в Альпы, с севера — в Карпаты. В Причерноморье, особенно с северной стороны, гор нет, но я его включил, чтобы не прерывать ниточку, тянущуюся через половину планеты. Южную часть этой «ниточки» до Ирана, включающую Индию, Афганистан и Пакистан я не беру во внимание потому, что о жизни этих народов до завоевания их Великобританией почти ничего не известно, за исключением мифов и приписываемой им большой древности. Другая часть цепочки от Тибета: Тянь–Шань, Алтай, западные и восточные Саяны, Яблоневый и Становой хребты, Сихотэ–Алинь. Вся эта «цепочка» заселена плотно с незапамятных времен и народы, которые там живут сегодня, жили на этих же местах, как «началась» история. Даже швабы или баварцы, включая швейцарских немцев Цюриха, не считают северных приморских пруссаков «своей» нацией, хотя сегодня говорят на приблизительно одном языке. Равнинные немцы около Балтийского моря — это же гунны. Не знаю как сегодня, но еще в конце прошлого века их так и называли, например англичане, желая высказать презрение. Истинные, так сказать поляки, это краковские предгорные поляки, а вся нынешняя приморская равнина переходила из рук в руки даже в нашем веке. Стоп. Из рук в руки. Если вспомнить историю, то все равнины то и дело переходили из рук одних народов в руки других, порабощенных.

Вспомним Италию, северную и южную. Южная Италия, начиная с гор, скажем от Флоренции, — это же типические итальянцы, смуглые, красивые, все как родные братья. И возьмем Ломбардию, к примеру. Там живет народ, ничего не имеющий во внешнем виде от классического итальянского типа. Этот народ не отличишь от русских, немцев, поляков и так далее. Даже на классических французов они непохожи. Скорее всего, североитальянцы похожи на русских, а русское лицо вообще описать невозможно. Совершенно всякие носы, волосы, скулы, глаза, очертания губ и так далее.

А вот тирольские народы Австрии в предгорьях Альп — это более чистый этнос. Или возьмем ту же Чечню, которая сегодня у всех на языке. Надтеречный район — это «с бора по сосенке», а вот горная Чечня — это чистые чеченцы. Или народы Дагестана. Расул Гамзатов насчитал там не то сорок, не то все сто народов. Каждая деревня – народ, со своим языком, который едва понимают в соседнем селе. Я очень удивился, но и в Италии жители довольно близких областей говорят едва понятно для других соседних. Например, провинция Венето со столицей Венецией для соседней Брешии с главным городом Бреши отличаются не только по языку, но и по социальному положению. В Брешии почти никакой промышленности, люди бедные, как у нас говорят депрессивный район, а Венето, где тоже никакой промышленности особой нет, живут хорошо, все работают, всем хватает на житье, в Ломбардии вообще – зажиточные люди. Юг Италии вообще ничего не делает кроме детей, и живут на пособия, собираемые с Ломбардии. Недаром ломбардийцы все хотят отделиться от южной Италии. В общем, по всем предгорьям рассматриваемого мира – на каждом квадратном километре – народ. А Афганистан. Народов, как в Вавилоне при столпотворении.

Пройдемся по северу Евразии, открытому на Ледовитый океан. Тут народов, раз – два и обчелся. Чукчи, ненцы, коми, якуты, эвенки, коряки, долганы, некоторых даже не могут как следует различить (округ ханты–мансийский), то есть там кочуют и ханты, и манси вперемешку на территории, равной пол–Европы. Дальше Скандинавия и горы на ней. Сразу другой коленкор, народов побольше, погуще. На самих горах–то никого нет, – все умещаются в немногочисленных долинах и в приморских фьордах, но тут еще остатки Гольфстрима помогают. В общем, тенденция такова: предгорья – самое любимое местопребывание первичных народов. А теперь подумаем над следующим вопросом: все ли народы, обитающие в предгорьях, первичны и живут здесь со дня так сказать своего основания, или они в борьбе завоевывали здесь себе место под солнцем, явившись с равнин и скучившись здесь как сельди в бочке?

Но сперва надо разделить понятия горные и предгорные народы, уточнить их. Наверное, в литературе есть четкое разделение с формулировками, мне они неизвестны из–за малой начитанности. Притом, я не хочу устанавливать каноны, мне это разделение понадобится один раз, для моего исследования, а потому я его и сделаю самостоятельно, как мне удобно для моей цели. Потом эти разделения могут быть забыты, сослужив мне единовременную службу. Итак, я делю народы на высокогорные, горные, предгорные, тяготеющие к горам, равнинные. Последние я опять поделю на водные и на безводные (в смысле степные, полустепные и пустынные), а водные на прибрежные морские и долинные (речные). Долинные народы я поделю на лесные и безлесные речные. Северные народы напрашиваются, чтобы их поделили на лесные, лесотундровые и тундровые. А теперь начнем.

Высокогорные народы — это народы никогда не спускающиеся с гор. Вся жизнь их проходит там, на высоте. Яркий их представитель тибетцы, непальцы, частично киргизы. Они живут в сравнительно суровых условиях, занимаются в основном скотоводством, охотой, промыслами на основе переработки шерсти и переработкой молока для длительного хранения, цветными металлами для мелких поделок типа чеканки. К ним трудно добраться и завоевателей туда в большей степени не пускают горы, чем народ. Это древние народы, не особо подверженные цивилизации из–за трудности общения с другими народами. Там почти все застыло на века. Они покупают только хлеб, иногда металлы, ткани в обмен на продукты долгосрочного хранения, шерсть и изделия из нее, трудоемкие металлические изделия. Их никогда не завоевывали. Изолированность даже друг от друга горными перевалами, ущельями и пропастями создала предпосылки для дезинтеграции. Каждый аул – народ со своим языком и нравами. Из известных мне народов – это Дагестан с их 40 языками, горные киргизы, и дальше там, на Памире, начиная от всем известных непальцев–проводников (шерпов) на Эверест.

Горные народы — это народы межгорных долин и ущелий, не строящие своих домов, даже на прилегающих к горам равнинах. Жизнедеятельность этих народов разнообразней, занимаются кроме перечисленного мелкомасштабным земледелием (овощи, фрукты, бобы, иногда и хлеба, если места хватит). Главная их особенность – дома у них располагаются на откосах гор, к которым добираться надо альпинистам, а в самих долинах – ущельях у них только часть рабочих мест. У них всегда есть возможность при появлении неприятеля или перегородить свое ущелье и дать неприятелю бой, или сразу убежать в свои дома на откосах, а если догоняют – еще выше, где уже никто не достанет. Эти народы в пределах своей долины живут как мятник качается. Вдруг народ набирает силу, рождаемость повышается, богатства прибавляется и он начинает засматриваться на открытое пространство перед своей долиной, прогоняет оттуда других и начинает осваивать прилегающую территорию, создавать государственность, царский трон золотой покупает. Люди шикуют и забывают работать, учиться, упражняться и их опять загоняет кто–нибудь на горы. Потом ситуация повторяется, так и качается маятник. У этих народов на крайний случай всегда есть убежище и они живут так веками, тысячелетиями, особо не утруждая свой мозг науками, изобретениями. От безнаказанности они привыкают делать набеги на равнину: прибежали, похватали что плохо лежит, убежали. Яркий пример — чеченцы, ингуши, часть дагестанцев, жители Сан–Марино в Италии, частично швейцарцы и так далее по всей ниточке, которую я прочертил вначале, от Тибета до Испании.

Предгорные народы — это, как правило, осмелевшие родственники горных народов в периоды расцвета. При большой опасности они уходят в горы, бросая свои дома, при малой – сражаются с пришельцами. Это немного ленивые и достаточно хитрые народы: виноградари, садоводы, полуоседлые животноводы, ковродельцы, переработчики кожевенного сырья, обменные торговцы (бартер) между горцами и равнинными народами. Сады и виноградники не требуют тяжкого ежедневного труда, животноводство из–за предгорных почти круглогодичных пастбищ – тоже. Сады и виноградники можно временно оставить завоевателям, скот отогнать, дома не сожгут дотла, каменные. Вернулся – почти все на месте. Смотря по завоевателям, можно и вообще остаться на месте и постараться ужиться. Костяк таких народов всегда сохраняется, но этническая мешанина тут – дай боже. Все завоеватели что–нибудь, да приносят, что–нибудь, да оставляют. И науки, и искусства, и свои религии, и свои гены. К ним можно с некоторой долей уверенности отнести черкесов, адыгейцев, долинных киргизов, талышей и татов, баварцев, пуштунов. Нельзя сказать, что эти предгорные народы так уж все и перемешались. Нет, конечно, но ареалы их соседствуют друг с другом вдоль предгорий, а на границах ареалов и происходит мешанина. Между этими ареалами вклиниваются и остаются навсегда вообще пришлые отщепенцы от других народов, издалека. Так кумыки и карачаевцы на Кавказе вообще относятся к алтайской семье народов, вот живут и считают себя одной республикой, Карачаево–Черкесией, правда, поругиваются в последнее время. Ныне, после развала Союза это модно.

Тяготеющие к горам народы – это народы, любящие и лес, и горы. Это очень удобное место, когда густые леса переходят в горы. Для людей широкое поле деятельности: от лесопереработки до горного скотоводства. Очень удобно укрываться от напрошенных гостей, хорошо партизанить. Агрессивным пришельцам тут несладко, можно только договориться пожить на взаимоприемлемых условиях. Это Балканы, Западные и Восточные Карпаты, отроги Восточных Альп. Конечно, коренные народы, живущие тут вечно, есть. Но и места эти завидные. Поэтому повоевать тут и остаться претендентов было много. В более глубокой древности, когда народу вообще было немного, да чума косила почем зря, выдавались времена, когда можно было найти места практически свободные, и этим, безусловно, пользовались. На Балканах, например, на карту глаз опустить некуда, сразу попадешь не менее чем в две–три страны. Почти также и на Карпатах, не говоря уже про Северный Кавказ, тут и отсутствие лесов не мешало приткнуться, а, может быть, тогда леса и были. Но народы из степей в предгорья не пойдут – тут им некрасиво, простору нет. Вот, например, кумыки из алтайской семьи народов жили в невысоких горах и рядом с водой и место новое себе нашли между Каспийским морем и Дагестанскими горами, точно такое, как было у них на древней родине. Каракалпаки тоже из той же семьи и место такое же нашли, только у берегов Аральского моря. Тогда оно еще было. Его только лет тридцать как нет. А раньше было такое же почти как Телецкое озеро, а рыбы – еще больше. Или венгры, бывшие угры, жившие в низине от Зауралья до нынешней Венгрии. Во всей Центральной Европе, вроде бы, такого места, как у них раньше было, нет, а ведь нашли – низину, примыкающую к Карпатам и Альпам с одной стороны, а с другой – почти бесконечная равнина, да еще и с озерами. Прямо как на древней родине. Мне кажется, такой выбор народов надо принимать как аксиому, не пойдет равнинный народ на горы, и наоборот.

Осталось рассмотреть восточную горную цепочку, начиная с Тянь–Шаня и кончая Сихоте–Алинем. На всем этом протяжении проживает Алтайская семья народов, включающая тюркскую группу, переходящую в монгольскую группу народов, которая, в свою очередь, переходит в тунгусо–маньчжурскую группу народов. Монгольская группа как бы вклинивается с юга в тюркскую группу и как бы оттесняет тунгусо–манчжурскую группу на север от Байкала, а тунгусо–маньчжурская группа, в свою очередь, уходит с северной части Байкала и распространяется отдельными очагами на северо–запад и северо–восток, охватывая с двух сторон представителей тюркской группы (якутов и долганов), и как бы вытесняя их далее на север и разрывая, тем самым, их родственные связи с тюркской группой.

Алтай, таким образом, становится перекрестком дорог «юг–север», «восток–запад». Это все горно–предгорные и тяготеющие к ним народы. Ниточка сплошных гор, которую я чуть выше обозначил, разрывается в единственном месте, по линии реки Черный Иртыш – озеро Зайсан – Иртыш, разделяя южную часть тюркской группы (туркмены, узбеки, казахи) от предсеверной (алтайцы, хакасы). Тувинцы и шорцы, хотя и относятся к тюркской группе, но, по–моему, их лучше отнести к монгольской группе (бурятам), разорвавшим и оторвавшим более близких к тюркской группе эвенков и эвенов и вытеснив их на север. Последние же оттеснили якутов и окончательно оторвали их от предсеверных, близких к ним алтайцев и хакасов.

Когда я говорю, вытеснили и заняли их место, это не надо понимать буквально. Отщепенцы от народов, наиболее предприимчивые и воинственные из них, ищут для себя получше место, а ранее занимавшие эти места народы отдельными группами отступают в более худшие места, не считая нужным или возможным связываться с ними. Таким же образом они уходят и от нашей техногенной цивилизации. Отдельные отщепенческие кланы, попав в более благоприятные по сравнению с прежними условиями жизни условия, они дают небольшой демографический взрыв, иной раз, превращаясь в совсем новый народ, отличный от того, от которого они отщепились. Этому способствует и «перекрестное опыление» между пришлыми и оставшейся частью ушедшего на «новые квартиры» народа. Потом оказывается, что разросшиеся отщепенцы совсем непохожи на своих праотцев. 

Разрыв гор по линии «Черный Иртыш – Зайсан – Иртыш» соединяет ровной, как стол «дорогой» от Северного Причерноморья до Тихого океана. Что тут происходило, в этом «проходном дворе» — никто не знает, потому что никаких летописей здесь не писали, а если и писали, то их не нашли до сегодняшнего дня. Но, что движение поперек этого проходного двора было с юга на север, показывают буддийские книги у тувинцев–бурят, которые через пустыню Гоби попасть не могли и, скорее всего, попали вместе с этими народами, пересекавшими линию «Черный Иртыш – Зайсан» с юга на север, иногда встречавшись с восточно–западным движением народов по проходному двору.

Посмотрим на южно–тюркскую группу, так называемой, алтайской семьи народов. Я в Туркмении был, потому и говорю, что туркмены скорее к индоиранской семье относятся, чем к алтайской. Надо посмотреть на разрез глаз и овал лица туркмен и станет ясно, откуда они. Потому они не только в горах и предгорьях проживают, но и пустыню осваивают, совсем как иранцы. Но не это главное. Главное то, что высокогорные, горные, предгорные и тяготеющие к горам народы здесь живут точно также и по таким же принципам, что рассмотрено выше. Проходной двор около их гор здесь очень широк – по центру его не пройдешь, жарко и пить хочется, дров для костра не найдешь. Поэтому зимой по проходному двору ходили по их стороне двора, летом – по противоположной, по кромке сибирских лесов или по Казахскому мелкосопочнику. Жили они точно также, то, высовываясь из гор, то, прячась в них. Этнос постоянный, но и бродяги заскакивали, а иные и оставались, ненадолго или навсегда, подмешивая культуру и гены. Особая мешанина вышла в Таджикистане – форменный Дагестан по «смешению языков». Тут и просто таджики, и припамирские таджики, и язгулемцы, и бартангцы, и рушанцы, и шугнанцы, и ишкашимцы, и ваханцы, и можно продолжать, но почти все они принадлежат к памирским народам. А почему? Потому, что летний «проходной двор» «восток–запад» существует по близкой к горам Амударье и здесь к нему примыкает еще один «проходной двор», аж из самой Индии через Афганистан, тоже большой, но поменьше первого. Про них хватит, выше много говорилось.

Самое интересное – это Алтай и Саяны. Алтайцы и хакасы древние народы, как и горцы–предгорцы Кавказа и Памиро–Алая, с такой же древней культурой, самобытностью, но без письменности, так как оторваны от мировой цивилизации, около них никаких путей не проходит, ни себя показать, ни на людей посмотреть: живут и помирают. Их немного потеснили шорцы и тувинцы, но не войной, конечно, а так, построили свое жилье по–соседски, места предостаточно, не то, что на Кавказе или в предгорьях Альп и Карпат. Притом, шорцы железо начали плавить, может быть, даже раньше, чем на Карпатах. Они и называются шорцы, то есть кузнецы по–ихнему. Здесь же между шорцами, алтайцами и хакасами и даже по Кузнецкому Алатау поселилась часть казахов. Скорее всего, это даже их прародина, потому что Алатау – это ведь казахский «термин». Но потом по каким–то неизвестным причинам их отщепенцы начали кочевать по самой широкой части «проходного двора» и веков через несколько стали отдельным народом. Прибайкальские горы тоже нашли себе обитателей, без драки и шума.

Выше я говорил, что эвенков и эвенов вытеснили монголоиды, а они, в свою очередь, вытеснили якутов, взяв их в полукольцо с юга. Теперь каюсь. Не подумал как следует. И тех и других вытеснили русские, заняв верховья Енисея и Лены с многочисленными притоками, места благоприятные, где все есть и жить, в общем–то, хорошо. Попутно русские загнали алтайцев, тувинцев, хакасов, шорцев подальше в горы из благодатных долин притоков Иртыша, Оби, Енисея и Лены. Если посмотреть на сегодняшнюю карту расселения народов Сибири, то картина будет следующая. Обь с Иртышем на всем своем протяжении со всеми верхними притоками по обоим берегам до десятка километров до самого Ледовитого океана сплошь заняты русскими, а местные народы оказались в междуречьях. С Енисеем – то же самое, но пореже. Верховья притоков тоже оставлены местным народам. Лену успели пока «освоить» с верховьев до Якутска, и то – пятнами. Остальное пока оставлено, немного выдохлись, силы набирают, да, видно, так и не наберут.

Не надо думать, что русские сильно воевали, отнюдь. Они спаивали местные народы в обмен на соболей, за соболя — бутылка. Я знаю, что говорю. Я полвека прожил в Кемеровской области, рядом с шорцами, тельбесами, телеутами, последних двух народов даже на картах советских нет. Весь бассейн реки Томи, правого верхнего притока Оби, впадающего в нее около Томска, искони занимали эти народы. Пришли русские с огнестрельным оружием, построили крепости (на Старокузнецкой крепости в центре Новокузнецка и дата выбита — 1693 год), стали менять водку на соболей, шорцы ушли в горы, как и положено предгорным народам. Сейчас в шорские деревни в глубокой горной тайге русские летают на военных и гражданских вертолетах «чартерными» рейсами с водкой на борту. Возвращаются с соболями такого же веса. Почти все шорцы уже вымерли, из многочисленного народа–кузнецов осталась горсточка алкоголиков, которые пьют вместе с женами и детьми с утра пораньше. Также и в Якутии, да – везде, где появляются русские, у которых выработался некий иммунитет на водку, среди народов, никогда ее не употреблявших до русских. Но не русские были первыми в Сибири. Первыми, я думаю, были татары и чуваши.

Я особенно–то никогда не верил в татаро–монгольское иго на Руси. Мне казалось совершенно невероятным, чтобы орды двигались на полземли вместе с чадами и домочадцами, по пути рожая и воспитывая детей, одновременно воюя с сотнями народов, и всех побеждая, пока не добрались до «святой» Руси, и тут отчего–то встали, «не захотели» дальше идти, хотя чуть дальше было несравненно лучше, к Гольфстриму ближе. Все–таки Западная Европа не чета России хотя бы по климату. «Новохронисты» с цифрами и фактами доказали, что я думал правильно, за это им спасибо. Конечно, казанские татары и чуваши жили там, где живут, искони. Как оказались, будем думать, когда перейдем к равнинным народам. А сейчас о странном обстоятельстве расселения их на карте СССР, которая у меня под руками. Чуваши и татары сегодня живут в районе 55 параллели, в среднем течении Волги и Камы, в широколиственных и хвойных лесах, оседло. Далее к востоку на этой же параллели в лесостепи живут башкиры, родственный, но в недавнем прошлом полукочевой народ. Лучшее мясо для всех – конина и не потому только, что мусульмане, но и потому, что конь чище коровы и «благороднее». Уж не знаю пока почему, но часть татар и чувашей решили искать новые места для жизни, но непременно чтобы такие, к каким привыкли и любят. Они прошли сквозь башкирскую лесостепь по взаимной договоренности родственных душ, спросили как идти дальше, поднялись по реке Уфа, перевалили небольшую гряду, дошли до Тобола и его притоков и обомлели: ну, точная копия их родных мест и на той же параллели, правда, они об этом тогда не знали, поди. По всему Тоболу и его притокам, вплоть до устья Иртыша организовали целую кучу поселений, выбрав места получше, а, может быть и прогнав кое–кого. Далее разделились на две колонны, одна понаделала стоянок вверх по Иртышу, вторая – по Оби, вплоть до Новосибирска, которого тогда не было еще. Потом останавливались по Чулыму, но немногие, остальные поехали дальше по той же параллели, добрались до Енисея между Енисейском и Красноярском, которых тоже не было, переименовали реку Она в Бирюсу и тут уж понастроили целую кучу стоянок, уж очень место хорошее, и все на той же параллели. Всего таких поселений–пятен на карте – под сорок, я ее нарисую в другой своей работе. Наверное, пошли бы дальше, к Тихому океану, но тут их догнали русские казаки, обогнали и сами пошли к Тихому океану, запретив татарам и чувашам следовать за собой. Надо полагать, что это было уже после взятия Казани Иваном Грозным (Василием Блаженным по реконструкции «новохронистов–2», с которыми по этому вопросу я полностью согласен). Ну вот, теперь, кажется, можно перейти к равнинным народам.

Равнинные народы, как выше сказано, делятся на водные и безводные. Начнем с безводных. Это не сильно многочисленные народы. Живут на землях, которые никому не нужны, люди тихие, незадиристые, обходятся малым, но любят много мяса, единственную отраду кочевой жизни. Как они появились на «проходном дворе» неизвестно, может быть не стали спорить с соседями на Кузнецком Алатау. На проходном дворе места было – завались, травы – тоже, правда летом выгорала напрочь и воды мало. Научились не мыться по утрам, с вытоптанного места быстро переходили на невытоптанное, «целину» в те времена не поднимали. Постепенно выработали технологию кормежки своих овец, выработали свои маршруты, чтобы всегда скотина была сыта. Весной спускались ближе к свежей зелени, к югу. К середине лета перемещались к северу, где трава подрастала и не сильно выгорела. До перебравшихся сюда татар и чувашей не доходили, зачем ссориться. Одна беда, «вечный зов» предков, могилы. Хоронить в степи, где попало не хотели. Создали и тут «технологию», стали ходить кругами, круг – в семь лет, и трава всегда свежая и могилы стали делать на этом круге, но в одном месте, назвали его Белая могила, по–своему конечно – Акмола. Это потом уж Брежнев тут целину организовал, распахал все, переименовал их город–некрополь в Целиноград, а свой уже, Назарбаев, снова переименовал, теперь уж в Астану, благозвучнее. И столицу сюда перенес из Алма–Аты, которая, в общем–то, вовсе и не их столица была раньше, а неизвестно чья, построенная в основном русскими в месте, неудобном и опасном. Сель регулярно полгорода сносит. Предки бы никогда столицу здесь не построили. «Проходной двор», конечно, действовал, туда–сюда люди сновали, но в основном к казахам не привязывались, ну если попадутся на пути, пограбят, конечно, но и грабить особенно нечего. Скотину немного порежут, остальная разбежится по степи, потом собирай ее опять в отары, а в юртах–то и брать нечего, кроме тяжелого семейного котла – кому он нужен, такой тяжелый? Так и жили до советской власти, которая понастроила им рудников, шахт, металлургических заводов, кучу электростанций на местном угле напополам с породой, распахала полстраны, ветер тонкий слой чернозема унес, трава не растет даже. Но казахи даже не пошли работать на эти заводы, русских понагнали, волжских немцев, чеченцев, калмыков – потенциальных предателей советской родины в период Великой отечественной войны, хотя немцы и не знали, что у них есть «союзники» в калмыцких степях. В общем, создали тут всякие межнациональные конфликты, которых отродясь здесь, на большой дороге, не было. А теперь их вождь гордый ходит, страна–то индустриальная, хотя его народ и не знает про это, ходит себе, овец пасет. Как подойдет к могилам предков, обихаживает свои некрополи так, что выглядят лучше их жилья, сам видел. Такие вот дела у степных кочевых народов, земли которых никому не нужны, кроме них и коммунистов, но последние к народам не относятся. Калмыки тоже так живут, и если бы их современный лидер не построил им «Чез–Сити», так бы и жили.

Совсем другой коленкор у степных (равнинных) народов, где их много, а места, вроде, мало, хотя его и некуда девать, почти никто там не жил в древние времена, совсем почти пустовали. Это я о Причерноморских степях начинаю речь вести. Скифы, печенеги, половцы, хазары. Сколько их там было. Но, никто, между прочим, не говорит, что там эти народы жили, они оттуда приходили грабить Русь и брать пленных, спрос на рабов был высок. Если сегодня говорят, что такая–то группировка «контролирует», например, Измайловский рынок, то это вовсе не означает, что они там живут. Просто мафиозные «разборки» между соперниками–бандитами привели к тому, что именно эта бандитская группа «достойна» именно этого рынка, не лучшего и не худшего. Лучшим рынком завладела более сильная группировка бандитов, более слабая группировка владеет рынком похуже, чем Измайловский. Вот и все, это очень просто. Пример классический для 2000 года от Р.Х. Группировки то на взлете, заметим, как и народы, то в «перестройке», ослабленные, оскудевшие, запрыщавившие по Высоцкому. И Измайловский рынок, простите, Причерноморские степи переходят из рук в руки, и не сами степи, а контроль над ними, а контроль, в свою очередь, означает просто–напросто право брать дань в этих степях, как на Измайловсом рынке с торговцев.

Итак, кроме скифов в самой глубокой древности, в Причерноморье, не считая самых берегов, никто не жил постоянно. Богатейшие черноземы нынешнего Краснодарья, Ставрополья, ростовские и украинские, каких на всей планете больше нет, не возделывались. Их начали возделывать только при Екатерине II после знаменитого потемкинского укрощения крымских татар и здесь же столкнулись с чеченцами. В чем же дело? Дело в том, что здесь пролегало продолжение «проходного двора» с востока на запад, который здесь разветвлялся на морской, по знаменитым проливам, и сухопутный, через Бесарабию и Карпаты. В дельте Волги от него ответвлялся северный речной путь до Ярославля. Главная точка схождения находилась в дельте Волги. Это была как бы главная таможня на границе Азии и Европы. Никто не мог пройти мимо. Южный путь по «проходному двору» по Средней Азии и далее через Туркмению по Малой Азии то открывался, то закрывался в зависимости от политической обстановки там. Через Причерноморье был самый быстрый путь в Европу. При скифах они, наверное, и «держали крышу» для всего Причерноморья. Потом времена изменились. Путь от Волги до западного берега Черного моря поделили преступные группировки – народы, обитавшие поблизости. Недаром, и сегодня говорят, что преступность не имеет национальности. Здесь верх держать могло только сильное большое государство, такое как Россия, но России еще не было, поэтому путь был поделен на участки.

Первый участок – это устье Волги, город Астрахань, он же Итиль, он же Сарай и так далее. Каждый народ или преступная межнациональная группа, захватив его, переименовывали на свой лад. Но не в этом дело. Этот контрольно–пропускной пункт (КПП) был официальным сборщиком таможенных платежей в пользу владельца города и района. На одни платежи можно жить, иногда осетров полавливая. За него, конечно, боролись окрестные народы, но русских не было, они сидели в лесах, бортничая и питаясь дичью. Их тут не было.

А вот чуваши с татарами, по–моему, пытались проложить от Казани на восток свой БАМ, (Байкало–Амурскую магистраль для тех, кто забыл, что это такое), к северу от «главного проходного двора, до Байкала, и почти проложили. Этот БАМ – не сплошная линия, а как бы пунктир с поселениями до Байкала. Идея очень плодотворная, весь путь проходил бы по их «блокпостам» от Байкала до самой Казани. Далее можно было хоть вверх, хоть вниз по Волге. Но удалось ее осуществить полностью только в начале 20 века, русским царям. В те времена татары казанские и крымские, наверное, были заодно, разделив сферы влияния. Первые бы контролировали Сибирь, вторые Причерноморье. Потом их разделили калмыки – друзья степей по выражению Пушкина, пришедшие из буддийского далека, отщепившись. Думаю, что калмыки и обслуживали этот путь ранее, кочуя вместе или раздельно с казахами. Я же уже показал, что народы не любят менять свои привычки относительно окружающего пейзажа и избранного образа жизни. Калмыки не чета казахам. Это воины. Это Сталин перепугал их немного, выселив в Сибирь в самые тяжелые годы войны. А до революции в царских войсках калмыцкая конница не хуже казацкой была, историки пишут. Наверное, в те далекие времена они и пограбить не прочь были. Потому и переместились на свой стратегический пункт «проходного двора», сегодня окончательно утративший свое значение, и собственно разделили две ветви татар, из которых, каждая ветвь пошла по своему пути и сегодня, как говорят, даже недолюбливают друг друга. Места для них как раз по душе и свободные были в те времена. Посмотрите по карте, как они плотно перекрыли «проходной двор» на своем участке. В Астрахани был первый КПП, в Калмыкии – второй.

Дальше на запад КПП пошли один за другим, но эти КПП были иного рода. Тут стояли предгорные народы: аварцы, лакцы, даргинцы, потом шел чеченский участок и так далее до самого синего, то есть Черного моря. Тут, собственно, не КПП были, а засады. Ограбил, взял в плен купца, убежал в горы. Купца заставил дрова рубить, чтоб даром хлеб не ел, одновременно попросив выкуп с родственников. Непыльная работа. Был еще участок, вроде бы свободный, это где сейчас Волго–Донской канал. Дорога прямая, водная до Азовского моря. Тут бродили ватаги, разноплеменные и с разными сексуальными наклонностями, и не только мужские, но и женские. Думаете, зачем здесь осели донские казаки, самые знаменитые. По северным берегам Черного и Азовского морей пятнами, вдали от родины, до сих пор живут греки, болгары, черкесы, евреи, цыгане, даже армяне. Заметьте, все эти народы не изменили своей искони приобретенной любви к определенному ландшафту. Греки, как у себя дома, у моря, на той же параллели Черкесы тоже горки выбрали на «проходном дворе», цыгане – по степи, а евреям везде хорошо, по всему миру, кроме Антарктиды, конечно. Одни армяне вроде бы изменили своей природе, спустились с гор к морю, но тут надо вспомнить, что Армения совсем недавно к тем временам была великой державой, владевшей почти всем бассейном Черного моря, это в истории написано. Может быть, евреи к ним имеют прямые родственные отношения?

Запорожские (украинские) казаки тоже недаром сели на Днепре, на порогах. Не путь они из «варяг в греки» сторожили, помогая лодки волоком перетаскивать, а тоже грабили проезжих. Они защитниками границ России и «разгонителями бастующего пролетариата» стали, много, очень много позже рассматриваемых времен. А в рассматриваемые времена, они, как и донские были простыми грабителями на «проходном дворе». Только сейчас, к 2000–му году, стала забываться детская игра в казаки–разбойники, замененная сперва на «русских и немцев», а потом на безликих «красных и синих», когда у немцев кредиты начали просить.

На реке Или и южном Балхаше осели два пятна корейцев, наверное, с озера Ханка, тогда оно было их, и опять точно на той же параллели. Каракалпаки с кумыками, да и азербайджанцы откуда–то из Азии пожаловали к границам Европы в виде отщепенцев от своих древних народов. Сами отъелись в хороших условиях, а праотцы их захирели окончательно где–то, и сейчас их не найти. Постепенно южная часть «проходного двора» около среднеазиатских гор стала забываться. От Тегерана –Тебриза до Стамбула–Константинополя – Царьграда начали такие дела твориться, что не только караваны, муха не пролетит. Народов там скопилась куча и все с амбициями, так что «проходной двор» окончательно переместился на север, да и татаро–чувашский «БАМ» говорит об этом.

Спрашивается, что возили? Историки говорят, что шелка и фарфор, а я думаю, что – соль, а шелка попутно. В Иране есть соль, но он почему–то закрылся на несколько сотен лет вместе со своей солью для мира, щахи–ин–шахи там скандалили с кем–то. Господа, как ныне говорят, вы знаете, сколько соль у русских стоила в древние времена, и откуда ее возили, рискуя жизнью? И налоги на соль дикие устанавливали, хотя не пудами ее едят, а золотниками? С озер Эльтон и Баскунчак, расположенных на севере Каспийского моря между Волгой и рекой Урал. Солигалич, где добывалась русская соль, только в 1450 году присоединен к Московскому княжеству. В те времена в Белоруссии еще соляных шахт не было, да и самой страны тогда не было, белорусы в лесных ямах, покрытых хворостом, жили, впрочем, как и русские. А где еще в Европе открытые месторождения соль есть? По–моему нигде, только шахтная, а шахт соляных тогда еще не научились строить. А вы знаете, что на всем Дальнем Востоке нигде соли поваренной нет при таком обилии рыбы? Ни одного месторождения, ни открытого, ни шахтного, даже сегодня. Потому–то рыбу и сушили, вялили без соли местные жители, что соли не было, и сегодня нет. Вся привозная, притом издалека. И сегодня корейцам нравится полусоленая–полугнилая рыба, привыкли. Не потому ли и пожаловали на Балхаш организовывать поставки, да так и привыкли, остались, когда специально для соли царское правительство построило Транссибирскую железнодорожную магистраль. А почему китайцы соль экономили всегда больше чем свои юани? Недаром говорят им, желая обидеть: «Ходя, соли надо?» Я думаю «проходной двор» можно называть «соляной дорогой», а не Великим шелковым путем, как он официально называется. Да и сколько шелка надо Европе? На одном верблюде можно привезти и одеть всех царских дочек от Византии до Альбиона. Как будто весь народ Европы в шелках ходил. А, вот соль ели тысячи лет все, и сегодня едят каждодневно. Морская вода хотя и соленая, но больше горькая, в пищу не годится.

Как же переселялись народы по «проходному двору»? Видно, что переселялись, но народы небольшие, народные отщепенцы. Ни одного народа полностью не переселилось. Надо бы о татаро–монголах. Про татар с чувашами я уже писал. Никуда они не переселялись, а просто строили древний «БАМ», и ставили на станциях обслугу, как в начале проходящего века русский царизм строил железнодорожные станции и поселки вокруг них вдоль Транссибирской магистрали. Но немного не успели достроить чуваши с татарами, русские помешали, остановили, сами стали продолжать. Притом татары шли не с востока на запад нас завоевывать, а с запада на восток, чтобы нам не мешать, великороссам. Что касается монголов, то им ничего не известно, о том, что они ходили нас завоевывать. Да и карта показывает, ученые–этнографы составляли. Ни одной монгольской юрты не приметили на всем протяжении «проходного двора». Все народы, представители которых шлялись по этому пути, следы свои оставили, одни монголы не оставили, ишь какие конспираторы–чекисты, прошли, следов не оставили и никто их не видел. Завоевали, а потом испарились опять в Монголию, а награбленные богатства куда дели? Советские геологи всю Монголию перекопали, перебурили, не нашли. Хоть бы рубль железный или куну беличью. Ничего. И татары шли навстречу монголам, но так и не встретили их. Надо, все–таки, поискать «монголов» на Причерноморской равнине, может быть найдем?

Однако вернемся на Причерноморскую равнину, Северное Причерноморье. Огромная территория с богатейшими черноземами, теплая, благодатная от Черного моря до Киева и почти до Казани пустовала. Только по берегам морей люди жили, и то, загородившись мощнейшими крепостными стенами от степей. За 250 лет, прошедших после усмирения крымских татар Потемкиным и еще более поздних мирных договоренностей с чеченцами не так уж много городов понастроили в Причерноморье. Ставрополь, Ростов–на–Дону, Саратов, Волгоград, ну и мелкие городишки. В Сибири, Северном Казахстане, на Дальнем Востоке понастроили уйму городов, а ведь дальше в несколько раз от московско–петербургской метрополии. Вся Западная Европа трещит от народонаселения, пшеницу уже в Италии сразу за отмостками храмов сеют, больше негде, а тут пустота такая. Для ответа на этот интересный вопрос пока не хватает у меня данных. Надеюсь в дальнейшем их получить и сообщить. Итак, степных водных народов мы не нашли в Причерноморье, не считая мифических скифов, печенегов и половцев, которых в действительности и не было. Были там ватаги разные, безнациональные, если так можно выразиться. Если бы были, не ушли бы, и не пропали бы бесследно. Вся эта глава только тому и посвящена, что так не бывает.

Переходим к лесным равнинным народам, они же водные, так как живут в долинах рек. Это мы с вами русские. Киевская Русь как–то не подходит под мою разовую классификацию. Здесь и степи есть водные, и леса предгорные, и леса как у нас, русских — равнинные. Степная часть все время воевала неизвестно с кем, так как печенегов с половцами не было, в Царьград ходила, хотя ее там не помнят, вообще одни сказки, или по научному – эпос. Предгорная часть (так называемая Закарпатская Украина) и сейчас живет как жила, то в России, то в какой–нибудь западноевропейской империи. По–моему, скоро опять туда отделится. Не нравится им у нас. О Харькове у меня будет особый разговор, в специальной статье. Лесная равнинная часть такая же как у нас, к которой я сейчас перехожу, поэтому на украинской лесной части останавливаться специально не буду. Притом там сейчас почти «ядерная зима», жалко, конечно.

Как же мы жили в лесах в те времена, когда «проходной двор» как часики работал? Это трудный вопрос, но восстановить приблизительно можно, сравнив с лесами южного берега Балтики, там сейчас поляки, прибалты, бывшие пруссаки живут, которые теперь с предгорными немцами тоже немцами зовутся. Говорят, что гунны, они же пруссаки пришли в северную Германию аж с Дальнего Востока, последовательно пробираясь по кромке Северного ледовитого океана. Тогда бы они везде по пути оставили свои следы, без следов перемещений не бывает, как видно из вышеизложенного.

От Амстердама до Урала вдоль всех морей пролегает низменность, разделенная на сектора народов. От Амстердама к Уралу становится все холодней, а сектора в размерах все увеличиваются, стесненность народов падает. На всем протяжении равнинные, водные (приморские) народы. Исключение составляют Германия, Польша и Россия. Сектора у них большие, — намного больше соседних. Насчет Германии и Польши все ясно. Еще до первой мировой войны польского государства там не было, хотя поляки с пруссаками вперемешку жили, пруссаки даже взяли верх в нынешней Балтии (Литве, Эстонии, Латвии). Но это было позже рассматриваемого нами времени. В более ранний период, пруссаки составляли дикий лесной народ, в то время как предгорные немцы уже вроде бы владели так называемой Римской империей германской нации. Непонятно только, какого черта их понесло на юг, когда лесные люди не были завоеваны. Впрочем, и это объяснить можно без натяжек, к которым все время прибегают авторы «новохрона–2». На юге была цивилизация, там много было красивых вещей, и охота была всем этим завладеть. Нравы тогда везде были одинаковы. А когда окрепли, прибрали к рукам и приморских лесников, людей мужественных, сильных и диких, то есть таких, которых можно было направить «дранк нах остен», так сказать. Что они и сделали, завоевав изрядный кусок, пока Александр Невский их не застопорил. Затем, когда Россия вздыбилась, она и Польшу опять отвоевала. Потом Гитлер опять все вернул, но ненадолго. В общем, это уже современная история.

С северной стороны Балтики все принадлежало шведам, людям горно–морским, давно уже выдвинувшимся в один из мировых народов–лидеров и даже пытавшимся забрать себе побольше теплого юга, вспомните Полтаву при Петре I. Я думаю, это произошло потому, что их–то земля никому не была нужна, холодно и пасмурно, да и пшеницу почти негде сеять. А из ближайших соседей, кто мог осмелиться? В те времена и в горно–предгорных регионах Западной Европы не определились, где чья земля, на территориях–толкучках, не говоря уже про Балканы, на которых еще и сегодня еще не все устоялось. Поэтому ничего удивительного в том нет, что на их земли особенного спросу не было. Сами они попытались подраться за новые жизненные пространства, но быстро сообразили, что не это главное. Наладили такую жизнь для себя, что сегодня им многие завидуют, впрочем, так же как и исландцам, земли которых тоже никому не были нужны кроме самих исландцев. К истории надо подходить на уровне житейского опыта, а не выстраивать ошеломляюще красивых версий.

Горно–предгорные народы около теплых морей из–за скученности и тесноты немного раньше начали думать, как жить дальше, нежели лесные равнинные народы, как видно из небольшого экскурса в южную Прибалтику. Но это отнюдь не значит, что они опередили лесные народы на века. Нет, они просто думали о том, как ужиться среди толкучки, поэтому, наверное, раньше каменного топора выдумали дипломатию и некое подобие разделения труда по Марксу–Энгельсу. Во всяком случае, мифы и Библия показывают это. А кого бояться лесным равнинным народам на Среднерусской, Смоленско–Московской, Валдайской возвышенностях и в дремучих лесах между ними. Ни дорог, ни самолетов. Передвигались только по речкам и рекам, притом реки избегали, мало ли кто появиться может. А вот речку не каждый и найдет, а если найдет, не пойдет вверх по ней, дубиной по голове можно получить. Родился, дальше 15–20 километров не отходил от своего шалаша, умер. Вот в радиусе до 50 километров и образовывался народ. Это в каждой нынешней российской области вокруг Москвы проживало несколько народов. Притом надо иметь в виду, перечисляли народы иностранцы, глубоко вверх по речкам не поднимавшиеся, боязно, а потому перечень, надо полагать, не полный. «Финно–угорские племена», и – достаточно. 

Это теперь, великодержавничая, мы говорим, что народ русский жил в этих лесах. А, что все мы говорим по–русски, так это ничего, собственно, не значит. Во всех гостиницах, аэропортах, просто портах, вокзалах и ресторанах всего мира все народы говорят на английском. В некоторых странах, далеких от Англии, таких как Австралия, Индия, Канада, Ирландия, Южно–Африканская республика и так далее, да и в самих Соединенных Штатах, поголовно говорят по–английски, весь Интернет на английском. Так что нечего удивляться, что куча маленьких народов говорит на русском, наши правители чуть было не отучили даже украинцев и белорусов разговаривать на своем языке, которые, может быть, подревнее нашего, русского, будут. Совсем недавно по историческим меркам времени вся Европа пела псалмы то на греческом, то – на латыни. Только после ленинской революции в школах отменили изучение этих мертвых языков, одни провизоры в аптеках, да врачи изучают, притом так, что бумажки друг к другу толком зачастую понять не могут.

Насильное одноязычие – это метод создавать «единую» нацию из многих народов. Никакой единой русской нации до сих пор нет и, естественно, не было никогда. Как, собственно, и дагестанской, и чеченской, да и той же немецкой, итальянской, французской и уж, само собой разумеется, американской нации. Это все общности наций, объединенных в одном государстве. Это политико–военный союз, а не этнический.

 Я это покажу на одном примере, хотя мог бы приводить десятки. Незачем, и так все ясно. Никто никогда не задумывался, почему из всех ранее российских, потом советских, а ныне опять российских учителей школ подавляющее большинство — учителя русского языка, русской словесности. Их выпускали и выпускают столько, что хватило бы обучить русскому языку весь мир. Только незначительная часть из них работает учителями, остальные – где попало. Потому, что их посылают в глубинки: в деревни, аулы, аилы, стойбища, где народы говорят на своем языке с целью переобучить их по–русски даже думать, но выпускники–русисты туда не едут или сбегают оттуда через месяц, их вытесняют. Только поэтому сохраняются еще этносы на территории России. А иначе уже давно бы был единый русский народ – мечта правителей. Все остальное, что вроде бы делается для «возрождения» национальных культур – это или простая показуха, или целенаправленная ложь. Делается как раз наоборот, чтобы кроме русского других языков в России не было. Детей из стойбищ отрывают от материнской титьки и везут в «интернаты», где они быстренько «русеют», как будто нельзя привезти взрослых, обучить их грамоте и отправить обратно в стойбища. Это же уже является широкомасштабным преступлением. Я не говорю, что одни мы, русские, так делаем. Все крупные народы, основанные на политике и военной силе, так поступают. Но все равно этому надо положить конец.

Вернемся в леса исконной России. Что мы там увидим? Во–первых, о том, что есть у всех народов тех времен. Родовое племенное состояние во главе с вождем, иногда несколько племен вместе и уже с князем. У князя прислуга и обслуга, в том числе шаман, ну и, разумеется, войско человек в пятьдесят. Государство это имеет границы в радиусе километров в пятьдесят, границы естественные: овраги, болота, речки, ручьи, непроходимые дебри. Открытые безлесные пространства – это тоже границы. Плешины среди лесов, заливные луга, из–за которых в будущем будут драться, тоже никому не нужны, чужие, ничьи. Километров за 50–100 другое такое же государство – потенциальные враги, но почти никогда не друзья. Друзья живут вместе. Все леса такими государствами усеяны, иногда погуще, где жить получше, иногда пореже.

Такое государство я своими глазами видел у горных шорцев на таежной речке Туянза, недалеко от их «Джомолунгмы», горы Мустаг (Пустаг, Мустак и т.д.). В тот год в шорской тайге не уродились кедровые шишки, белка ушла в Хакасию, в Красноярский край из Кемеровской области, туда, где шишки кедровые уродились. Из газет, наверное, узнали. За белкой ушел соболь, ему тоже что–то надо есть. Шорцы–охотники подались следом. Оставшиеся шорцы были грустны, могли быть неприятности с охотниками: политические с хакасами, и связанные с опасностями далекого пути. Вот пример политического конфликта древности в конце 20 века.

Чем занимались «государства» на Руси? В большей или в меньшей степени всем, чем можно заниматься в лесу. Первое – это грабеж пчел, бортничество по–тогдашнему. Научились у медведей. Потом стали ловить отделившиеся пчелиные рои, поняли, что две матки в одном дупле не живут, делятся на две семьи. Стали в свободные дупла переносить эти рои, чтобы ближе ходить их грабить. Возникло пчеловодство, а вместе с ним грабеж. Собирали дикие орехи, но потом заметили, что белки как–то умеют различать самые спелые, самые крупные, самые лежкие орехи. У самих не получалось. Начали грабить белок. Получалась лень. Не думали особенно о том, что орехи могут не уродиться, а белка уйдет за орехами в соседнее «государство». Научились предусмотрительности, накопительству, лень чуть–чуть убавилась. Хранить–то особенно запасы негде, кроме как в яме. Камня нигде не найдешь, везде один песок, глина. В речках попадались камни, но не настолько много, чтобы из них можно было построить погреб, не то что Собор парижской богоматери или крепость. К тому же часто меняли дислокацию, то рыба куда–то подевалась, то белка ушла, то лоси и кабаны вдруг исчезали, глухари улетали, грибы и ягоды пропали. Законы природы плохо знали, шли искать, попадали в плен в соседние «государства». Пленных не ели, боже упаси, женщин насиловали, мужчин заставляли работать. Почувствовали, что такое принудительный труд и та, и эта сторона. С тех самых пор принудительный труд в России так и не удалось ликвидировать до сего дня. Так что капитальных погребов не строили, не говоря уже о домах. Это и есть зачатки грабежа и рабства на Руси.

В лесу, разумеется, охотились, силки ставили, ну, в общем, так, как в Истории древней Греции написано. Какая еще промышленность была? Просо нашли дикое, дикую коноплю, чуть посевернее дикий лен. Окультурили, стали высевать в пойменных участках, потом какой–то смельчак с Украины пшеницы привез, но она плохо росла тут на подзолистых почвах, но рожь удавалась. Соху придумать, живя в лесу, раз плюнуть, борону – тоже, упряжь – из шкуры убитого и съеденного лося. Научились липу драть, тут целая индустрия открылась от лаптей до корзин, бересту приспособили от разжигания костров до рисования своих богов на ней. Из прутьев ивовых, что только не делали от изгородей плетеных (плетней) до корчаг, мордушек и верш для рыбной ловли. Глина, само собой, тоже использовалась для гончарного производства, но это позднее, когда совсем оседло начали жить. Глина, она тяжелая и таскать ее трудно. То ли дело берестяной туесок, легок как пух и воду не пропускает, мед можно в нем хранить. Однако заканчиваю, научно–технический прогресс у меня в следующей главе.

Немаловажная забота, – предстоящая зима. Во–первых, одежда. Хотя византийские историки и говорят, что руссы выносливые и полуголые, но это они нас летом видели, мужики и сегодня предпочитают асфальт катать полуголыми. А зимой надо одеваться потеплее. Лен и шкуры животных, ивовая кора для выделки, дубленки наши и сейчас во всем мире носят, только технологию нашу усовершенствовали и теперь уже мы у них покупаем, а не они у нас. Опять же валенки или пимы, это наше мировое достижение. Хотя, может быть, и пожаловали к нам с юга, от кочевых племен. Летом лапти, легко и на любой ближайшей липе можно новые надрать, промокают только, но мы не сахарные, как говорит только наша, русская поговорка. Холодильники электрические тоже русские последними начали использовать, зачем они, когда предвесенний лед в яме до следующей зимы не успевает растаять. Жили в ямах, накрытых сверху ветками, о русских избах в следующем разделе. Спою еще гимн русскому погребу. Я уже начал было, да отвлекся. К концу правления коммунистов каждая русская семья имела свой погреб на правах частной собственности. Строили их везде, даже на балконах, утепляя шлаковатой. Из–за этих погребов мы непобедимы. При любых катаклизмах вымрет только Москва, да еще пять–шесть городов–миллионников. Остальное население после снятия осады выскочит из погребов, как черт из табакерки. А ведь это изобретение тех самых времен, которые мы рассматриваем.

На социальных, юридических, политических, семейных, нравственных, религиозных вопросах я долго останавливаться не буду. Замечу только, что у всех народов от Тихого до Атлантического океана, которых я упоминал, эти вопросы стояли на практически одинаковом уровне, если не учитывать скученности и рассеянности наций. Вся разница состояла в том, близко или далеко государство от государства было расположено, сколько времени надо идти пешком от государства до государства. Только в этом, и в ничем другом, решения этих перечисленных вопросов отличались, а скученность как раз была там, где мы ее и нашли, в предгорьях теплого климата и на самом берегу теплых морей (Гольфстрим учитывать).

Во–первых, народы друг за другом подсматривали и учились. Во–вторых, они теснились, значит, кроме силы, вырабатывалась дипломатия. В третьих, совершенствовалось оружие, и имел место «промышленный шпионаж». В четвертых, жена говорила мужу: вот видишь, а у них женщин не бьют, а детям лучшие кусочки, а не тебе, самцу. Или: смотри какой хороший у них бог, скормили ему барана, и дождь пошел. Про это можно написать отдельную большую книгу. Одним словом, скученность и плохо, и хорошо. Плохо, что приходится постоянно думать о соседях, но это же и хорошо, мозг развивается. Хорошо, что можно денег занять, но плохо, если не отдашь, придут и возьмут больше. В общем, сплошная диалектика. В лесах совсем другое дело. Там друг к другу деньги занимать не ходят, ходят только грабить. Развитие как бы останавливается или идет очень медленно, вкривь и вкось. Но мы–то как раз и взяли это время, когда народы предгорные только начали скучиваться, а благ от этого скучивания еще не получили. То есть скучились только что. Поэтому и развитие было одинаково. Нам это надо только для старта, нельзя же сравнивать бегунов без общего старта, по пистолетному выстрелу, с одной для всех линии. Другими словами, все не умели ни читать, ни писать, у всех были маленькие «государства», не шибко знатные князья, и армии человек по 50 в мирное время.

Безусловно, надоумил меня «Новохрон–1», «реконструкцию истории» «новохрона–2» я не принимаю к рассмотрению, слишком уж «шита она белыми нитками». Это и предопределило возможность избрать точку отсчета, равную для всех. Древние Египет, Месопотамию с Вавилоном во главе, Израиль с его Иерусалимом, Древние Грецию и Рим я не принимаю во внимание, как будто их не было. Новохронисты, по–моему, это убедительно доказали, а в основном один человек, покойный Морозов. Византия, может быть, и была, но не старше 300–500 лет наших упомянутых народов, в том числе и русских лесных государств–княжеств, германско–прусских лесных «гуннов». А это, согласитесь, немного, чтобы так далеко ушагать по дороге научно–технического прогресса от остальных народов Евразии. Индийцы с китайцами меня тоже не интересуют, хотя упоминать их, может быть, и буду.

 

Как действовали «проходные дворы»?

 

В предыдущем разделе я упомянул о действии «главного проходного двора». Теперь сформулируем принципы его действия. Для этого сперва рассмотрим современные миграционные потоки по многочисленным «проходным дворам» Советского Союза и современной России. Начнем с Дальнего Востока. Здесь широкий коридор, от Читы до Владивостока, китайский. По нему просачиваются десятки, если не сотни, тысяч китайцев в год на нашу любимую родину. Даже современные, все еще советские, то есть фактически непроходимые границы, не могут сдержать этого потока. Местные русские жители с ужасом обнаруживают, что в их доме уже в половине квартир проживают китайские семьи и находятся китайские же сборные пункты–общежития временного проживания, тогда как еще с десяток лет назад все квартиры занимали русские, «русскоязычные» для точности. Все окрестные совхозы почти полностью населены китайцами, леса в русской тайге заготавливают китайцы, лавочки окрест – все китайские, на улице специфический разрез глаз встречается многократно чаще, чем ранее. В каком–то паническом страхе русские начинают искать адреса давно забытых «расейских» родственников. А китайцы, ранее жившие «тише воды, ниже травы» вдруг смелеют на глазах и требуют уже какие–то «свои права». Еще через десяток лет китайцы там потребуют своей автономии, а затем пойдет речь о «суверенитете» и прочих словечках, означающих «прощай Россия». Московское руководство, конечно, видит создавшееся положение, но «руки коротки» и, по–моему, уже плюнуло на эту проблему. Китайцам не хватает жизненного пространства, а технологии у них таковы пока, что не позволяют обеспечить все свое население «приложением сил». Ведь пол–Европы уехало по атлантическому «проходному двору» в Америку при сходных обстоятельствах.

А кавказские «проходные дворы» на Москву, в Тюмень, в российское Причерноморье. Русскоговорящих в Москве пока, конечно, больше, чем кавказцев, но их не видно. Они стоят у станков, сидят за столами гигантского количества институтов, различных контор и «офисов», а кавказское население целый день на улице, в основном торгуют, занимаются другим мелким уличным «бизнесом», просто высматривают, «что плохо лежит». За последние 10 лет их столько появилось в виде «беженцев», «перемещенных лиц» и просто по подделке документов, что впору задуматься, и задумываются, но сделать ничего уже нельзя. Западная Европа попыталась, было, да и сейчас стыдливо пытается помешать этому, но «права человека» ныне не пустой звук, «превыше всего», сами же их выдумали. Перемещающиеся отщепенцы от наций находят каждая свою «нишу». Эти ниши все знают, поэтому не буду портить бумагу. Главное, увидеть в этом новом «переселении народов» «объективную реальность, данную нам в ощущениях» и неистребимость ее как самой «материи» (марксистско–ленинская философия, правда, ввела это по другому поводу, но слова–то какие красивые, как не воспользоваться). 

Причины? Естественные. Ничто не может этому помешать, как бродячей комете упасть на Землю. Надо смириться. Истратишь уйму денег и сил, но не сломаешь тенденцию, лучше потратить их на «сосуществование», эта тенденция как сама материя, неистребима. В ареалах древнего, опять же естественного, проживания перемещающихся сегодня народов стало жить хуже, чем там, куда эти народы перемещаются. Вот и вся причина. Банальная и единственная, других нет. Но, какая часть народов переселяется? Их прежние правители говорят, что «отщепенцы», в кавычках заметьте, значит, судя по негативному слову, худшая, но это они врут от бессилия. Перемещается лучшая часть народа, предприимчивая, смелая, более интеллектуальная. Многие ли токаря, слесаря и ткачихи с доярками уехали из Советского Союза после «поднятия железного занавеса»? То–то же, уехали электронщики, программисты, ученые (не путать с «сидельцами» институтов), но, конечно, самые смелые из них, предприимчивые. И не надо показывать по телевизору «отказников от заманчивых зарубежных предложений», это и ложь, и пропаганда одновременно. Недаром их показывают по телевизору, а о тех, которые уехали, узнаем нечаянно.

Прежний, коренной ареал ослабевает генетически. Но народ, разумеется, не прекращается, он начинает сильно отставать. Яркий пример Армения. Сегодня в Армении живет народу меньше чем за границами ее. Первая миграция – ответ на геноцид турков, вторая миграция, современная – ответ на мафиозно–кланово–властный беспредел «элиты» ко всем остальным соплеменникам (слова современные, сегодня всем понятные). Мы и в русских племенах с ним столкнемся в последующих главах. В Грузии – аналогичная картина. Ныне азербайджанцы, сами от кого–то отщепились и переселились на Кавказ во времена древнего «проходного двора», ныне опять переселяются медленно, но верно. Ослабленный основной ареал становится еще более легкой добычей местных князей, вплоть до того, что ослабленная нация не может их прокормить и они начинают продавать народ в рабство. К этому я еще вернусь более подробно, сейчас только один пример, из времен Советского Союза.

Все помнят, как партийные бонзы продавали свой народ в рабство. Рабство это – не прямое, опосредованное. Вспомните многочисленные стройки Советского Союза в «странах народной демократии» (Африка, Южная Америка, Арабские страны, Индия, Индонезия, Египет). Да, что я перечисляю? Гораздо быстрее перечислить исключения, куда не посылали (Северная Америка и Западная Европа). А как платили за это? Советскими рублями, но побольше, чем дома, в Союзе. Люди туда рвались, мечта – купить автомобиль «Волга» за два года рабства. Но почему рабство? А, потому, что рядом с советскими людьми работали на этих стройках вольные иностранцы, приехавшие заработать. Так вот, они за равную с русскими работу получали раз в 10, а то и в 20–30 раз больше, то есть столько, сколько в действительности стоила их работа. За русских деньги получало наше коммунистическое правительство, то есть прямые работорговцы, а русским выдавало столько, чтобы с голоду на чужбине не передохли, стыдно все–таки. Рабы домой возвращались счастливые, с автомобилем и кой–какими нейлоновыми одежками, но дома–то они и этого бы не заработали. Вот это и есть опосредованное рабство, не сами «души» продали, а работу этих «душ». Это даже выгоднее прямого рабства. Потому что за «душу» столько не возьмешь, сколько из нее можно выкачать. Ну, и «Хельсинские соглашения», конечно, несколько мешали продавать насовсем. Да и кто насовсем купит? Стыда не оберешься. Но мы опять отвлеклись от «проходного двора».

В общем, понятно как он действует. Торговля и сопутствующее ей переселение отщепенцев от народов. Оно никогда не бывало таким, как пишут про татаро–монголов. Вся страна с чадами и домочадцами, стадами, домами и передвижным, походным «кремлем». Ехали сперва поодиночке, вывозили семьи, к семьям – соседские семьи, семьи знакомых, семьи знакомых знакомых. Образовывались «чайна–тауны» на чужбине, группировались. Сперва пресмыкались, потом требовали «свои права», а иногда и воевали «за счастливую долю». А потом говорили – мы здесь вечно, слово–то растяжимое. Сначала – 100 лет, а теперь понимается, что не меньше тысячи, значит – всегда. И ничего здесь нет сверхъестественного, все последовательно, тихо, целеустремленно, неотвратимо и – вот он, факт налицо.

Есть и народы–бульдозеры. Те не перемещались по традиционным «проходным дворам», они шли по целине, на то они и бульдозеры, но, представьте себе, и не танки, стреляющие по сторонам. В кабине, конечно, было ружье против стрел, но не более. Иначе бы под бульдозер местные умельцы валуны бы подкладывали, которые не сдвинешь. Этот бульдозер, конечно, давил попадающую под его нож мелочь нерасторопную, но большинство отпрыгивало в стороны, в овраги и скалы, где бульдозеры не ходят, вот по поймам рек, это да, здесь бульдозеры ходят. Такая «колонизация» была русскими в Сибири, колонизация Северной Америки западноевропейцами, Южной Америки – испанцами и португальцами. Татары с чувашами делали умнее, они создавали перевалочные пункты, на равном расстоянии друг от друга и «осваивали» прилегающие территории. И сегодня живут на этих своих островках, особо не конфликтуя с соседями. Но я уже об этом писал.

Вернемся в древние века. Думаю, что ничего нового за все это время придумано не было, как сегодня переселяются, так и всегда переселялись. Некоторые более сильные шли как бульдозеры. Думаю, что калмыки к ним относятся. Недаром и свою бывшую родину теперь на карте не находят. Остатки их на прародине столь ничтожные и изможденные были, что сегодня их и на карте нет. Такой народ есть в Западной Сибири, телеуты называются. Они при приближении русского бульдозера недалеко отскакивали, оставались практически на своих местах, между пришельцами (деревни вперемешку) и поплатились. На месте их последней деревни русские в шестидесятых годах Западно–Сибирский металлургический завод построили. А где люди этой деревни никто не знает, говорят, им квартиры дали в многоэтажках в Новокузнецке. Рассосался народ. Некоторые народы – тихой сапой, как нынешние китайцы, новое жизненное пространство осваивают.

Переселяющимися отщепенцами от народов два принципа руководят. Первый, мажорный. Народ отъедается по какой–либо из многочисленных причин (от глобального потепления климата до глобального его похолодания, – например, для Сахары), рожать начинают неимоверно от сытости жизни, начальники народа начинают о себе думать слишком много, словно они сами это потепление климата придумали. Находится среди начальников один, изобретает «бульдозер» и давит им остальных начальников. А когда остается один, превращает в бульдозер весь свой народ, или его самую сильную часть. У «демократических» начальников, они просто договариваются, что надо идти за «золотым руном», говорят его там, за горами армянскими много. Но это временное явление, очень кратковременное, главный начальник умирает и все возвращается на круги своя: порабощенные народы набираются духа, завоеватели разбегаются, но некоторая их часть кое–где на бывшей империи остается, ассимилируется с местными народами и прекращается совсем, совсем без следа.

Второй принцип минорный. Ну, совсем нет житья. Даже детей делать неохота. Совсем пропадает аппетит, ну, если бы, например, в Сахаре еще жарче стало. Или как сегодня в Таджикистане. Стрелы летают и не поймешь, откуда, везде летают. Собирает глава семьи всех чад своих с домочадцами и идут, идут «куда глаза глядят». Глаза глядят туда, где сытнее, где люди попроще, подобрее. Иногда такие попадаются, что сами не доедят, отдадут. Одеты все в рваные халаты, детей куча, а у самих все зубы золотые, женские мониста – тоже. Но местные все равно жалеют, нет, не золотозубых, а детишек их бедненьких, чумазых, ручонки протягивающих. Сам видел покинутую временную стоянку таких «таджикских беженцев» в лесочке неподалеку от Коломны, старинного русского города. Так на этой самой стоянке нашли мы брошенную кучу наших монет металлических – пятидесяти рублевок и помельче. Год шел 1996, как раз перед «укрупнением» русской валюты в 1000 раз. Отказываться от подаяния «мелочью» «беженцы» не осмеливались, видели, что бабки с пенсии в два доллара дают. Приносили в лесок и в кучу сбрасывали, только «бумажки» себе оставляли. Немало, поди, бумажек было, если медяки и «серебро» выбрасывали. В богатой Западной Европе столько бы не собрали. Бедные любят бедных, понимают. Больше никаких «принципов» не бывает, только два этих, обрисованных.

Как Великобритания создавалась? По мажорному принципу. Но просуществовала долго, лет двести с гаком. Наелись досыта сперва. Потом демократию создали, тоже – только для себя. Потом просто разделение труда изобрели, потом пооперационное разделение труда изобрели, специализацию на отдельных операциях. Наелись еще сильнее, и силушка появилась как у Микулы Селяниновича. Построили корабли, взяли с собой пушек, ружей и пороха, немного стеклянных бус – для знакомства, и поплыли. Наменяли на стекляшки столько золота, серебра, драгоценных камней и разного другого добра, что весь Сити не успевал пересчитывать. Которые не хотели менять на стеклянные бусы свои природные и другие богатства, постреляли немного, заставили. Губернаторов посадили своих, чтоб докладывали, а для охраны губернаторов – английских солдат. Все бы ничего, но английских солдат стало не хватать, губернаторов, правда, все еще хватало.

Тогда наняли в солдаты самых хороших из «туземцев» всей данной колонии, обещали хорошо платить, но, конечно, поменьше, чем своим, демократическим. Тут империя и начала разваливаться, туземные солдаты захотели тоже жить как англичане, их поддержали раджи всех рангов (это я про Индо–Пакистано–Кампучио–Лаос, была такая большая английская колония). Пришлось уходить, но все равно почти все индийцы по–английски немного калякают. В общем, к 50 годам нашего века Великобритания снова стала Англией, хотя королева их об этом и не знает. Продолжает ездить, хотя, например, в Австралии терпеть не могут англичан, хотя и говорят по–английски. Сам слышал об этом от австралийцев, не здесь, а там, в Австралии. Дополню это только той мыслью, что в таком государстве как Великобритания не должно вроде образоваться демократии для всех, а не только для англичан. Это и Америка подтверждает. Возили, возили рабов из Африки, тысяч двести привезли, а потом вдруг ни с того, ни с сего им свободу дали, да такую, что теперь у них не только слова «цветной» нет, но даже исконное слово «негр» вышло из употребления. Говорят «афроамериканец», идиотское слово, как у нас – «перестройка». Да у нас все века – перестройка, а перестроенного все никак нет. 

Подводя итог, можно сказать, что в переселении народов нет ничего необычного, было, есть и будет. «Проходные дворы» открываются, закрываются, но какой–нибудь один, а, скорее всего, несколько действуют на незыблемых правилах и по причинам, какие изложены выше. Замечу здесь, что я найду в дальнейшем народ, придумавший как проходные торговые дворы, так и саму торговлю. Но, пока я этого еще не установил.

Остановлюсь еще на одном моменте. Ниже я скажу, что в рассматриваемые времена слово мораль не было, не говоря уже о слове демократия. Прослеживать пока не будем, хотя традиционная история учит, что слово выдумали древние греки еще до нашей эры. Но «новохронисты» доказали, что этого слова, а тем более практики такой, в те времена не было. Поэтому будем считать, что это – факт, а возникновение демократии потом где–нибудь найдем, если удастся.

 

Поваренная соль

 

Во всей Западной Европе даже сегодня добывает поваренную соль только Польша, Румыния, Англия. В Скандинавии, Болгарии, Югославии, Албании, Германии, Франции, Нидерландах, Бельгии, Греции, Италии, Испании, Португалии соль не добывают даже сегодня. Монголия, Корея, Пакистан, Бирма, Таиланд, Лаос, Кампучия, Япония, Индонезия, Филиппины, Малайзия, Сингапур поваренную соль не добывают даже сегодня. Из всей Северной Африки соль добывают только в Египте, недалеко от Александрии. Китай добывает поваренную соль только выпариванием морской воды. У Индии добыча соли налажена сегодня в шести местах. Турция добывает сегодня соль на территории бывшей Армении и выпаривает из морской воды. В Ираке также добывается сегодня соль недалеко от Дамаска, Иран добывает соль на берегу Персидского залива. Кувейт и Аден выпаривают соль из морской воды.

На территории бывшего Советского Союза сегодня соль добывается около Сыктывкара и в Березниках на Урале, а также в Сольилецке, где и добывалась она тысячи лет неподалеку от озер Эльтон и Баскунчак. Добывается каменная соль в Усолье–Сибирском. Самое близкое месторождение соли к Тихому океану расположено в нижнем течении реки Лены, около последнего крупного притока ее, реки Вилюй. Это совсем недалеко от моря Лаптевых.

В Средней Азии сегодня поваренная соль добывается в Киргизии около реки Пяндж, в Павлодаре на реке Иртыш, на берегу Аральского моря, когда оно высохло, а также в заливе Кара–Богаз–гол в смеси с другими солями. На Кавказе соль добывается в Армении, рядом с Турцией.

Приведу энциклопедические данные, касающиеся поваренной соли. «Чумачество, — сообщает Советская энциклопедия, это торгово–перевозной промысел на Украине и юге России. Возник во второй половине 16 века в Приднепровье как торговый промысел солью, которую привозили с Черноморского побережья, из Крыма и Галиции. С 17 века чумаки, помимо соли, торговали вяленой рыбой, кустарными изделиями, лесом. Для перевозки использовались запряженные волами возы. Из–за угрозы нападения крымских татар до конца 18 века чумаки ездили вооруженными обозами в 100 и более повозок во главе с выборным атаманом. Чумачество нашло отражение в украинском фольклоре». Проведем исследование.

«Галич — город, центр Галичского района Ивано–Франковской области Украины, на правом берегу реки Днестр, в 26 километрах от Ивано–Франковска. Основан в 14 веке, захвачен польскими феодалами. В 1772 году отходит к Австрии, а с1919 вновь возвращен Польше. С 1939 года снова в составе Украины. Заводы: овощесушильный, сыродельный, стройматериалов, железобетонных изделий, кирпичный. Древнерусский город, впервые упомянут в Ипатьевской летописи в 1140 году. С 1144 года – столица Галицкого княжества. В 1199 стал столицей Галицко–Волынского княжества. В 1241 разрушен татарами и пришел в упадок. Находится в 5 километрах к северу от нынешнего города Галича». Никакой соли сегодня там не производится. Значит, чумаки соль из Галича не возили. Пойдем дальше. «Галич — город в Костромской области, на берегу Галичского озера, 19 тысяч жителей. Экскаваторный, металлоизделий, кожевенный заводы, льнозавод, мебельная, обувная и швейная фабрики, мясокомбинат, маслосырозавод, леспромхозы. Впервые упоминается в летописи в 1238 году под названием Галич Мерьский. В 13 веке – центр Галичского княжества, первым князем которого был брат Александра Невского – Константин Ярославич. В 14 веке присоединен к Московскому княжеству». Где тут соль ныне добывают? Нигде.

75 процентов из 15 млн. тонн соли добывается в СССР из озера Баскунчак. О чем это говорит? Это говорит о том, что добыча соли здесь очень проста, выгодна по сравнению со всеми другими способами ее добычи. Современные высокие технологии во всех направлениях человеческой деятельности не снизили привлекательность этих озер, самой природой созданных по типу: приходи и бери сколько хочешь. За тысячу лет запасы не истощились после ежегодной добычи миллионов тонн. Что стоят по сравнению с этим строительство соляных шахт на глубину от 200 до 1000 метров, выпаривание морской соли из мелководных лагун при удалении из конечного продукта горьких добавок других солей. Ведь соль не должна быть горькой. Для этого нужны технологии, не очень сложные, конечно, но их надо разработать, и они неочевидны, как очевидно, что бревно лучше катить, чем тащить на плечах или, что прочность обожженной глины на месте кострища выше, чем у самой глины.

Энциклопедия о соли говорит сегодняшним пониманием ее добычи: соль добывалась с палеолита из соленых озер и из морской воды. По–моему, из морской воды она в рассматриваемое нами время не добывалась, за редчайшим исключением в местах типа залива Кара–Богаз–гол, самой природой предназначенных для осаждения соли при интенсивном испарении в пустыне воды из мельчайшего залива огромной площади, который можно перейти вброд. В этот залив в очень узкий пролив из Каспийского моря втекает огромная река морской воды, растекается и почти мгновенно испаряется, а ей на смену непрерывно поступает новая вода, целая река. За год в залив втекает 10–12 кубических километров воды. Но эта соль не поваренная и использовать ее прямо из залива нельзя. Это мирабилит, глауберова соль. «Раствор этой соли обладает горько–соленым вкусом. Мирабилит – типичный хемогенный продукт соляных озер, мелководных заливов и горячих источников. Ввиду плохой растворимости при низких температурах, особенно в присутствии поваренной соли, осаждается из вод зимой». Другими словами, сначала осядет мирабилит, а потом уже соль поваренная, галит. То есть соли должны отлагаться тонкими ежегодными слоями, попробуй, раздели их без специальной технологии.

Продолжим. «Хемогенные отложения – группа осадочных горных пород, минералов и полезных ископаемых, образующихся в результате осаждения из растворов разнообразных веществ и накапливании их на дне водоема. Состав их и условия образования совершенно различны в климатах влажных и засушливых. Во влажных климатах хемогенные отложения представлены железными и марганцевыми рудами, бокситами, фосфоритами, частично известняками и кремнистыми породами. Они мало растворимы и поэтому осаждаются из вод малой минерализации. В бассейнах повышенной солености в засушливых районах осаждаются разнообразные соли. При слабом осолонении морской воды (до 15 промилле) выпадают доломит, флюорит, целестин, ангидрит, гипс и другие, при солености около 25 промилле – каменная соль (галит), а при солености 30–35 промилле и более – разнообразные калийные и калийно–магниевые соли хлоридного и сульфатного состава (сильвин, карналлит, бишофит, каинит, полигалит и др.). При осолонении континентальных озер, не связанных с морем, накапливаются содовые, сульфатные, соляные (хлоридные) и другие хемогенные отложения. В содовых озерах образуются сода, термонатрид, трона в сопровождении галита, кроме того, в континентальных соленых озерах характерно отсутствие калийных и калийно–магниевых минералов (добавлю, горьких). Соляные отложения служат исходным сырьем для получения заводским способом многочисленных химических соединений и веществ».

Добавлю, что соленость мирового океана составляет 35 промилле и очень постоянна, за исключением таких заливов, как Кара–Богаз–гол. Соленость Каспийского моря составляет 1–2 промилле на севере и 12,7 — 13,2 промилле на юге, около упомянутого залива. В предыдущем абзаце промелькнуло слово «полигалит». Но к галиту, хлористому натрию, отношения не имеет. Полигалит – водный сульфат калия, магния и кальция. Ни ионов хлора, ни ионов натрия в таком растворе нет. 

Сделаем главный вывод: озера Эльтон и Баскунчак уникальны в Евразии, они дают практически чистую поваренную соль без какой–либо переработки. Это происходит от их солености (25 промилле) и температуры зима (-15), лето (30), а также в отсутствии в растворе солей калия, магния, особенно сульфатных (сера). Пусть покажут мне в Евразии еще такие озера.

Из морской воды поваренную соль получить можно. Но это уже не физическая добыча, а химическое производство. Надо сначала выделить из нее калий, магний и прочее ненужное, для этого охладить воду. Выпадут, но не все, калий и магний. Воду слить. Слитую воду выпаривать – выпадут остатки калия и магния и начнет выпадать галит. Не усердствовать с выпаркой, в «продукт» могут выпасть и гипс с доломитом, ненужные. Надо вовремя останавливаться. Желательно полученный продукт снова растворить в речной воде и все операции повторить. Соль получится немного чище. На Соловецких островах поваренную соль было проще вываривать из морской воды, чем в южных предгорных странах, в каковых сосредоточилось почти все тогдашнее население Евразии. Здесь холодно, а северные полноводные реки, впадающие в Белое море, опресняют его до требуемых 25 промилле, тем самым обеспечивается осаждение на дно солей кальция, калия и магния. В этой морской воде – почти чистый раствор галита. Но добывать соль здесь начали в 17 веке. В 1660–е годы 54 варницы. Сам монастырь основан в 15 веке, в котором и алхимики появились.

А какой же вывод? А такой, что эта технология посложнее технологии получения водки и спирта, тоже крайне необходимых для народа. А когда водку придумали? В конце 14 века. А историки нам говорят о выпаривании соли из морской воды: 5000 лет до нашей эры. И где они таких умников там нашли?

 Зачем я так подробно остановился на обыкновенной поваренной соли? Затем, чтобы сказать, что водно–солевой обмен млекопитающих «предусматривает» потребление поваренной соли – важных ионов натрия в жизнедеятельности организма, без соли нельзя жить, ибо она не поступает ни с какими продуктами, кроме свежей живой крови животных, по несколько стаканов в день. Тогда можно без соли, как масаи в Африке. Может, это и произошло потому, что поблизости нигде не было соли.

Отсюда другой вывод, непосредственно касающийся древнейшего «проходного двора» мира: из южной Европы до Тихого океана с притягательным центром как раз на полпути, между реками Волга и Урал, около озер Эльтон и Баскунчак. Вот об этом месте знали все древнейшие летописцы (все названия Астрахани помнят), а также о части «проходного двора» от указанных озер до их стран. О другой части «проходного двора», от озер до Тихого океана они ничего не знали, совсем ничего. Знали казахи, но им не нужна была письменность, некому письма писать, быстрее съездить, если надо, притом в любую сторону и всегда по прямой, без виражей. Надо бы поизучать хорошенько их эпосы, может что–нибудь и откроется новенькое. Изучать должен непременно казах, всю жизнь там проживший, а не «московский казах», он не сможет вникнуть в тонкости, гениев же мало, особенно среди «московских казахов». Изучать–то надо не по книжкам и не по «записанным эпосам», а среди самой гущи народа, у нынешних кочевников, устный эпос, а он сохранился, я уверен в этом. Только надо очень хорошо знать разговорный язык и не перевертывать слова, как делают это авторы «новохрона–2».

Причерноморско–средиземноморские древние писатели знали, повторяю, кое–что о части «проходного двора», о нравах профессиональных грабителей на нем, а потому и свалили сюда всех, от гуннов до половцев. А когда узнали, что не может столько народов и такой ужасающей численности «храниться как в банке» около «устья Итиля» в штабелях, то отправили их дальше, в Монголию, к Тихому океану. Так история получилась более–менее гладкой. В те времена могло показаться правдоподобным, что где–то, на краю земли, народу может оказаться немеряно, ведь «интернета» не было еще, да, по–моему, и почты – тоже. Чтобы оказаться в «белых одеждах», молодые ученые, обманутые стариками–учеными, сами стали обманывать молодых, а потом, когда надоело, выработали правило «о диких кочевниках, многочисленных и злых» и перестали к этой проблеме возвращаться, переосмысливать. Стало очень хорошо и все понятно, притом раз – и навсегда. А самих–то диких кочевников не было, поэтому некому было вступаться за свою поруганную честь. А монголы, по малограмотности и из–за отсутствия в юртах радио и телевидения, просто не знали, что про них врут, а те, которые пограмотнее и газеты читают, даже немного возгордились – ишь, оказывается, какие мы, и тоже не стали возражать. Татары же, которые суть тоже русские, немного обидевшись на Ивана Грозного, иногда «вспоминают» выпивши о «своих победах», словно не знают, что до того как набраться сил, русские князья лет с тысячу тренировались друг на друге, убивая и грабя, не считая это предосудительным. Собственно, как и вся остальная Европа, раньше только в этом «бизнесе» поставившая точку, в 1945 году. 

 

О культуре, зачатках религии и научно–техническом прогрессе

 

Раздел «Поваренная соль», безусловно, относится к научно–техническому прогрессу, но я его выделил в отдельный параграф для того, чтобы показать не столько сам этот прогресс, сколько обосновать свою версию происхождения «проходных дворов», главным образом, первого, древнейшего.

Начинать главу буду не с культуры, не с религии, а с научно–технического прогресса. Почему? Ведь наши телевизоры уши прожужжали, глаза намозолили, выталкивая культуру на передний план, а с правления Ельцина – религию тоже, даже Зюганова заставили креститься. А потому, что я считаю культуру вторичным продуктом цивилизации, а религию – тем более. Только религию не надо путать с прирожденным человеческим чувством своей зависимости от чего–то такого, необъяснимого, всесильного, но и как бы случайного, которое из случайного надо бы перевести в детерминированное, чтобы, рассчитывая варианты, чтобы легче было жить. А культуру и религию выталкивают вперед те, которые живут за счет их или за счет их пропаганды. Культура может возникнуть только у относительно сытого человека, находящегося в относительном тепле. Тогда, когда чего–то еще хочется, кроме пищи и тепла и на их основе. Я на этом вопросе остановлюсь подробнее в соответствующем месте. Религия же – продукт ума, старающегося жить слаще и за чужой счет, используя в своих целях выше отмеченный феномен прирожденного чувства зависимости человека от чего–то эдакого, требующего какого–то его действия в целях самосохранения. Об этом подробнее тоже будет сказано в отдельном месте. Относительно сытым и в тепле человек становится только благодаря своим изобретениям, научно–техническому прогрессу по–современному. Я только пока не решил окончательно, что первично: изобретательство или секс? Но точно уже знаю, что не труд сделал человека, а изобретательность, то есть нежелание трудиться и секс. Но пока развивать эту тему не буду, остановлюсь подробнее на научно–техническом прогрессе. 

 Сперва поговорим немного о хронологии и сразу же перейдем к предмету заголовка. Я недаром не упоминаю никаких дат, хотя описал уже чуть ли не половину народов Евразии. Отправная дата – правление Диоклетиана в Царьграде, он берет дань с западноевропейцев, какие попадаются, солдаты его кой–куда ходят, грабят, носят серебро–золото, если найдут у кого, Иисуса Христа еще нет, но вот–вот появится на горизонте, все народы являются язычниками, богов у всех как нерезаных собак, у русских в том числе. Никаких свехизобретений даже в Византии нет. Двор Диоклетиана, конечно, ломится от богатств, колесо человечеством изобретено.

Вот с этого колеса и начнем изучать научно–технический прогресс. Когда историки пишут об изобретении колеса, они похожи на всех поэтов сразу, от Эсхила и Софокла до моего ровесника Евтушенко. Столько поэзии в их словах: величайшее изобретение человечества, положившее начало новой эре …, ну и так далее. Все читали, но когда изобрели, никто не знает, спросите любого ученого о точной дате, начнет городить такой огород, такую чушь нести. Так может написать человек, не забивший даже в собственной квартире ни одного гвоздя, ни разу не заменивший электролампочку в своей настольной лампе, не видевший, как собственный его сын миновал двухлетний возраст. Ибо каждый ребенок в возрасте от двух до пяти изобретает … колесо. Многие, почти все, видели процесс этого изобретения, но не обратили на это никакого внимания, потому что и сами его в этом же возрасте изобретали. А когда читали упомянутых историков–поэтов, посчитали авторскими «фиоритурами» и пропустили. Я же пропустить не могу, потому, что для моего исследования это принципиально важно. Все, надеюсь, слышали поговорку–присказку: «плоское – тащи, круглое – кати», часто употребляемую малограмотными грузчиками? Эта поговорка – формула колеса. Так вот, ребенок пыхтит, кряхтит, стараясь сдвинуть с места какой–нибудь тяжелый для него предмет. Вдруг предмет переворачивается от его усилий на другой бок и оказывается чуть дальше по направлению его толчков. Все, колесо изобретено. Ребенок, не кряхтя, не сопя, продолжает катить туда, куда ему надо. И не надо громких слов и особенно – поэтических.

Все народы, без исключения, изобрели колесо одновременно, но не всегда его используют, иногда им выгоднее использовать сани, как, например, северным народам. Зимой потому, что коэффициент трения–скольжения по снегу ниже, чем трения качения по нему же из–за проваливания колеса в снег. Летом коэффициент трения скольжения по очень обильной траве или мху тоже ниже, поэтому использовать колеса по болоту, в которое превращается тундра, где нет дорог, никакой дурак не будет. А ученые говорят: они, северяне такие отсталые, что даже колесо им неизвестно. Все им известно, это ученым неизвестно, что иногда овчинка не стоит выделки. Стали бы северяне заводить в хозяйстве колесо и на себе таскать его целый год, чтобы где–нибудь применить одноразово, в течение пяти минут, а потом опять взвалить на загривок и опять таскать на себе, вдруг еще пригодится.

А теперь остановимся на конструкции колеса. Помните картинку из Истории древнего мира, где изображена боевая колесница? Там нарисовано колесо без спиц. Это просто кругляш, отпиленный от очень толстого бревна. Представьте себе кавказскую арбу, наверное, многие видели в кино или на картинке, притом в современной жизни, не раньше чем жил Пушкин и Лермонтов. Там тоже колесо из обрубка толстого ствола. Много ума надо и изобретательского, инженерного таланта, чтобы отпилить тонкую чурку от толстого бревна? А таких деревьев с толстыми стволами в тех местах навалом. А в русских лесах такой толщины ствола днем с огнем не сыскать, хоть тресни. Русские нашли выход, создали колесо со спицами, а обод его из простых досок, притом такое прочное и технологичное в изготовлении, что делают только топором, да долотом, как заметил Гоголь. Тем, кто читал Бальзака и разных других французов, напоминаю: там, через три–пять страниц происходят поломки колеса у повозок графинь–красавиц. У русских писателей аварии происходят только из–за опрокидывания экипажей при быстрой езде по плохим дорогам, но никогда почти из–за поломки колеса. Русское колесо было изобретено как раз в пору, которую мы исследуем, и из того материала, который был под руками. А русские сани, без единого гвоздя, связанные прутиками, да так, что вообще никогда не ломаются и работают, пока полозья об снег не изотрутся напрочь, железки–то к ним стали прибивать уже при уральском Демидове, совсем недавно. Где в мире есть еще такие сани? Я как инженер со стажем, заявляю: русское колесо и сани – это гениальное решение инженерно–технологической задачи, строго ограниченной материалом. Хотя я к этому вопросу еще и буду возвращаться, заметив, что именно еврейские повозки считались самыми крепкими в Европе.

А историки нам пишут: древние греки, персы, египтяне изобрели «принцип рычага» и благодаря нему построили свои пирамиды, храмы, термы. Чушь какая. Да ломиком любая обезьяна догадается камни переворачивать. Где–то недавно читал, что ученые голову сломали, разгадывая, как на острове Пасхи древние народы своих многотонных каменных истуканов на ноги ставили. Оказалось все просто. Десяток местных мужиков сделал эту работу прямо на глазах ученых, не умеющих гвоздя в стену вбить.

Маленький вывод: все народы одинаково способны на выдумки, если они необходимы для поощрения их брюха и лени, но никоим образом, не исходя из «чистого» разума под девизом: «хочу все знать». Такие тоже попадаются, но крайне редко. И в описываемые времена были, только мы о них ничего не знаем, азбуки еще не было. Собственно, и азбуку такие же редкие выдумщики придумали, но это такая редкость. Ведь азбуку придумал один кто–то, как Ньютон свои знаменитых три закона, остальные занимались компиляцией. Еще один маленький вывод: нельзя изобрести железа, если поблизости нет железной руды и лесных пожаров, притом одновременно. Пожары без руды и руда без пожаров – бесполезны. И бронзу не открыли бы, не случайся тогда так часто пожары. Медь самородную нашли и принесли в дом, даже кое–что из нее сделали, но сильно гнется, проклятая. И олово было, из него даже ложки научились делать. Сегодня бы такая ложка стоила недешево, дороже чем тогда в сопоставимых ценах, как говорят сегодня. Не случись пожар в доме, да не будь на месте любознательного мужика, так, может быть и бронзы не было бы до 20 века. А тут все совпало и пожар, и олово, и медь, и мужик любознательный. Вот и получили бронзу, очень выгодную штуку по сравнению с исходными материалами. Поэтому правило: случай, компоненты и любознательный мужик.

Или китайцы такие умные: шелк и фарфор изобрели. А чего не изобрести фарфор, если у них вся глина такая хорошая – каолинит, делали из нее горшок как все, обожгли, фарфор получился. Они и не знали, что это фарфор, думали у всех такие же горшки. Или взять шелк. Ну, есть у них тутовый шелкопряд – вредитель тутового дерева, нигде его больше не было, ни в древнем Египте, ни в Византии. Кстати, авторы «новохрона–2» уверенно доказывают, что шелк изобрели именно византийцы. Значит, был тут тутовый шелкопряд, но это ничего не меняет в моих рассуждениях. Попробовал какой–то любознательный чудак – китаец, размотал кокон, получилась нитка довольно крепкая и красивая. Что тут долго думать? Льняную технологию намного сложнее создать. Сколько тут технологических операций: вымочить, отбить, растрепать, прочесать, прясть. Это вам не кокон размотать, хотя и там встретятся свои трудности и технические решения по их преодолению. В общем, кто среди чего живет, тот это и приспосабливает для своей лени. Лень — двигатель прогресса. Лень, голод и холод. Да и война – тоже двигатель, притом вечный, перпетуум–мобиле, который вроде бы и изобрести нельзя. Сколько человеческого ума ушло, кстати, на создание вечного двигателя? И сегодня голову ломают, зная, что невозможно, а вдруг получится? Это каким же цветом лень расцветет? Как будет приятно лежать и ничего не делать.

Что же такого Западная Европа в те годы изобрела? Потом–то много, все знают. А, в рассматриваемые годы? А корабли океанские? Этого что, мало? А паруса сложнейшие, что против ветра можно плыть. Это, последнее, конечно, чуток попозднее, но все же огромное достижение, фантастическое. И опять же к месту, живут–то все около Атлантики. Не в Сибири же паруса придумывать? Шорцы сидели на магнетитовой железной руде с содержанием железа 70 процентов, тайга пылала часто от грозы, да и каменный уголь на поверхность пластами выходит, самовозгорается. Опять четыре компонента: руда, дровяной или каменный уголь, пожар и любознательный шорец. Грех не изобрести кричное железо, притом независимо от западноевропейцев, как пишут ученые о таких дубль–открытиях различных законов типа Бойля–Мариотта, Джоуля–Ленца. Может быть, и раньше изобрели шорцы, а по «проходному двору» попало в Европу, разузнали подробности. Шорцы–то живут рядом с этой «дорогой жизни». 

Гончарное дело – древнейшее, всем народам известно. Я думаю, гончарное дело открыть – раз плюнуть. Стоит разжечь хороший костер на влажной, достаточно утрамбованной глине, или еще лучше, суглинке, не будет трескаться при обжиге. На месте костра останется обожженное «блюдо», гладкое изнутри, шершавое снаружи, если его осторожно отделить от материнской, необожженной глины. Дальше только совершенствование технологии изготовления, подготовка состава глины, ее «мятие», формовка, режимы обжига и опыты, опыты, опыты. Дальше колесо соединяется с глиной в голове древнего гения и формовка глины становится искусством на гончарном круге. Не все разом, конечно, изобрели гончарный круг, но скученные народы быстро переняли опыт. Тут ведь не чертежи надо украсть, одного взгляда достаточно.

Копье, лук и стрелы. Тоже не надо большого абстрактного ума, как у Эйнштейна, чтобы их изобрести. Достаточно наблюдательности. Мешаешь палочкой костер, палочка, обгорая, заостряется, обгорелое место становится тверже, чем необожженное. Стали думать из какого дерева обжигать копье, а из какого – стрелы. Оказалось, что сосна очень хорошо щепается на лучины одинаковой толщины, гибкие, пружинистые, прочные. С одной стороны чуть вогнал острый клинышек, даже каменный, в полено, оно тут же расщепится до конца, притом очень ровно, строгать не надо. Потом обжег на костре и стрелы готовы. Они же и светильники, когда темно. А вот ель и пихта не годится для этого дела, расщепляется неровно, сколами, на клин. Остальное: металлические наконечники, стабилизаторы из гусиных перьев пришли позднее в результате работы древних инженеров.

Знаете ведь, что с палочкой по пересеченной местности и болотам ходить удобнее. Выбрал тонкую палочку, идешь с ней, она все гнется. Дурак выбросит и выломает потолще, а умный заметит, что палочка сильно пружинит при разгибании, а идет он на рыбалку, у него леска из конского волоса припасена с колючкой на конце вместо нынешнего рыболовного крючка. Гибкую тонкую палочку он выбрасывать не стал, а приспособил к ней леску – рыбу ловить. Закидывал, закидывал, рыбачил, рыбачил – палочка гнется и тут же выпрямляется, упругая. Раза три при закидывании лески, леска зацеплялась за противоположный конец палочки. Отвязывал, распутывал, палочка гнется, леска натягивается, пружинит. Скажите, далеко отсюда до изобретения лука? Остальное опять–таки инженерное совершенствование конструкции, как ныне выражаются.

Лук, копье и стрелы, глиняную посуду, простейшие рыболовные снасти изобрели все народы сами, подглядывать не приходилось, да и незачем. А вот что касается инженерного совершенствования первичных технических решений, то у скученных народов по сравнению с рассеянными преимуществ было неизмеримо больше. Любая техническая или технологическая находка тут же становилась достоянием всех. Скрывали, конечно, но разве шило в мешке утаишь? Поэтому скученные народы быстро стали опережать рассеянные народы в техническом прогрессе. Один придумал хитроумный способ сыр варить, другой – сбрую мастерить, третий – бронзу получил из почти бесполезных олова и меди, четвертый… Можно продолжать до бесконечности. И все эти новшества у скученных народов становились достоянием всех и почти сразу.

Я хочу особо подчеркнуть, что русские в рассматриваемые времена были в своем умственном развитии нисколько не ниже, чем все остальные народы, в том числе и недавно скученные. Просто многого они не могли изобрести потому, что не было естественных предпосылок. Ну, где, скажите, в наших лесах есть даже сегодня железорудные, медные, золотые, серебряные, оловянные месторождения, где есть строительный камень и мрамор, кварцевый песок, наконец. Даже когда я учился в пятом классе, учительница говорила, что Курская магнитная аномалия – это гигантские запасы железной руды, но с таким низким содержанием железа (25 процентов), что отрабатывать их будут через несколько веков, когда все запасы железной руды в мире будут выработаны. Еще бы, гора Магнитная на Урале с содержанием железа более 70 процентов в то время и на треть не была переплавлена в чугун. Не успел я закончить институт, как горы Магнитной уже не было и в помине, всю переплавили, а из Курской «бедной руды» сегодня получают окатыши, обогатив в них содержание железа для приемлемого уровня для домны. Было бы море, мы бы и паруса почище английских придумали, ведь сделали берестяные туески, «держащие» воду.

А деревянные дома из круглого леса? Если легко их придумать, чего же их не придумали в северной Германии, утопавшей в лесах, или в тех же Карпатских странах? Русский рубленый дом – это высокое инженерное изобретение, ничуть не уступающее по инженерной мысли сложной системе парусов или каменному собору Парижской богоматери. Вот фундаменты мы не умели закладывать, потому что дома у нас легкие, не требуют его. Из лиственницы сделал два венца нижних, тысячу лет простоит, не сгниет. Исакиевский собор на лиственничных сваях до сих пор стоит и пока никто не опасается, что он рухнет. Поэтому итальянцев и приглашали для каменных работ. У них сколько соборов развалилось, пока научились закладывать фундаменты?

Кстати, рубленную из круглого леса избу русские придумали еще и потому, что у нас не было железа. Ведь историки в один голос говорят, что финно–угорские племена, точнее чудь, «не знали оружия». Хотите знать, почему? Потому, что обычная пила у нас появилась при Петре I. Он даже указ написал, чтоб «каждую десятую часть дров не рубить, а пилить», приучал население. Значит, у нас не было и досок, а вместо них для полов использовался расколотый напополам кругляг – обапол (обе половинки). В результате научились, всего лишь чуть–чуть обработав бревно камнем, укладывать бревна друг на друга.

То же самое скажу о северных народах, которых считают отсталыми. Ведь сегодня наука специальная есть, основанная северными народами, выживаемость в экстремальных условиях называется. Недавно читал книгу о северном мужике–охотнике, который от неудачной охоты замерзал в тундре, голодный, с негнущимися уже руками. Любой русский в таких условиях перестал бы сопротивляться и замерз, не говоря уже об итальянце. Увидев вдалеке оленя и зная, что только выстрел в глаз может свалить его на таком расстоянии, он нашел в себе силы попасть ему в глаз негнущимися руками на предельном расстоянии выстрела, подполз к нему, руки уже не слушались, но опять нашел в себе силы вспороть ему, брюхо и засунул в теплое нутро руки свои, отогрел их в живом «медленном» тепле, что позволило не потерять их, а потом съел сырую печенку, единственный источник в тундре витамина «Ц», из–за недостатка которого он так ослаб, а потом как ни в чем не бывало, вернулся домой, не считая это героизмом, а считая обычной житейской неприятностью. Одиночное мужество, когда тебя не видит «дама сердца», как у рыцарей, это великое изобретение. Я уже не говорю об изобретении «пеленок» для младенца–чукчи из утробного оленя — пыжика, позволяющих перепеленать на улице грудного ребенка при температуре минус шестьдесят.

Этот научно–технический прогресс стал оставлять время для раздумий. Одни его употребляли для новых технических решений, другие – для рисования на скалах, третьи (особенно шаманы) заметили, что ритмичные удары в деревянную чурку (натянутую на палках шкуру и т.д.) не только их самих вводит в транс, но и зрителей. А тут какой–то лентяй в тростинке дырочек наделал и свистулька получилась, так, от нечего делать. Но шаманы – люди умные, тут же изобретение использовали. Другой чудак лук делал, тетива из воловьих жил. Два сделал, показалось, что у одного тетива несколько неодинаковой толщины – жир на ней остался. Непорядок. Решил другой натянутой тетивой прошлифовать. Звук такой странный, грустный раздался, долго ли отсюда до Страдивари. Долго конечно, но не очень. Потому, что музыка действует на «паству» совершенно неожиданно и основательно, то есть «спрос» появился. Ну, а там, где спрос, там и предложение согласно классикам научной политэкономии.

Картины первых художников на скалах, конечно, всех соплеменников удивляли: гляди как похоже на оленя, вылитый, но были бесполезны. Потом кто–то догадался использовать эти рисунки для сообщений типа: «Мы пошли охотиться на оленя в урочище около ручья Большой, вернемся к вечеру» и рисовали оленя, большую линию и солнце низко над черточкой. По–моему понятно. Когда торопились или художника рядом не было, вместо оленя рисовали одни рога, любой нарисует и любой поймет. Эти письмена возникли у всех народов и практически одновременно. Вы думаете зарубки в лесу у безграмотных лесных дикарей так просто, отметина, дескать, был здесь Ваня? Ничего подобного. Высота зарубки, направленность и много разных оттенков в этой зарубке знающему человеку – целое письмо, включая, здравствуй, прощай и как зовут «зарубщика». Но у этих людей, рассеянных по тайге совершенствование на этом и закончилось. Им много разговаривать, таким образом, было не о чем и незачем: «пришел, увидел, победил, Ваня» для них и сегодня достаточно. 

У скученных народов совершенствование примитивного письма пошло живее. Им надоело каждый раз рисовать оленей, стрелы дома, быков, верблюдов, двери, ограду и так далее. Появился, говорят у древних евреев, свой тогдашний Эйнштейн, Ньютон, Бор, в общем, человек, мыслящий не образами как все, а отвлеченно, собирательно, абстрагировано от отдельных образов, а сразу обо всей куче этих образов, разложив эти образы на группы, подгруппы и категории. Во–первых, он заметил, что все звуки, вылетающие из его рта при разговоре, состоят всего из 25–30 типичных звуков, которые в разных сочетаниях, составляют все без исключения слова. Безусловно, он был музыкантом, может быть и на бычиной жиле, где звуки тоже одни и те же повторялись в любой мелодии, но в разном сочетании. Мы же верим, что Бор вопреки всеобщему мнению утвердил, что есть процессы в природе, которые происходят скачками, квантами, без траектории, без промежуточных стадий движения, то есть по правилу «есть–нет», «нет–есть», «полу–есть» и «полу–нет» не бывает. Это так сложно понять, что даже в средней школе и в большинстве институтов не изучают, скажут об этом «квантовая механика», и достаточно. Но мы верим, потому, что без этой квантовой механики не были бы созданы ни атомные бомбы, ни спутники, ни атомные электростанции. Когда все это было построено, всем пришлось просто верить в квантовую механику, не понимая ее сути, как, например, в бога. Почему же не представить такого человека в древности, без университетского образования, конечно. Он составил алфавит, или азбуку: алеф–бык–альфа, бет–дом–бета, гимель–верблюд–гамма, далет–дверь–дельта, ну и так далее, из которой можно составить абсолютно все слова их языка.

Именно это изобретение было величайшим, а вовсе не колесо, и каждый народ его повторить не мог, все только компилировали это величайшее изобретение, приспосабливая для своих нужд, под свой язык. Изобретатель, я думаю, был еврей, как и Эйнштейн. Великая нация, но подлючая для всех остальных. Что сделаешь, у них идеология такая: все должны служить ей, а она – только себе. Не знаю, кто выше, Эйнштейн или неизвестный изобретатель азбуки? Ведь китайцы с японцами до сих пор рисуют картинки, желая что–нибудь написать, и число этих стандартных картинок прогрессивно растет. По–моему, нет ни одного китайца или японца, который бы знал их все. Попробуйте написать картинками теорию относительности или квантовую механику, не говоря уже о дифференциальном и интегральном исчислении. Это говорит, что эти две нации жили изолированно от всех остальных, а может быть и нет, а просто были большими снобами в те времена, когда картинок для описания всего мира требовалось мало, а из букв составлять слова посчитали трудным для молодого неокрепшего организма царского отпрыска. Как распространялось это величайшее изобретение еврея–одиночки среди народов может многое рассказать о них, об их жизни, общении, развитии. Некоторым народам это изобретение вообще не понадобилось долго, понадобилось только – их начальникам, а то стыдно перед «заграницей». Письменность относится в равной мере, как и к искусству, поскольку позволила записывать стихи, например, так и к научно–техническому прогрессу, позволив создать письменную математику и инженерное дело.

Начатки культуры – это живопись, ваяние, музыка. Все это было у всех без исключения первичных народов вне зависимости от их скученности или рассеянности. Живопись шаманам сразу не потребовалась, но из нее произошла грамотность. Значит, искусство спонтанно, развивается вне зависимости от потребностей власть имущих, власть имущие только находят ему применение, подталкивают его в нужную им сторону, ускоряя или замедляя его движение. Ваяние почему–то потребовалось шаманам, а шаманы – это власть имущие и неизвестно кто старше, король или священник. Многое говорит за то, что первоначально эти две должности совмещались. Тот же Моисей – и начальник, и первосвященник.

Итак, скульптура потребовалась шаманам для изготовления богов. Наверное, человек по природе своей плохо понимает абстракцию и шаманы это сразу заприметили. Скульптура, даже весьма примитивная, меньшая абстрактность, чем плоский рисунок, в котором еще надо разглядеть бога. Деревянные, каменные, соломенные, глиняные идолы, у кого что было под рукой, были поставлены на поток у всех без исключения народов. Это говорит за то, что развитие их шло по абсолютно одному сценарию. Жертва богам – это питание его слугам, тут сомневаться не приходится, так как если утром жертва осталась на месте, значит, бог ее не принял, а это плохо для всех. Шаманы этим заставляли радоваться своих «прихожан», шаманы сытые сидят, бог принимал без отказа. Если у шамана ум превышал жадность, то все шло очень хорошо, иногда он не съедал у бога дар, тем самым, показывая, что принесли всякую дрянь богу, нельзя ли что–нибудь получше. Авторитет его поэтому повышался. Жадный съедал все, бог соплеменникам казался всеядным, нетребовательным, поэтому ему начинали приносить всякую дрянь, лишь бы отделаться. Это, наверное, плохо заканчивалось и для бога и для его шамана. Богов–то много. Наиболее передовые шаманы начинали, наверное, задумываться над этим фактом. Как бы сделать главного бога, которому все подчинялись бы, а он сам стал бы главным шаманом у главного бога. На этом этапе опять же все народы без исключения создали главных богов. Перечислять? Вы и без этого знаете, что я прав. Музыка потребовалась для усиления шаманского воздействия, но и так использовалась, для увеселения народа. Умные шаманы это позволяли, куда же против природы человека, но не каждый день, когда кому захочется, а установили жесткий регламент, как у коммунистов: день октябрьского переворота, день солидарности трудящихся–рабов.

Но коммунисты были дурнее древних шаманов. Шаманы приурочили свои праздники после сенокоса, уборочной, перед долгим постом перед посевной, так как запасы все съедены, ну, и так далее. Христианские священники, тоже умные, не стали менять сроки праздников, установленные ранее шаманами, они просто переименовали их под новых богов, поэтому люди и поверили. Им–то собственно надо было выпить и повеселиться в привычное им время и без ущерба для общественных работ. А коммунисты решили сделать мало праздников и приурочили их к новым для людей дням, хреновые психологи. Думали люди будут мало пьянствовать, много работать, строить коммунизм. А люди начали веселиться и в новые назначенные им коммунистами праздники, и в старые, коммунистами отмененные. Вышло только хуже. Я же говорю, плохие психологи. Но я опять отвлекся в новые времена, они еще не скоро наступят.

Что еще у нас в культуру народов входит? Литературой еще рано заниматься, азбуку только придумал один еврей, и о ней знали единицы, как о теории относительности другого еврея в 1930 году и психоанализе третьего еврея в то же самое время. Что еще? Мораль, право, стыд, табу, тотем, религия, экзогамия. Морали как таковой не было, но какие–то зачатки были. Убивать вождя–шамана как–то жалко было, сколько хорошего он народу своему сделал? Стыд? Ну, какой стыд, если все боги занимались инцестом, об экзогамии не было еще известно. Религия? Для религии нужна письменность, чтобы все делали одинаково, как говорится, по писаному. А писать на земле умел только один человек, изобретатель. Остальным как–то писанина не была нужна, обходились пока рисунками. Право? Конечно, было, но только у сильного, у слабого не было. Тотем, табу? Вот они–то как раз и зарождались в эти времена. Об этом я много переписал у Фрейда, смотрите приложение, чтобы было понятно, о чем я буду говорить дальше. Сам не люблю, когда меня отсылают к редким книгам, не говоря о последовательности мыслей автора, а, сразу вбухивая мне его выводы, которые я так просто не могу принять. Мне же их доказать чуток надо. Поэтому и переписал и отправил в приложение, не путая со своими выдумками, и вам удобно и мне не в тягость умные мысли переписывать было.

А теперь продолжим про соль. Безусловно, придумать способ выпаривания соли из морской воды не так сложно, как придумать алфавит. Это, так сказать, чисто экспериментальная работа, по песенке: твори, выдумывай, пробуй. Твори – это наливай во что–нибудь морскую воду, подогрей ее, посмотри, не выпадет ли соль? Попробуй охладить в погребе. Дело пошло лучше, кое–что осело на донышке, но есть такую соль нельзя, горче чистой морской воды. Попробовать можно перемешать морскую воду с речной и посмотреть, что будет, а потом подогреть этот раствор и – опять посмотреть. После серии опытов, чередуемых с рассуждением: «а, если, так сделать, а, если, — эдак», можно и создать технологию. Но первые–то люди, ходили или уже ездили за солью на Баскунчак, очень уж там соль вкусная. А задумываться вообще было некогда, то наесться надо, то – самку найти. На это все время и уходило. Но ходили, разумеется, не прямо из Италии или Византии на Баскунчак, а первоначально местные народы узнали, а потом уже по «сарафанному радио» передалось дальше. А те раз – и экспедицию туда, с луками и стрелами, военно–торговую так сказать. Мы и сегодня еще удивляемся, как быстро доходят слухи, нигде не напечатанные, не «озвученные» в массовом порядке. Вот так и доходят, как доходили в те древние времена, в том числе, и по технологии выпаривания соли на тот случай, если уж совсем все пути–дороги к вкусной соли закрыты сплошным лесом пик и дротиков. А такие времена то и дело наступали, но не от пришлых «тюрков» или «персов», а от отъевшихся по какой–либо причине или вдруг объединившихся на какой–либо «почве». Будет время, мы и о таких причинах порассуждаем на базе накопленного материала.

Чтобы закончить этот раздел, рассмотрим скорость научно–технического прогресса на примерах парохода, паровоза и компьютера. Паровая машина была изобретена Джеймсом Уаттом в 1774 году. Через 33 года, в 1807 году, поплыл пароход Фултона, через 40 лет поехал паровоз Стефенсона. Я не принимаю во внимание паровоз Черепанова, ибо о нем знал во время его создания только он сам, не считая помогавших ему крестьян–металлургов, рабов Демидова. В 1905 году, то есть через 98 лет после первого фултоновского парохода самая отсталая в инженерном деле Россия весь свой военный флот имела только из пароходов. Его и почти весь и потопили японцы, другая такая же отсталая страна в деле инженерии. Еще в 1855 году, ровно за 50 лет до этого, она не имела ни одного морского корабля вообще. Ровно через 102 года после первого паровоза Стефенсона все так же отсталая в инженерном деле Россия закончила строить самую длинную железнодорожную магистраль в мире – Транссибирскую. С компьютерами пошло еще быстрее. Первый транзистор запатентовали американцы в 1948 году. В 1998 году, ровно через 50 лет, в любом хоть чуть–чуть уважающем себя «офисе» самой отсталой из больших стран в этом деле, России, стоял компьютер. Я не говорю, что на нем обязательно кто–нибудь работал, но стоял – это точно.

Хотел на этом остановиться, но вспомнил, что на самых плохих в мире компьютерах русские программисты стали очень хорошими, что говорит о лучшей выживаемости в самых плохих условиях. Несмотря на то, что русские инженеры первыми проложили путь компьютерам, Сталин запретил заниматься ими, причислив их к «вейсманизму–морганизму». Поэтому и отстали и догнать уже никогда не сумеем. Поезд ушел, как говорится. А теперь собственный опыт в этом деле. Для моей научной работы мне нужно было составить компьютерную программу для обнаружения трендов в статистических данных, для критерия Манна – Уитни. Обратился к знакомому программисту. Он посмотрел и говорит: «для машины «Мир» размером в два письменных стола требуемую программу не составить, оперативная память мала». Я ему говорю, дескать, раздели задачу на две части: сперва ранжируй данные по возрастанию и выдай результат на перфокарту, а потом уже ранжированные данные введи для расчета критерия, тогда памяти должно хватить. Он отвечает: «Навряд ли хватит». Я и ушел, не солоно хлебавши. Через неделю он меня встречает и говорит: «Приходи, возьми программу, я ее на три части разделил с выдачей промежуточных результатов расчетов и с использованием их для дальнейших расчетов».

 

Тотем и табу

 

Мы остановились на том времени, несмотря на упомянутый выше компьютер, когда все без исключения народы Евразии стояли на одной и той же ступени своего и всемирного развития. Многобожие, шаманство, магия и колдовство существует у всех, вожди выдвинулись и даже имеют армию человек в 50, воюют и грабят друг друга, морали нет, есть только еда, лень, толкающая на простейшие изобретения из подручных материалов, и, естественно, секс. У нас есть теперь основа для дальнейшей работы. Прежде всего, народам надо изобрести табу на инцест. Фрейд описывает происхождение тотема и табу в первобытной орде следующим образом.

Отец – предводитель орды запрещает сыновьям осуществить свой первичный позыв с матерью и сестрами, зачастую просто изгоняет их. Братья убивают отца и съедают его, осуществляя и месть, и, главное, закрепляя совместной трапезой свое кровное родство еще более глубоким родством, возникшим на крови отца. Женщины освободились от опеки отца. Фрейд продолжает: «Половая потребность не объединяет мужчин, а разъединяет их. Каждый оставался соперником другого. В борьбе всех против всех погибла бы новая организация. Таким образом, братьям, не оставалось ничего другого, как, быть может, преодолеть сильные непорядки, установить инцестуозный запрет, благодаря которому все они одновременно отказались от желанных женщин, ради которых они, прежде всего, и устранили отца. Они спасли, таким образом, организацию, сделавшую их сильными и основанную на гомосексуальных чувствах. Может быть, это и было положение, составлявшее зародыш матриархального права, пока оно не сменилось патриархальным семейным укладом». Это мужской союз, «состоящий из равноправных членов и подлежащий ограничению согласно тотемистической системе при материнском наследовании». Грубо мысль Фрейда можно продолжить следующим образом. Братья переживали о случившемся и сняли с себя стресс, обожествив память об отце и назвав его именем животное. А затем перенесли на него все свои эмоции. Это животное – тотем, которое убивать нельзя. С женщинами, принадлежащими к этому тотему, нельзя иметь половые связи. Так возникли тотем, табу и экзогамия.

Меня в этом понимании смущает следующее. Где Фрейд взял «материнское наследование», о котором упоминает? Какое наследование в первобытной орде? Где Фрейд нашел «зародыш матриархального права»? Кроме этой фразы ничего у него нет, а ведь он очень «словоохотливый» человек, когда что–то пытается объяснить. Почему Фрейд вообще не упоминает об эмоциях женщин, как будто это просто пейзаж с дыркой? Почему не может быть женской орды на точно тех же основаниях, какие он предложил? Что, женщины не хотят того же самого, что и «сыновья, создавшие братство»? Про эдипов комплекс мы все знаем. А, что, «венерина» комплекса не может быть? Знаем, что есть, но почему–то молчим. Можно спросить Хангу, ведущую по телевизору передачу «Про это». Остальные, может быть, постесняются, хотя, навряд ли. Когда читаешь Фрейда, создается впечатление, что он вообще не хочет упоминать женщин, поскольку это возможно. Почему религии все «мужские», ведь были и женские, но они малоизвестны. Почитайте, хотя бы, у Ефремова книжку про Таис. Узнаете. Почему мужики даже Богородицу не удосужились признать богиней? Католики и протестанты придают ей большее, чем православные, значение, но все же она «второго сорта» по сравнению с богами–мужиками. Мусульмане, вообще, о женщинах ни слова, будто не знают, откуда дети? Евреи упоминают женщин, но лучше бы не упоминали, хотя иудейские женщины для иудеев столько сделали, сколько не сделали христианки для христиан во всех ветвях христианства.

В общем, почти на тех же основах, что и Фрейд, я предлагаю рассмотреть следующую таблицу. Заменю только естественный первичный позыв детей на первичный позыв их родителей, примеров которым во все века, в том числе, — и в заканчивающемся, несть числа. Итак. Первобытная орда – семья. Возьмем полный набор возможных случаев развития событий. Я рассматриваю только возможный инцест, так как разыскивается причина именно его запрета в первичном табу.

 

 

 Сыновья убивают

Дочери убивают

Отец убивает мать

Мать убивает отца

Дети убивают родителей

Отца

Мать

Отца

Мать

Инцест матери с сыновьями

Инцест отца с дочерями

Инцест матери с сыновьями

Инцест отца с дочерями

Инцест братьев и сестер, групповой брак, полигиния или полиандрия в зависимости от состава семьи.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

  

Теперь, имея эту таблицу перед глазами, опишу последствия развития событий на чистом здравом смысле с использованием психоаналитических моментов, на которые обращает наше внимание Фрейд (смотри Приложение).

1. Сыновья убивают отца. Причина: инцест отца с дочерями, препятствующий развитию инцеста братьев с сестрами. Случай описан Фрейдом как единственный, причиной которого не является отцовский инцест с дочерями, а только запрет сыновьям в попытке инцеста с сестрами и матерью, а затем изгнание отцом сыновей. Указанная мной причина кажется мне более приемлемой, чем у Фрейда. А то, ишь какой моралист нашелся? Откуда взялась мораль? Ладно, к матери, может быть, первородная ревность, а дочерей–то какой резон охранять, если он сам не инцестирует с ними? До нынешнего дня инцест отцов с дочерями имеет самое широкое распространение. Даже Библия описывает инцест царя Соломона с дочерями. Последствия убийства отца сыновьями: полигамия, состоящая из полиандрии (многомужества) или полигинии (многоженства) в зависимости от состава семьи, или групповой брак. Вырабатывать табу на инцест нет причин. Если верно то, что инцест способствует вырождению, хотя Фрейд и полагал, что «это не доказано», такой случай следует признать проходящим без больших эмоциональных взрывов и последствием его будет вырождение данной первобытной семьи. Этим можно объяснить и феномен стареющих мужчин, характеризуемый пословицей: «седина в бороду – бес в ребро», то есть в молодую Еву, исполненную, как известно, богом из ребра Адама. По–моему, еще никто не объяснял так влечение стареющих мужчин к молодым девушкам. Опыты продолжаются по сей день, как ни аморально это звучит.

В этом варианте могут быть подварианты. Первый. Сыновья убивают отца, чтобы открыть себе путь к матери. Сестры изгоняются и образуют сестринский клан. Пока без объяснений назовем его сестринским кланом второго рода (пассивным). Второй: сыновья убивают отца, сестры изгоняются, инцест братьев с матерью. Мать стареет, сестры изгнаны, остается братский клан второго рода (пассивный). Пояснения – ниже.

2. Сыновья убивают мать. Причина: инцест матери с сыновьями, ревность, исходящая из этого между сыновьями. Известно, что первичный позыв со стороны сыновей к матери – со времен Фрейда – аксиома. Если представить себе, что мать пошла на инцест с сыновьями, не пугайтесь, я о первобытной семье, то последствия будут следующими. Я уже говорил, что у матери по сравнению с отцом очень сильна любовь к детям. У детей к матери – то же. По сей день, здоровенные молодые мужики умирают на фронте со словами: мама. Поэтому сексуальная и родственная любовь объединяются и многократно усиливаются. Фрейд, наверное, даже доказал бы, что сыновне–материнская и сексуальная любовь почти одно и то же. Степень ревности равна степени любви, поэтому они убивают мать–любовницу и освобождаются. Но переживания их не сравнятся с переживаниями по поводу убийства отца, на которые ссылается Фрейд. Тут мы не станем его дополнять, и примем его версию: братья объединяются на этой потрясшей их основе, отказываются от женщин, возводят мать в богиню и переносят на богиню и свои чувства любви, и «позднего» раскаяния, отождествляют ее с каким–нибудь животным, переносят на него понятие тотема и вводят табу на инцест, уходят из своей семьи–тотема, перенося на тотем понятие невозможности иметь половые связи внутри тотема. В общем, читайте Фрейда, там все подробно описано на многих страницах (приложение).

Не думаю, чтобы Фрейд не заметил возможности такого развития событий, он просто не захотел его развивать в угоду патриархату и богам–мужчинам. Однако скажем о последствиях. Братский клан, возникший на убийстве и съедении матери–любовницы, повторяется в жертвоприношении ей, богине, жертвенного животного и съедении его вместе как бы с нею, а жизнь продолжается. Такие братские орды, крепко спаянные общим преступлением, могут расширить и укрепить свой гомосексуализм, о чем и Фрейд говорил, могут остановиться на онанизме, но могут обратиться и к другим женщинам. В силу застарелой любви к матери другие женщины не стоят ее мизинца. Поэтому их не уважают, почти всегда воруют или покупают. Используют с долей злобы, оставляют у себя на постоянную «работу» на условиях, которые написаны в Домострое, в иудаизме, мусульманстве, христианстве, то есть в мужских религиях, каковые сегодня только и остались на земле. Естественно, наследование имени идет по мужской линии, ведь женщина ничто, машина родильная, запертая в светелке. Помните о кавказских обычаях имитировать воровство невест или осуществлять его взаправду? Помните традицию покупать невест у мусульман? Помните обычаи у мусульман и кавказцев даже не садить за праздничный стол женщин, а кидать им недоглоданные кости? Тут и многостаночный метод рождения наследников – мусульманский гарем – к месту. Кто–нибудь достаточно разумно объяснил все это? Неразумное объяснение будет выделено ниже, в выписке из БСЭ «Матрилокальный брак».

Обратим еще раз внимание, что описанный случай ведет к радикальному, наследственному предотвращению инцеста и связанного с ним вырождения таких «братских» кланов, обновлению «крови» через «чужеродных» женщин. Все их сексуальные стремления экзогамичны, то есть, направлены не вовнутрь тотема, а наружу, к внетотемным брачным связям. Что и требовалось доказать, как говорят математики. 

Добавим к изложенному, что никто не объяснил старческое послеклимаксное сексуальное влечение женщин, достаточно широко известное. Данным примером это объясняется, как подсознательный остаток у убитых и съеденных праматерей в полном соответствии с теорией психоанализа Фрейда. Ничего не известно о жизни одиноких матерей со стареющим сыном–холостяком, хотя таких случаев достаточно. Сослуживцы такого сына–холостяка знают, что мать в нем души не чает, ухаживает как за маленьким мальчиком, а сын не замечает ни под каким видом хорошеньких сослуживиц. 

3. Дочери убивают и съедают отца на основе ревности друг к другу из–за инцеста его со всеми ими. Тот же самый случай, что и с братьями, только что описанный, произошедший на основе их инцеста с матерью. Поэтому описывать его можно короче. Тут все соответствует предыдущему случаю, за исключением персонажей. Единственное, что можно сказать, это то, что я не могу столь же высоко оценить степень их переживаний, как это было в братском клане. Одно могу сказать, что отцы, как правило, очень любят дочерей, но это как–то затушевывается в повседневной жизни, скрадывается, прикрывается афишируемым ожиданием наследника–сына, как продолжателя рода не по любви, а по законоустановлению, которое, собственно, мужики и выдумали. Дочери, в свою очередь, как правило, очень любят отцов, до того иногда, что даже мать ненавидят. Примеров тому – уйма. Поэтому, может быть, я могу сказать, что переживания дочерей, убивших отца из–за ревности по договору между собой, будут тоже очень сильны, но так как эмоции женщин выскакивают наружу сильнее, нежели мужские, то и последствия их в целом будут одинаковыми, что и в предыдущем случае, то есть потрясающие для них.

Последствия этого случая, кроме бога–мужчины, табу на инцест, создание тотема, сестринского клана на основе лесбийской любви, мастурбаций как частных случаев, жертвенной трапезы, как воспоминания об убийстве. Главным же последствием является появление так называемых амазонок, то есть, женщин–воинов, живущих кланами, да таких, что все древние поэты–мужики пишут о них с содроганием и плохо скрытой завистью. И амазонки этого стоили. Они воровали мужчин и использовали их по прямому назначению. Причем мужчины были у них точно на таком же положении, как и они сами в братском клане, пришибленные, унижаемые. Что с них возьмешь, это же настоящий матриархат, а не тот непонятный нам, невразумительный, о каком сквозь зубы упоминают историки и социологи, тут же обрывая самих себя, не объяснив ничего, как следует. 

Я буду цитировать не поэтов, а строго научные данные. Итак, Фрейд, полагая, что описывает братский клан: «Жертвенная трапеза была, таким образом, первоначально праздничным пиром соплеменников согласно закону, что совместно есть могут только соплеменники. В нашем обществе трапеза соединяет членов семьи, но жертвенная трапеза ничего общего с семьей не имеет. «Родство» старше, чем семейная жизнь. Самые древние из известных нам семей постоянно обнимают лиц, различными родственными узами. Мужчины женятся на женщинах из чужого клана, дети наследуют клан матери, между мужем и остальными членами семьи нет никакого родства. В такой семье нет совместных трапез. Дикари едят еще и теперь в стороне и в одиночку, и религиозные запреты тотемизма относительно пищи часто делают для них невозможной совместную еду с их женами и детьми». Господи, какая же беспомощная фраза у великого Фрейда, везде отличающегося таким точным, выверенным языком, не упускающим из виду ни одного оттенка мысли, не отразив его. А тут об отце семейства «дикари едят». Что за мысль скрывается за словами «самые древние из известных нам семей постоянно обнимают лиц»? Что за «различные родственные узы»? Почему «мужчины женятся на женщинах чужого клана», а «дети наследуют клан матери»? Как так, в своем мужском клане «между мужем и остальными членами семьи нет никакого родства»? Прямо жалко мужика Фрейда. Вот если бы его фраза относилась к клану амазонок, тогда было бы все хорошо, понятно однозначно. Но он же в своих книгах ни разу даже не упоминает об амазонках. Это он, повторяю, пишет все о братском клане.

Притом, Фрейд это пишет о современных дикарях, которых видели своими глазами его современники. Значит еще и сегодня у дикарей есть матриархат в истинном его понимании. Чтобы окончательно сбить меня с толку, Фрейд продолжает: «С все увеличивающейся ясностью проявляется стремление сына занять место бога–отца. С введением земледелия поднимается значение сына в патриархальной семье. Он позволяет себе дать новое выражение своему инцестуозному либидо, находящему свое символическое выражение в обработке матери–земли. Возникают образы богов Аттиса, Адониса, Фаммуза и других духов произрастания и в то же время – молодых божеств, пользующихся любовной склонностью материнских божеств и осуществляющих инцест с матерью назло отцу. Однако, сознание вины, которое не могут заглушить эти новые творения, находит себе выражение в мифах, приписывающих этим молодым возлюбленным матерей–богинь, короткую жизнь и наказание кастрацией или гневом бога–отца, принимающего форму животного. Адониса убивает вепрь, священное животное Афродиты; Аттис, возлюбленный Кибеллы, погибает от кастрации (выделено мной). Оплакивание и радость по поводу воскресения богов перешли в ритуал другого сына–божества, которому предопределен был длительный успех». Вы что–нибудь здесь поняли? Я – нет. Беспомощная фраза, какие–то темные намеки, вопросы и утверждения одновременно. Поэтому оставляю эту фразу пока без рассмотрения, но ненадолго, я еще вернусь к ней, ниже, когда приведу достаточно материала для ее анализа и критики. 

4. Дочери убивают мать. Причина: инцест матери с сыновьями, препятствующий либидо ее дочерей к братьям, то есть мать своим инцестом с сыновьями препятствует инцесту сестер с братьями. Сильно ли переживание в этом случае? По сравнению с ранее изложенными событиями №2 и №3 эти переживания следует считать менее значимыми и равными переживаниям в случае №1. Надо иметь в виду отсутствие морали вообще в эти времена, что покажет дальнейшее изложение таких ситуаций на примере древнейших богов и богинь, для каковых нашлось место хотя и не в летописях, но в изустных преданиях людей. Главным двигателем в те времена было либидо, первичный позыв, характеризуемый Фрейдом как «Оно», не желающее ничем ограничивать свою потребность в первичном сексуализме (приложение).

 Не последнее место в развитии человека таким, каким он стал, я думаю, занимает сексуальность не как у животных, у которых женская яйцеклетка развивается, скажем так, «редко». В промежутках между двумя соседними развитиями, женская особь вообще не подпускает к себе самца. У людей эта особенность пропала или как–то искусственно была преодолена и развитие яйцеклетки стало более частым, раз в лунный месяц, что чаще чем у самых плодовитых животных. Соответственно увеличилась и потребность в ее оплодотворении. Другими словами, секс у людей стал очень регулярен, и женщины стали как самцы у всех прочих животных, готовы к совокуплению почти всегда. Исходя из этой предпосылки, которую я попытаюсь в дальнейшем исследовать отдельно, не труд сделал человека, как говорил Дарвин, а вслед за ним и мы с вами, а именно секс, первичный сексуальный позыв по Фрейду. А труд уже понадобился, в том числе, и для удовлетворения этого позыва: накормить самку, ублажить ее для достижения удовлетворения своего либидо, ибо у самца оно постоянно, а у самки, хотя и чаще, чем ранее, все равно реже, чем у самца. Я говорю это о совершенно первобытных людях и нашим уважаемым гражданам нечего беспокоиться и принимать это на свой счет, хотя если примут, это будет правильно. Для продолжения моего анализа я сказал пока достаточно.

Дочери убивают мать, освобождают себе к братьям путь, сожительствующуют с ними, поэтому открывшиеся возможности не оставляют места для сверхъестественных переживаний. Создавать бога нет причин, а табу и тотем – тем более. Смотри пункт №1. Но может быть и так: дочери убивают мать, которая мешает сожительствовать им с отцом. Убив мать, они получают отца в свое распоряжение. Отец стареет, сестры переключаются на братьев. Финал один и тот же. Но может быть подвариант: отец силен, дочери сильны, младшие братья изгоняются, образуя братский клан второго рода, пассивный, не связанный огромными переживаниями и клятвой. Такой братский клан может быть легкой добычей амазонок (сестринского клана первого рода), как более сильного и организованного. Это те отцы, которые по словам Фрейда, едят отдельно, а наследование идет, разумеется, по женской линии. Но может быть и так: отец стареет, братья изгнаны, оставшиеся одни, сестры образуют сестринский клан второго рода (пассивные), могут стать добычей братского клана первого рода (активного), будут жить в гареме, в ипостаси родильных машин, запертые, в чадре, всегда подозреваемые во всех тяжких грехах. Им не позавидуешь.

5 — 6. Отец убивает мать.

5. Причина: инцест матери с сыновьями, ревность. Здесь кто сильней и смелей, тот и победит. Отец изгоняет сыновей или сыновья убивают отца. Результат: пассивный братский клан (второго рода) или братский клан первого рода, если сыновья преодолевают большой стресс, убив отца и создав из его образа божество. Но этому мешает оставшаяся в сердце любовь к убитой отцом матери. Весы качаются, никак не остановятся. Последствия могут быть самые различные, но все же менее насыщенные, чем во 2 и 3 случае.

6. Причина: инцест отца с дочерями, мать мешает этому. Он ее убивает. Инцест отца с дочерями продолжается. Стареющий отец прогоняет сыновей – пассивный братский клан, затем объявляется пассивный сестринский клан. Добыча для амазонок в первом случае, добыча братского клана первого рода во втором случае.

7–8. Мать убивает отца.

7. Причина: инцест матери с сыновьями. Инцест матери с сыновьями продолжается. Последствия, как в пункте 5, меняется только пол действующих лиц на противоположный.

8. Причина: инцест отца с дочерями. Смотри пункт 6 с переменой полов действующих лиц.

9. Дети убивают родителей, мешающих инцесту братьев с сестрами, полигамия (групповой брак), полиандрия (многомужество), полигиния (многоженство) в зависимости от состава первобытной семьи, результат: пассивные кланы сыновей или дочерей. 

Попрошу предварительного прощения, так как еще не приводил доказательств столь «крамольным» мыслям своим, и подведу первый итог. Наиболее значимые последствия семейного инцеста происходят при убийстве матери сыновьями из–за ревности ее друг к другу, при котором возникает братский клан первого рода (патриархат), раскаяние, табу на инцест среди своей семьи, тотем своей семьи, женское божество, и при убийстве дочерями отца тоже из–за ревности его друг к другу, при котором возникает сестринский клан первого рода (матриархат, амазонки), раскаяние, табу на инцест среди своей семьи, тотем своей семьи, мужское божество. Эти два типа убийства и организации, вытекающие из них, легко и убедительно объясняют любые феномены, которые существуют как в древнем мире, так и по сей день. Все остальные типы семейного инцеста в первобытной орде, во–первых, могут вести к вырождению этих ветвей, если верно это широкое мнение, и, во–вторых, являются «питательной», безвольной средой, как для матриархата, так и для патриархата, в которой они черпают экзогамные свои потребности, усиливаются, укрепляются и вступают друг с другом в соревнование. Результаты этого соревнования у всех нас перед глазами. Матриархат и патриархат одновременно, но локализованные в разных точках одной «страны», кроме того, предотвращают вырождение пассивных кланов, так как именно они являются питательной средой возникшей экзогамии кланов первого рода, активных, «банком» невест для похищений. О похищениях женихов мало известно, кроме как из эпосов об амазонках. Но надо поискать, по–моему, найдутся поближе.

Не может быть никакого сомнения в том, что братские и сестринские кланы, давайте сразу перейдем: патриархат и матриархат, образовались строго синхронно, одновременно, то есть матриархат никогда не предшествовал патриархату. Просто патриархат победил матриархат, но сегодня кажется, что война матриархатом все еще не проиграна окончательно. Просто посмотрите состав парламентов и правительств сегодняшних по–настоящему демократических стран и сравните его хотя бы с составом начала уходящего века. И я не буду тратить зря слова. Не могу утерпеть, приведу цитату из БСЭ: «Амазонки , в древнегреческой мифологии женщины–воительницы в Малой Азии и на побережье Миотиды (Азовского моря – примечание мое). Согласно древним преданиям, амазонки для сохранения рода вступали в брак с мужчинами других племен, отсылая их затем на родину. Родившихся мальчиков они отдавали отцам, девочек оставляли себе и готовили для войны. Изображались в виде прекрасных женщин. Легенды об амазонках широко известны во всех частях света, являясь либо порождением местной традиции, либо распространением греческой. Сказания об амазонках – отражение смутного воспоминания (выделено мной) об эпохе матриархата». (БСЭ, 1970 г.).

Неужели не видно, что в приведенной цитате, абсолютно все шито белыми нитками? Во–первых, получается, что «все части света» «породили» абсолютно одинаковую «традицию», «распространение греческой» вообще принимать к рассмотрению не буду, так как большинство первобытных племен не читали греческие трагедии Эсхила, Софокла и Эврипида. Далее спрошу: можно ли чем–либо другим объяснить эту «абсолютно одинаковую традицию», кроме как вышеизложенными мной причинами? Единственно правильной полуфразой здесь является: «амазонки для сохранения рода вступали в брак с мужчинами других племен» и сразу же идет вранье: «отсылая их затем на родину». Почитайте Фрэзера и Фрейда, там ясно написано, что мужчины в таких тотемах даже ели отдельно, даже отдельно от своих детей, но жили все равно в этом тотеме на правах полураба, отверженного, не принадлежащего к кругу родства. Далее, «родившихся мальчиков они отдавали отцам». Что дурите народ, уважаемые? Какая мать, даже ваша собака–сучка, позволит просто так, сразу после рождения отобрать своих щенят? А вы о людях так, хотя бы и первобытных. Мальчики в таком тотеме равноправные абсолютно с сестрами, просто в этом тотеме уже существует табу на брак с членами своего тотема, разрешена только экзогамия. А как это практически осуществить: «… вступали в брак с мужчинами других племен, отсылая их затем на родину», а главное, зачем? Повторяю, женщина ведь не корова, простите, которой быка надо раз в году, а потом его можно и «отослать». Хороший анекдот на эту тему: «Почему у коровы такие глаза масляные, грустные, тоскливые? Потому, что ее ежедневно за титьки дергают, а к быку водят только раз в году». А вы, «отослать». Пусть живет рядом, не объест, зато нужная «вещь» всегда под рукой.

 

Боги и инцест

 

В предыдущем разделе я рассмотрел, основываясь на работах Фрейда, теоретические возможности инцеста в первобытной семейной орде: матери с сыновьями, отца с дочерями, братьев с сестрами, которые сам Фрейд рассматривать не захотел, что в те годы было для него простительно. Он за одно то, что попытался весь психоанализ свести к первичным позывам и только к эдипову комплексу, получил такой, как сегодня говорят, втык от общественности, что о расширении своих исследований просто не мечтал. Люди должны немного привыкнуть. Привыкли? Сам вижу, что да. Одно телешоу Ханги под названием «Про это» — доказательство, а сколько таких «шоу» на всех других каналах. Теперь, когда люди привыкли и не ругают больше Фрейда за «грубое обнажение сокровенного», надо подтвердить мои теоретические предпосылки практикой. Самыми «сильными» последствиями таких инцестов являются, грубо говоря, убийство из–за ревности друг к другу сыновьями инцестирующей с ними матери по спонтанному договору друг с другом и убийство из–за ревности друг к другу отца дочерями по такому же поводу и договору. Более «слабые», размытые последствия происходят от инцеста отца с дочерями, матери с сыновьями, братьев и сестер между собою, но чувство ревности не возникает по различным причинам. Отец или мать инцестируют со своими детьми противоположного пола. Тогда может родиться отпрыск, например, у которого отец будет одновременно ему и родным братом, или – отпрыск, отец которому одновременно и родной дед.

В «новохроне–1» приводится цитата: «Жен татарин имеет столько, сколько может содержать, женятся, не разбирая родства, не берут за себя только мать, дочь и сестру от одной матери». Между тем и Фрэзер, и Фрейд приводят многочисленные свидетельства этнологов и путешественников со всего мира, в частности, относительно самых отсталых из людей – австралийских аборигенов, у которых существует строжайшее табу на инцест, много строже чем в просвещенном мире. При убийстве, может быть чисто ритуальном, не физическом, матери сыновьями возникает, согласно примененному мной учению Фрейда, богиня–мать, при убийстве отца дочерями возникает бог–отец. Сам Фрейд вывел бога–отца при убийстве сыновьями своего отца, что я считаю неверным. Посмотрим, что бывает по «биографиям» богов и богинь. 

Цитата из БСЭ, 1972г.: «Исида. В древнеегипетской мифологии одна их наиболее почитаемых богинь, культ которой впоследствии широко распространился и за пределы Египта (в М. Азии, Сирии, Греции, Италии, Галлии и др.). Считалась олицетворением супружеской верности и материнства . Почиталась также как богиня плодородия. Изображалась с головой или рогами коровы. Сохранившееся изображение Исиды с младенцем Гором на руках повлияло на иконографию богоматери». «Целомудренная» энциклопедия на этом замолкает. Фрэзер, докапывающийся всегда до тонкостей, дополняет нашу «скромницу»: «Сестра и супруга Осириса, защищала его тело от Сета. После воскресения (брата) Осириса, зачала от него Гора (вот тебе и богоматерь с младенцем). Восприняла от иконографии Хатор коровьи рога и солнечный диск. В Греции и Риме она воспринимает черты Деметры и Гекаты и сливается с Кибелой. Калигула воздвигнул ей храм». Расшифруем указанные персонажи, сокращенно: «Хатор — в древнеегипетской мифологии и религии богиня неба и плодородия, любви и веселья. Изображалась в виде женщины с головой коровы. Хатор — богиня народа хатти, то есть протохеттов, древнейшего населения Хеттского царства. Хеттское царство — древнейшее государство в Малой Азии, в 18 — начале 12 веков до новой эры (4000 лет от нас). Был у хеттов и бог–громовик».

По Энциклопедии Осирис – бог мертвых, один из наиболее почитаемых богов в древнеегипетской мифологии, считался сыном бога земли Геба и богини неба Нут. Известен также в Греции как Дионис. С Исидой – как Серапис. Унаследовав царство отца, Осирис управлял им мудро и справедливо, но женился на родной сестре Исиде. Второй родной брат из этой семейки Сет, бог пустыни, завидуя Осирису, убил его. Младенец бог Гор мстил потом родному дяде. Из Фрэзера добавлю, что отец Озириса не бог земли, а любовник Нут. Муж ее Бог Солнца Ра. Нут изменила Ра с Гебом. Бог Солнца Ра разгневался и заявил, что не будет такого месяца, такого года, когда она смогла бы разрешиться от бремени. Но другой возлюбленный богини, бог Тот (у греков Гермес), выиграл у Луны в шашки одну семьдесят вторую часть каждого дня и, сложив из этих частей пять новых полных дней, прибавил их к египетскому календарному году, то есть к 360 дням. Лунный год так привели к солнечному, равному 365 дням. В течение этих пяти дней, считавшимися прибавкой к двенадцати месяцам года, проклятие бога Солнца Ра не действовало. В первый из этих дней и родился Осирис. Однако Осирис не был единственным ребенком. Во второй дополнительный день Нут родила Гора старшего, в третий – Сета, в четвертый – богиню Исиду, в пятый – богиню Нефтиду. Позднее Нефтида стала женой Сета, а Исида – женой Осириса.

 Моисей и Аарон (Муса и Харун у мусульман) – братья. Аарон также дядя Иисуса Христа, ибо мать Иисуса, Мария (Мариам) сестра их. Это подтверждается Кораном, как пишут авторы «новохрона–1». Почти копия семейного родства, только не сказано, что Мария забеременела от Моисея. Хотя, в общем–то, известно, что – от Святого духа, а Моисей – первосвященник и царь иудеев. Вспомним, как беременели от Святого духа в раннем христианстве. Начиналась оргия в храме, потом говорили, что забеременели женщины от Святого духа, так как не знали, с кем именно совокуплялись. В связи с этим, интересно, что значат слова: «О, Мариам, ты совершила дело неслыханное. О, сестра Харуна …» (сура 19/28 — 29). Процитируем «новохрон–1»: «Так с христианским культом практически совпадает древнеегипетский культ богини Изиды (Исиды), поклонники которого имели свои заутрени, обедни, вечерни, поразительно напоминающие соответствующие католические, а зачастую и православные службы». Вот перед нами «…воскресение Озириса из мертвых после трехдневного пребывания его в гробе. Изображен он в момент воскресения, восстания из гроба… Рядом с ним стоит его жена и сестра Изида». Еще одна цитата: «…кто надеется доказать отличие смерти Иисуса от рода смерти его малоазийских родственников, кто в Марии Магдалине и других Мариях, стоящих у креста и гроба Спасителя, не могут узнать индийскую, малоазийскую и египетскую богиню–мать Майю, Мариамму, Мариталу, Марианну, Мандану – мать мессии Кира, «Великую матерь» Пессинунта, скорбную Семирамиду, Мариам, Мерриду, Майру (Мейру)… тот пусть не суется в религиозно–исторические вопросы» (А. Древс). Однако продолжим свои изыскания.

Деметра (корень «мать») – греческая богиня земледелия и плодородия. В связях инцеста не замечена. Во всяком случае, в БСЭ об этом ни слова. Однако, в статье Исида, Деметра и Геката отождествляются с ней. Так что, думайте сами. Вот что пишет о Деметре Фрэзер: «Зевс приказал Плутону возвратить Деметре украденную дочь Персефону. Суровый хозяин царства мертвых с улыбкой повиновался, но, прежде чем на золотой колеснице отослать свою королеву в верхний мир, он дал ей съесть зерно граната, чтобы Персефона вернулась к нему. Придя в восторг по случаю возвращения пропавшей дочери … Деметра открыла им (царю и царевичам) свои священные обряды и мистерии. Блажен, по словам поэта, смертный, которому довелось узреть такое… Деметра на личном примере показывала, как надлежит отправлять этот обряд… Ее дочь Персефона полгода проводила в подземном царстве мертвых, а полгода – среди живых людей в подлунном мире… Представление о единстве матери и дочери подкрепляется их изображением в греческом искусстве… В процессе многовекового развития на это элементарное представление наложились высшие моральные и интеллектуальные соображения, расцветшие более пышным цветом, чем пшеница или ячмень». Из этих намеков Фрэзера не трудно понять, что Деметра представляет из себя распутную богиню, перекрашенную позднее в богиню–мать земледелия.

Кибела – великая матерь, богиня материнства и плодородия. Культовым спутником и возлюбленным был Аттис, о котором Фрейд плетет околесицу, приведенную выше. В припадке ревности наслала на Аттиса безумие и тот оскопил себя. В честь Кибеллы и Аттиса празднество, во время которого жрецы ее оскопляли себя. Обряд тавроболия стал частью ее культа. Главное святилище богини в 204 году до новой эры перенесено из Пессинунта (Фригия) в Рим, куда римляне доставили культовый символ богини – черный камень в форме фаллоса, желая тем самым предотвратить свое поражение во 2 Пунической войне. По преданию, судно с камнем село на мель и только девственница смогла помочь доставить его в город. Из Фрэзера можно добавить: «Кибелла – мать богов. Аттис – сын Кибеллы и ее возлюбленный. Нанна – его номинальная мать – девственница. Аттис как и Адонис убит вепрем или оскопил себя и умер. Жрецы Кибелы оскопляли себя. Мать зачала Аттиса, прижав к груди плод гранатового дерева, выросшего из отрезанного детородного органа двойника Аттиса Агдестиса. Богиня требовала, чтобы жрецы, игравшие роль ее возлюбленных, приносили ей в жертву свои детородные органы (выделение мое, пригодится дальше). Это – принесение богине в жертву мужской силы».

Аттис — ласкательное от слова «отец» (надо полагать, что–то вроде «папочка», «папуля» — мое) – фригийский бог–юноша, возлюбленный богини – великой матери Кибеллы. Празднество в честь его и Кибелы в Риме сопровождалось неистовыми оргиями. «Историки полагают, что это был акт преодоления различий между мужчиной и женщиной методом самооскопления». Ха–ха, да и только.

Атрей – царь, сын Пелопса и Гипподамии, внук Тантала, отец Агамемнона и Менелая. Изгнал своего брата Фиеста за соблазнение своей жены Аэропы (Европы). Притворившись готовым к примирению, Атрей вернул Фиеста в Микены. Когда тот прибыл, зарезал его сыновей, своих родных племянников, и накормил своего родного братца их мясом. Отомстил немного за честь своей жены. Вторая жена Атрея, Пелопия, дочь накормленного мясом своих сыновей родного брата, Фиеста, то есть сестра зарезанных будущим своим мужем родных братьев, родила своему мужу – родному дяде сына Эгисфа, которого зачала, однако, не от Атрея, а от своего родного отца. Через несколько лет Атрей приказал своему «сыну» Эгисфу убить Фиеста, то есть своего действительного отца от родной дочери. Ему, видите ли, было мало накормить его, его же сыновьями. Но, слава богу, Эгисф как–то узнал в Фиесте своего родного отца, и убивать его не стал. Убил Атрея, своего чисто номинального отца и злодея.

Гея – праматерь и прабожество, жена Урана, родила от него титанов, циклопов (одноглазых силачей) и гетатанхойров (сторуких). Среди всего этого безобразия был и нормальный сын, Крон (Кронос). По наущению Геи ее сын Крон (Кронос) оскопил отца Урана, бога неба, из капель крови которого при этой хирургической операции родились эринии (богини мщения) и гиганты (змееногие великаны). За что папу оскопил, неужели непонятно? Начали они, сын с мамой детей делать, эти дети Геи и Кроноса тоже известные люди–боги: Гестия, Деметра, Гера, Аид, Посейдон и, наконец, Зевс. Предыдущих безвестных Кронос заглатывал, как только мама – Гея их рожала от него.

Иштар (аккадск. и шумерск. Инанна) – главное божество вавилонского пантеона, дочь бога луны Сина или сестра солнечного бога Шамаша. Любовь, влечение, плодородие, частично война и смерть. В западной Азии и Египте – Астарта. Популярна тема о схождении ее в подземное царство.

Инанна, Нинанна, Иннин (шумерск., буквально — владычица небес), в шумерской мифологии и религии божество – покровительница города Урука и его окрестностей, богиня плодородия, плотской любви и распри.

Астарта, греческое наименование главной финикийской богини Аштарт, почиталась как богиня земного плодородия, материнства и любви, а также как астральное божество. Почитание Астарты распространилось в Сирии, Палестине, Египте, Малой Азии, Кипре, Карфагене и др. Для культа Астарты характерно наличие жриц–иеродул, занимавшихся так называемой священной проституцией. Астарта изображалась в виде обнаженной женщины, иногда с коровьими рогами на голове. Замечу от себя, что так называемое плодородие, как мы сегодня понимаем его (плодородие земли) ничего не имеет общего с плодородием богинь. У богинь плодородие – это просто плоды любви, дети и как можно больше. Вот что такое плодородие богинь. И не надо его путать с урожаем, например, пшеницы на начальном этапе возникновения божества. Только потом дети перешли в понимание урожая пшеницы.

 Геката – дочь титана Перса, богиня всеобъемлющей власти, богиня колдунов и привидений. Отождествляется с Артемидой (заметим, с богиней–девственницей) и богиней подземного царства Персефоной, дочерью Деметры. Ей жертвовали еду и собак, атрибуты: факел, бич и змеи.

Афродита – Великая мать (греч.), она же Венера (лат.) – жена Гефеста, изменяла ему с Аресом, родив от него Эрота и Амура. Дети самого Гефеста неизвестны науке. Любовница Адониса. От Анхиса сын Эней. Проституция рабынь в храме Афродиты. Эрот сопровождал свою мать Афродиту и помогал ей завладевать мужчинами с помощью своих «любовных» стрел. Эрот возбуждал любовь не только между мужчинами и женщинами, но и однополую любовь.

Арес – у греков бог войны, сын Зевса и Геры, у римлян – Марс. Но ведь Зевс и Гера – родные брат и сестра, дети Геи от собственного сына Крона (Кроноса). Ничего себе, семейка. Сплошной инцест.

Адонис – божество растительности и плодородия, соответствует вавилонскому Таммузу, возлюбленный Афродиты. Культ Адониса оказал сильное воздействие на христианство (миф о страждущем боге). Дополним БСЭ изысканиями Фрэзера: «Адонис родился от инцеста царя Кинира со своей дочерью Миррой. Мы располагаем сведениями, о кровосмесительных связях с дочерьми многих древних царей. Не похоже, чтобы подобные сообщения не имели под собой никаких оснований. В странах, где царский титул передавался по женской линии, царями становились лишь по праву женитьбы. Видимо царевич женился на собственной сестре, чтобы получит корону. Не это ли правило вызывало брак царя с дочерью?» , риторически вопрошает сам себя Фрэзер. Отвечаю Фрэзеру: нет, конечно. Объяснения были изложены выше. 

Таммуз (библейск.), Думузи (шумерск.) в мифологии и религии семитических народов умирающее и воскресающее божество плодородия. Бог–пастух, возлюбленный богини Инанны, отданный ею в подземное царство, как «замена» ее самой. Его сестра Гештинанна спасла брата, согласившись проводить вместо него под землей по полгода. Соответствует финикийскому Адонису.

Заканчивая про богинь–матерей, великих и простых, приведем официальные данные о матриархате и его особенностях из Большой советской энциклопедии и других источников. Итак, матриархат – женовластие, одна из форм общественного устройства периода разложения родового строя и перехода к классовому обществу. Доминирующее положение женщины в обществе, матрилинейность наследования, матрилокальность или дислокальность брачного поселения – результат трансформации некоторых норм материнского рода. Пережитки матриархата сохраняются у минангкабау (о. Суматра). Иногда термин матриархат неточно используется для обозначенияматеринско–родового строя в целом или периода его расцвета (выделено мной). Особенно умиляет выражение «трансформация некоторых норм материнского рода», когда никому, в том числе и авторам выражения, неизвестны «нормы материнского рода», как мы видели, цитируя статью «амазонки». Замечу также, когда сказать нечего, возникают всякие заковыристые словечки, вдруг не станут искать их перевод с русского на русский. Стану искать: «Минангкабау, народ острова Суматра, мусульмане, большое развитие получили капиталистические отношения, играют активную роль в политической и культурной жизни Индонезии. В то же время сохраняются община и многие черты материнско–родового строя».

Выше я выделил совершенно определенное: «Пережитки матриархата сохраняются у минангкабау» и просьбу авторов не путать матриархат с материнско–родовым строем. Стараясь не путать, читаю с изумлением, что у минангкабау, как раз, не матриархат, а «многие черты материнско–родового строя». Как говорится, приехали – туда, откуда ехали. Расшифруем с помощью тех же авторов заковыристые словечки, хотя и без этого все знают, что матри – мать, линейность – направление, локальность – местоположение. Вместе получится: матрилинейность – наследование по женской линии, матрилокальный – муж живет у жены, как говорят, «в примаках». Зачем мудрить? Однако закончим, если начали. 

Матрилинейность наследования – одна из важнейших особенностей эпохи материнско–родового строя (выделено мной), основной принцип организации людей в материнский род как социально–экономическую единицу первобытного общества. Наиболее стойкий институт этой эпохи, долго сохранявшийся даже после распада рода как экономической общности. Со становлением патриархата матриархат сменяетсяпатрилинейностью, но нередко бытует наряду с последней даже в раннеклассовых обществах в форме материнского права наследования власти верховных вождей и некоторых видов имущества. Итак, выяснили: матрилинейность наследования – важнейшая особенность, основной принцип организации людей, наиболее стойкий институт эпохи. Ну, и что? Собственно, в чем эта труднопроизносимая штука заключается, почему и как возникла, когда, и опять же, почему закончилась? У вас же, ребята, просто лозунги типа «Да здравствует 1–е мая». Мало того, что ничего не объясняют, новые заковыристые словечки подсовывают, типа «патрилинейности», не успеваю тома перелистывать: авось, увижу что–нибудь новенькое? Не отвяжетесь, ребята, переключая меня с кнопки на кнопку, где все тот же Брежнев. Помните еще анекдот про советское четырехканальное телевидение? 

«Матрилокальный брак – распространенная в условиях материнско–родового строя форма брачного поселения, при которой муж переходит на жительство в общину жены. Матрилокальный брак (первая форма совместного проживания брачной пары) ведет к превращению родовой общины в матрилинейную семейную общину и способствует образованию отдельной, внеродовой собственности мужчин, которая становится важной предпосылкой перехода от матрилокального брака к патрилокальному браку. Пережитки матрилокального брака – обычаи временного поселения брачной пары с родителями жены, отработка за невесту и пр.» (выделено мной специально для предыдущего раздела, см. выше). Докопался! Оказывается, вот в чем дело. Матрилокальный брак – первичный, от бога, и нужен был только затем, чтобы мужики в нем накопили «внеродовую собственность», ну, там, удочку, топор каменный, лук с десятком стрел, спрятанные от «общины» под лесной корягой, мордушку – в речном омуте. Дом–яма–то все равно принадлежит жене с детишками со всеми глиняными горшками и шкурами невыделанными. Какая еще собственность у мужика, разве как у Челкаша, — в рваных штанах, «из которых было видно его пролетарское происхождение»? (Цитата из школьного сочинения). И на основе этого «добра», «внеродовой собственности», «важной предпосылки», мужики совершили такой грандиозный переворот от матриархата к патриархату? Что–то не верится.

В каждой из выписок я выделял понятие «материнско–родовой строй», на который все ссылаются авторы. Думал, ну уж доберусь я до него, все от него зависит, всему он основа и расшифровка. Добраться–то добрался, только не расшифровывает энциклопедия этот проклятый «строй», статьи такой вообще нет. Протер глаза и снова перелистал – нету. Даже обидно стало. Ссылались–ссылались и «концы в воду». На то она и советская, энциклопедия–то. Значит, нет и понятия матриархата. Даже, как и почему матриархат сменился патриархатом неизвестно. Разве фраза: «одна (из скольких и каких?) из форм общественного устройства (какого?) периода разложения (какого, химического?) родового строя и перехода к классовому обществу», является формулой матриархата? Эдак, о стуле за обеденным столом, например, можно написать: одна из возможностей присесть в период отправления одной из естественных потребностей при переходе от кочевой жизни к благоустроенной квартире. Наверное, многие подумают о стульчаке, а не о стуле. 

Попробуем с другой стороны. Основные узлы понятия «первобытнообщинный строй» привожу ниже. Первая общественно–экономическая формация. Охватывает время от появления людей до возникновения классового общества. Этапы: первобытный коммунизм – первобытное человеческое стадо в раннем и позднем палеолите трансформировалось в подлинное сформировавшееся человеческое общество. Среди многообразия точек зрения есть две основные (мои примечания в скобках):

1. Первобытное человеческое стадо, в котором господствовал промискуитет (ничем не ограниченные половые связи, которые никогда никем в природе не наблюдались), на грани раннего и позднего палеолита (бессмыслица: грань в тысячи лет) превратилось в материнский род (экзогамный коллектив кровных родственников по материнской линии, то есть тотем. Почему и как это произошло – не наше холопское дело). В силу экзогамии (что, природное явление, как гром и молния?) образовалась дуально–родовая организация. Сочетание двух экзогамных родов в постоянное взаимобрачное объединение, потом еще расчленившихся на фратрии. (Как это произошло, почему? Не сказано). Вместе с родом (С каким родом? Материнским?) возник и брак (Зачем он понадобился?), который в своей исходной форме был групповым браком. Все мужчины одной фратрии имеют брачные отношения со всеми женщинами другой фратрии, возник из промискуитета. (Как именно, не сказано. Как может, и зачем промискуитет стал себя ограничивать? Каковы движущие силы?). Групповой брак одновременно был и дислокальным браком (отдельное проживание супругов. Как это, и почему? Главное – зачем?), в своем развитии сменился парным браком, так как семья не составляла экономической ячейки, отсюда ее непрочность, легкая расторжимость. (Зачем дислокальный групповой брак создался, если он такой непрочный? И, собственно, почему он непрочный? При такой–то воле? Ведь никто не заставлял? Кто заставил осуществлять парный брак? Ведь и по сегодняшним меркам дислокальный групповой брак это – прелесть). Не все принимают дислокальность брака, некоторые считают его матрилокальным браком (Почему?), потом перешедшим в дислокальный (Почему?), но уже после возникновения парного брака (Зачем?). Во всяком случае, род оставался материнским (Почему?) вплоть до накопления богатств и переходом их в частное владение отдельных семей (но род–то материнский, то есть экзогамный коллектив, какие в нем семьи?), что привело к возникновению отцовского рода (Раз нет семей, нет накопления в семьях, значит нет возникновения отцовского рода, но фактически он появился. Значит, не по этой причине, какая декларируется). Однако данные этнографии свидетельствуют о том, что материнский род в одних случаях мог смениться отцовским задолго до начала становления частной собственности, в других – продолжать существовать вплоть до возникновения классов и государства (выделено мной). Спасибо и на этом, говорю я, уже без скобок.

2. Согласно другой точке зрения основной единицей первобытнообщинного строя на всех этапах его развития была первобытная община, всегда состоящая из парных семей. Функция рода – регулирование брака. По вопросу о времени возникновения первобытной общины среди сторонников этой точки зрения нет единства. Вплоть до того, что отрицается первобытное человеческое стадо. Не следует переоценивать расхождение во взглядах между «родовой» и «общинной» теорий. Если оставить в стороне крайние точки зрения, то большинство исследователей сходятся на том, чтов эпоху расцвета обе эти организации совпадали. ( Неизвестно только как они приблизились к этому расцвету).

3. Все исследователи–марксисты единодушно признают коллективистический характер первобытного производства, который был обусловлен крайне низким развитием производительных сил. (Слава, тебе господи. Оказывается я изложил мировое мнение по затронутому вопросу). Эпоха первобытного человеческого стада (Значит, марксисты считают в отличие от немарксистов, что стадо все–таки было?) – становление социальных отношений. Общий продукт делили поровну (Это как же они до этого дошли? Даже щенки более сильные выбирают соски у сучки более продуктивные и попробуй их оттащить, подсадив туда слабых. Через минуту все возвращается на круги своя). На этой стадии существует равноправие мужчин и женщин (Кто видел? Где доказательства?). Появился излишек продуктов (Как у Суворова и солдата. Суворов: «Хватает»? Солдат: «Даже остается». Суворов: «А, куда остатки деваете»? Солдат: «Съедаем, даже не хватает»), стали обмениваться с соседними коллективами (Слово какое хорошее), то есть общаться. В силу экзогамии рода эти связи были и неизбежными. (Откуда она взялась, спрошу у марксистов, экзогамия?). Несомненно, существование в это время религии в форме магии и тотемизма (Прошу не путать совершенно различные вещи), зачатки которых возникли еще у неандертальцев (Как, опять же таки?). Производство медленно, но неуклонно развивалось. Это были условия для перехода от первой фазы первобытнообщинного строя ко второй — появление избыточного продукта (Опять рассказать байку?). Отношения превратились из распределительно- уравнительных в обменные, а потом и в товарные (Где «движущие силы» этих революций? Я могу назвать только противодействующие силы). Парная семья преобразуется в моногамную (Единобрачие нерасторжимое, основанное на социальном понятии, семье. Откуда взялось это «социальное понятие»? Кому на руку нерасторжимость? Не семейной же паре? Иначе бы и сегодня браки не расторгались). Формируется частная собственность и так далее и тому подобное. К нашему исследованию отношения не имеет. Марксисты вообще ничего не сказали ни об инцесте, ни о его преодолении, ни об эволюции от промискуитета до возникновения «крепкой советской семьи». Твердолобость и прямолинейность — феноменальные. 

Только сейчас я понял, почему нет статьи в БСЭ о материнско–родовом строе, а сразу идет ссылка на первобытнообщинный строй. Тут–то краснобаи–марксисты знают что сказать. Потому и Фрейд не издавался, а фактически был запрещен, но критиковался, как критикуют вкус ананаса, не пробовав его. Но надо же сделать и кой–какие выводы из переписанного мной материала.

Вывод здесь один всего. Никакой теории, связывающей в единое целое инцест, возникновение экзогамии, групповой, парный, полигамный и моногамный браки, матриархат, патриархат, гомосексуализм, лесбийство, гаремы, угнетение жен, мужей, старческие вспышки плотских чувств у женщин и мужчин, проституция мужская и женская, истоки иудейско–мусульманских обрезаний, более отчетливой любви матерей к сыновьям, а отцов к дочерям и наоборот, фригидность и импотенция, групповой секс и религиозные оргии, каменные фаллосы в церквах и древних храмах, совокупляющиеся статуи, ритуальное воровство или «выкуп» невест и, наверное, женихов, некоторые «странные» брачные церемонии, нелюбовь между тещей и зятем, между свекровью и снохой по всему видно, нет до сих пор. Наиболее близко к решению проблемы подошел Фрейд, но, по–моему, не захотел в эти дебри углубляться. Вместо этого, он заставил себя немного покривить душой, когда за отправную точку в возникновении бога–отца, а не «великой матери», как следовало бы, взял убийство сыновьями отца, а не матери, как следовало бы, и на этой основе объединившихся в братский клан. По всему видно также, что утверждение Дарвина, что труд сделал человека, молчаливо принятое миром, в том числе и коммунистами, противоречит самой природе человека, всей его истории, начиная с любых времен и по любой из трех имеющихся у меня в наличии хронологий. Трудоголики, конечно, есть, но их едва ли не меньше, чем «эйнштейнов». Я уже говорил, что, скорее лень сделала человека человеком. А также первичный сексуальный позыв, который вдруг или постепенно, но достаточно быстро, сделался постоянно действующим, не регламентирующимся позывом, что сразу выделило человека среди других млекопитающих, строго запрограммированных в этом вопросе. Сколько изобретательности потребовалось, чтобы потрафить своему отвратительному «Оно» (см. приложение из Фрейда).

Кстати, обратить внимание на проблему человеческой изобретательности для удовлетворения своей сексуальной потребности меня тоже надоумил Фрейд, не прямо, конечно. Есть у него статейка (приложение), в которой он объясняет природу человеческого остроумия сексуальными его потребностями. У него ловко доказано, что именно так и есть. Мне осталось только расширить это фрейдовское понимание проблемы, но доказывать это расширение, конечно, будет трудно. 

Но что–то я от богинь–матерей и матриархата далеко отвлекся, а еще дальше, — от главного своего вопроса о природе русского загадочного характера. Придется постепенно возвращаться.

Вот, Сарапис, бог–мужик, бог плодородия, подземного царства, моря и здоровья. Его культ наряду с культом Исиды (Изиды, разные авторы пишут по–разному, я не виноват), уже упомянутой. Подчеркнуты оргиастические формы их культа. Добавлено Фрэзером: «Это произошло в более поздние времена, когда в религиозных представлениях ведущее место заняли не богини, а царящие на небе боги» (Выделено мной. Очень ценная фраза. Я очень благодарен Фрэзеру за нее. Я ее не забуду). Добавлю еще от Фрэзера кратко: «Каждая женщина один раз в жизни должна отдаться в храме иностранцу (иностранец здесь не в нашем понимании, а тот который не живет в данной деревне) в храме Милитты (упомянутые Иштар, Астара) и посвятить деньги за это богине. Отдаться около храма стояла очередь. По закону амореев девушка на выданье семь дней занималась проституцией у ворот храма матери–богини. В Армении такие девушки отдавались с начала менструации и пока не выйдут замуж. В общем, где богиня–мать, там и ритуал этот. Считается, что этот ритуал–проституция был учрежден царем Киниром и на практике осуществлен его царскими дочерьми, кстати, сестрами Адониса, навлекшими на себя за это гнев Афродиты. Напомним, что сам Адонис родился от инцеста Кинира со своей дочерью Миррой. Ну, вот, кажется, все о великих матерях–богинях.

Посмотрим на описанных богов и богинь. Исида, Кибела, Гея, Иштар, Инанна, Астарта, Артемида, Геката – вот это богини, творили, что хотели и не было им никакого указа, своих сожителей богов мужского пола ни за что считали. Ну, что это за боги. Осириса, как малого ребенка надо защищать, воскрешать. Атрей, конечно, подлец, но получил по заслугам фактически женскими руками. Уран – рогоносец, Гефест – тоже, Адонис – вспоминать стыдно, Тиммуз – молоденький бог–пастушок, развлекаловка для матроны, богини–матери. Зевс считается высшим богом–мужчиной. Но кто такой Зевс? Главнейшая богиня–мать Гея смастерила со своим сыном Кроносом в числе прочих богов Геру и Зевса, причем Зевс самый младший. Годится он в главные «мужские» боги? Фрэзер приводит довольно пространные сведения о том, что бога плодородия Озириса и аналогичных ему богов крестьяне приносили в жертву на полях при уборке урожая, и эти традиции сохранились до наших дней. Разве так поступают с главным богом? Все, кажется.

Из великих богов–мужчин можно говорить только о боге Митре и Иисусе Христе, но последний — только копия первого. Итак, по БСЭ Митра, один из главных индоиранских богов, бог дневного света, податель жизни, гарант установленных или обусловленных отношений в мире и обществе, бог договора (митра — договор). Обычно выступал рядом с солнцем, а потом был с ним отождествлен. В последние века до новой эры возникла особая религия – митраизм, получивший распространение в эллинском мире, в Риме. Особой популярностью религия пользовалась в пограничных провинциях, где стояли римские легионы, солдаты которых были главными приверженцами этой религии. Значительную роль в распространении митраизма сыграли социальные низы, которых он привлекал тем, что провозглашал равенство среди посвященных в него и сулил блаженную жизнь после смерти. Императоры Аврелиан и Диоклетиан покровительствовали этому культу. Во 2–4 веках митраизм был главным соперником христианства. Замечу здесь еще раз, что я чисто условно, если хотите, так как не использую вообще никакой хронологии, а только безвременное развитие, сцепленное не годами, а фактами, принял за начало процесса формирования всех народов, находящихся на абсолютно одинаковой ступени развития, как раз, империю Диоклетиана, но не в Риме, а в Византии.

Фрейд тоже не забыл упомянуть о Митре, назвав его лучезарным персидским юношей, соперником Иисуса Христа, принявшим на себя грех убийства «первородным братством» своего отца, тем самым, сняв вину с остального братского коллектива. Но не ценой своей смерти, как Иисус, а своей праведной жизнью. Почему Митра не победил Христа в умах людей, Фрейд разбираться не стал, хотя мог бы многого достичь в этом вопросе, не чета мне.

Авторы «новохрона–1» о Митре сообщают вкратце следующее, чего я не нашел в Большой советской энциклопедии. Митра – человек, посланный Богом–отцом для борьбы со злом, совершив свои подвиги на земле, возносится на небо к своему отцу, чтобы вернуться на землю в ее последний день. Считается, что митраизм – древнейший культ, так как он содержится в учении Заратустры, а он якобы жил во времена падения библейского Богоборческого царства. Между тем культовые надписи и рисунки этой религии указывают, что непобедимый Митра, Бог–солнце, побеждает быка (тельца), то есть астральный смысл легенды заключается в борьбе Солнца с созвездием Тельца. Это позволяет им (авторам «новохрона–1») однозначно утверждать, что культ возник в начале новой эры. Только с этих пор в день весеннего равноденствия созвездие Тельца «сгорает» в лучах вечерней зари. Головной убор митраистского жреца – тиара. Это название имеет и головной убор папы римского. Как и жрецы Митры, обувается папа в красную обувь и также заведует ключами «бога–скалы», Петра. Тогда, добавлю я, Диоклетиан правил где–то вскоре после этого. А народы я все поставил на старт, и они стоят не двигаясь, ждут выстрела стартового пистолета на той одинаковой для всех степени развития, которая изложена выше, в предыдущем разделе. Все тысячелетия, случившиеся до этого, можно отбросить как ненужные. Они, эти тысячелетия, никакой роли в моем исследовании играть не будут. Доказательства у «новохронистов–1», а отчасти – у «новохронистов–2», исключая их «научные интерпретации истории» из–за их абсолютной абсурдности, учитывая простой здравый смысл (см. предыдущие разделы).

Фрэзер тоже не забыл об этом боге сказать. «Митраизм, сочетающий в себе возвышенную обрядовость со стремлением к нравственной чистоте и к достижению бессмертия, показал себя грозным соперником христианства. В течение какого–то времени нельзя было предсказать исход борьбы между этими конкурирующими вероисповеданиями… По юлианскому календарю 25 декабря считалось днем зимнего солнцестояния и днем рождения солнца. Участники празднества в Сирии и Египте удалялись во внутренние приделы храма и в полночь выбегали оттуда с криком: «Дева родила! Свет прибывает!». Дева, которая зачала и родила 25 декабря сына, была, несомненно, Великой восточной богиней, которую семиты звали Небесной девой или просто Небесной богиней. В населенных семитическими народами странах она выступала как ипостась Астарты. Сторонники же культа Митры называли его Солнцем или Всепобеждающим Солнцем и в силу этого датировали его рождение также 25 декабря. Евангелия ни словом не упоминают о дате рождения Христа. Поэтому ранние христиане этот праздник не отмечали. Однако со временем египетские христиане стали считать Рождеством 6 января. Обычай праздновать в этот день дня рождения Спасителя к 4 столетию распространился по всему Востоку. Но в конце 3 – начале 4 столетия Западная церковь, которая отказывалась датировать Рождество 6 января, установила в качестве подлинной даты 25 декабря. Со временем с этим согласилась и Восточная церковь. Из этого следует, что церковь приняла решение праздновать день рождения своего Спасителя 25 декабря для того, чтобы перевести религиозное рвение язычников с солнца на того, кто звался солнцем справедливости. В таком случае нет ничего невероятного в том, что такого же порядка мотивы могли побудить церковные власти уподобить Пасху празднику другого азиатского бога, который приходился на это же самое время. Греческие, сицилийские и итальянские пасхальные обряды удивительно напоминают культ Адониса. Но этот шаг в греко–язычных областях античного мира был сделан ранее, чем в странах, говорящих на латыни. Ведь культ Адониса процветал у греков, а на Рим и на Запад вообще оказал незначительное влияние. Чувства римской черни завоевал не он, а более варварский культ Аттиса и Великой матери. Между прочим, смерть и воскресение Аттиса официально праздновались в Риме 24 и 25 марта. Крестный путь Христа тоже приходился на 25 марта. Некоторые христиане, не обращая внимание на положение луны на небе, регулярно отмечали в этот день распятие Спасителя. Восхождение Христа на Голгофу было специально приурочено к этой дате, для того, чтобы соответствовать более древнему празднеству весеннего равноденствия. Воскресение Аттиса, который сочетал в одном лице Бога–отца и Бога–сына, официально отмечалось в Риме в этот же день. Стоит также вспомнить, что празднование дня святого Георгия в апреле пришло на смену древнему языческому празднику Парилий, а день святого Иоанна Крестителя пришел на смену летнему языческому празднику воды (Ивана Купалы? — примеч. мое). Праздник Успения Пресвятой Богородицы в августе вытеснил празднество Дианы. День Всех Святых в ноябре явился продолжением древнего языческого праздника мертвых. Само Рождество Христово приурочено к зимнему солнцестоянию, как рождению Солнца. Впрочем, если датировать смерть Христа 25 марта, то воскресение его будет 27 марта, на два дня позже весеннего равноденствия по юлианскому календарю и воскресения Аттиса. Аналогичный сдвиг происходит на два дня и при совмещении христианского и языческого праздников Святого Георгия и Успения Богородицы. Однако другое христианское предание (Лактанций и галльская церковь) относило смерть Христа на 23, а его воскресение к 25 марта. В таком случае воскресение Христа точно совпадало с праздником Аттиса».

Понтификальные книги – записи, которые велись жрецами–понтификами, начиная со времен Анка Марция. Значит, и сам понтифик или понтифик римский, то есть папа римский – прямой плагиат. А вот другая интерпретация митры, в отличие от Митры–бога и митры – головного убора: «Митра – в отличие от пояса вокруг талии, так называется пояс, который женщины завязывали под грудью». То есть, я понимаю это как пралифчик, прабюстгальтер. Но тогда возникает еще одно подозрение. В иранской литературе ковчег – это женская грудь, так сказать, пазуха, куда женщины любят прятать любовные письма и деньги по сей день. А если вы помните, то скрижали с заветом бога Яхве с Моисеем хранились в ковчеге. Потом ковчег этот перешел по наследству к христианам, а потом вообще все следы о ковчеге потерялись. Исчез он куда–то. Конечно, женская грудь не вечна, живет столько, сколько сама женщина, а бессмертных женщин–богинь пока не придумали. 

Сделаем некоторые выводы. На заре человечества богини–матери были на первом месте и это дает историкам основание утверждать, что первоначально был матриархат, сменившийся затем патриархатом, как и почему – неизвестно. Я же утверждаю, что матриархат и патриархат произошли практически одновременно и действовали в борьбе между собой до появления арианства (единобожия), внедрявшегося по типу «ползучей революции». Арианство создало Яхве, Митру и Иисуса Христа и настойчиво, постепенно, «ползуче» стало незаметно заменять богинь–матерей на богов–отцов. Это происходило очень осторожно, продуманно, не перечеркивая культы богинь–матерей, как коммунисты перечеркнули все, что было до них, а незаметно встраивая новых богов в прежние культы. Народ не успел одуматься, как у него уже появился новый единый бог, который действовал по традиционным народным языческим «правилам», включая и его любимые храмовые оргии. Только затем, опять «ползуче», а под конец, когда чаша весов стала явно клониться в пользу «реформаторов», и с помощью ауто–да–фе и инквизиции, чтобы быстрее и радикально решить вопрос, уже запугивая народ. Этот процесс исследовал Ренан, относя его к началу новой эры и имея в виду, что он идет из глубины прежних «медленных» тысячелетий, то есть, в соответствии с традиционной версией хронологии. Мне это не нужно, у меня, повторяю еще раз, все народы стоят на старте и уже немного устали находиться в столь неудобной позе.

Сплошной инцест богов и богинь – это отражение существовавшего совсем недавно порядка вещей, называемого промискуитет, беспорядочные половые связи. Народы празднуют промискуитет на примере своих многочисленных богов, позволяя себе единовременно, по праздникам, в строго отведенном месте (в храмах) немного расслабиться и вновь почувствовать прелесть совсем еще недавней половой распущенности. Из этого следует, что экзогамия уже существует, но такая еще непрочная. Табу на инцест тоже существует, иначе зачем инцест богов, как приятное воспоминание? Есть и тотем, трактующий правила экзогамии, который то и дело хочется нарушить. Но единобожия еще нет, и это очень затрудняет «управление государством», которого в нашем сегодняшнем понимании – тоже ни у одного народа нет, за исключением Византии. Это очень хорошо соответствует состоянию народов, которые у меня стоят на старте, у них уже ноги затекли.

Что мы имеем в «семейной жизни» богов? Афродита – Великая мать, имея мужа Гефеста, ставит ему рога, на каждом перекрестке, спит со всеми подряд, в ее храме – сплошная проституция, помощник в этом – родной сынок, Эрот. Непрочь заняться и однополой любовью, иначе, зачем научила сына «пропагандировать» и однополую любовь. Но главное, она в связях инцеста не замечена. Прогрессивная богиня, но очень распущенная. Вылитая Екатерина II, только замужняя. Отсюда можно предположить, что Афродита не только богиня, но и царица, могущая себе позволить многое при живом муже, второстепенном члене семьи, которого и заменить всегда можно. К Афродите очень подходят времена, описанные Фрэзером о Древнем Лациуме (Риме): «Политическим и религиозным центром каждой общины был неугасимый огонь царского очага, попечение о котором было делом девственниц–весталок из царского рода. Царем становился мужчина из другого клана и другого народа, который женился на дочери своего предшественника и благодаря ей получал свое царство. (Уточню в скобках: не он был настоящим царем, а царица, а он был только «инструментом»). Дети, которых он имел от нее, наследовали не его, а ее имя. Дочери оставались дома, а возмужавшие сыновья пускались в путь. Это представление делает более понятными предания, согласно которым латинские цари рождались от матерей–девственниц и отцов божественного происхождения. (Добавлю, это позднее, чтобы скрыть распущенность). Это означает, за вычетом элементов преувеличения, что женщина зачинала ребенка от неизвестного мужчины. (Вот это не в бровь, а в глаз. Посчитайте любовников Афродиты). Если при рождении римских царей отцы их действительно были неизвестны, то это свидетельствует либо о половой распущенности, существовавшей в царских семьях вообще (не вообще, а только у царицы–богини), либо об ослаблении правил морали в особых случаях, когда женщины и мужчины на время возвращались к половой распущенности прежних времен (Это к царице не относится. Это относится только к ее народу: «Ишь, распустились»). На определенных стадиях (Каких же именно? Уточняю еще раз: только по праздникам) развития общества такие сатурналии обычное явление. В нашей собственной стране (Англии) пережитки их долгое время давали о себе знать в майских, троицких и даже в рождественских обрядах».

Это действительно «пережитки» Афродиты, но уже в христианстве, в которое завлекали ползуче, боясь переборщить, но выгоды впереди видели колоссальные. Итак, согласно моей классификации Афродита – символ царской распущенности сестринского клана первого рода, амазонок – матриархата, когда муж–царь – только инструмент.

Гея – богиня–мать – недалекая, но предшественница Афродиты. Инцест только что «запрещен», «введены» табу на него, «очерчен» круг тотема, но помнится очень хорошо, такой прелестный. У Геи был муж – Уран, но от него рождались одни уроды: эринии, гиганты, а единственный нормальный сынок их, Кронос, уже подрос, возмужал и у них с мамой возникла любовь. А что особенного, фрейдовское «Оно» потребовало, «Идеал Я» еще не выработался, каков нужен по Фрейду. «Идеал Я» в это время – это те, кто позволял себе все, поэтому никаких табу, тотемов, какой–то дурацкой экзогамии не было и в помине. Вот мама с сыночком и наделали кучу детишек: Посейдона, Аид, Геру, Деметру, Гестия и, наконец, Зевса, остальных, непонравившихся, папа Кронос заглатывал. Или времена, может быть, были тяжелые, приходилось (каннибализм?). А те (младшенький Зевс и довольно взрослая сестренка Гера), в свою очередь, сотворили мальчика Ареса, будущего любовника Афродиты при живом хромоногом муже–портянке Гефесте, ковавшем в это время пики со стрелами. Это еще раз подтверждает, что Афродита младше Геи. Чистейшей воды инцест. Но, опять же, времена были такие. Надо полагать, маму никто не убивал еще из–за ревности, да и к кому ее Кроносу ревновать? Он же единственный. Но народ, когда ему запретили «это» делать повседневно, а только по праздникам, в виде исключения, очень полюбил такие праздники, а богиню, в которую превратилась Гея, — тоже. Аналогичен инцест Кибела – Аттис. Итак, инцест матери с сыном рассмотрели.

Инцест брата с сестрой: Исида – Озирис, и их «продукт» Гор, Гера – Зевс с «продуктами» Аресом и Гермесом; инцест отца с дочерью: Фиест – Пелопия и «продукт» его Эгисф, Кинир – Мирра с «продуктом» Адонисом и его безымянными сестрами, которых папа Кинир заставил заниматься первой в истории проституцией.

Обратим внимание, что Кинир – первый царь–бог, который независим от своей жены, даже имя ее неизвестно. Это уже напоминает переход от матриархата к патриархату. И именно он, Кинир, сперва осмелевший, а потом обнаглевший мужик, в качестве примера послал своих дочерей заниматься проституцией, а сына – любовником к Афродите, которая, все еще очень сильна, но уже не замечена в инцестуозных связях, а только — в половой распущенности при здравствующем муже. Трудно не заметить в этом поступке начало дипломатии: немного боюсь, но делаю по–своему, посылаю дочек, куда хочу, а чтобы другая, все еще опасная, сторона не слишком гневалась, направлю к ней сына–красавчика. Недаром отмечено, что она разгневалась на дочерей Кинира — проституток, родных сестер ее очередного любовника Адониса. Разгневаться–то она разгневалась, но перетерпела в объятиях красавчика, ничего не стала предпринимать. Как тут не заметить прогресс дипломатии? Как, вообще, не заметить прогресс, как в деле преодоления такого привлекательного из–за «удобства» по осуществлению инцеста, так и в вопросе нравственности для других, но не для себя. Совсем как западноевропейцы, создавшие демократию для себя, но не для своих колоний. Разве не отчетливо из этого видно, что все категории морали, нравственности стали становиться как палка, о двух концах? Причем конец для владельцев народа приобрел удобную рукоятку, а второй конец, для народа , остро наточили – голыми руками не возьмешь.

Посмотрите на табличку выше, в предыдущем разделе, в которой перечислены все возможные инцестуозные связи в первобытной орде, среди которых в чистом виде нет ни одной даже в трудах у великого Фрейда. Но, все они, без исключения, имеются в приведенных «биографиях» богов. Разве это не доказательство истинности моих «ужасных» для ушей и глаз высокоморального «просвещенного» человечества «предположений»? К сожалению, я не нашел здесь прямых иллюстраций образования братских и сестринских кланов первого рода, способных создавать тотем, табу, экзогамию и богов по Фрейду. Но, ведь, если уже боги существуют и мы читаем их «биографию», то, значит, предварительная стадия их создания уже пройдена, отгремела свое в умах и сердцах людей и без письменности была забыта? Или я плохо вникнул в суть «богоотношений»? Во всяком случае, надо откладывать прочитанную книгу, если она не может ничего дать больше неразвитому уму. Фабулу понял как в фантастическом романе, и достаточно.

Итак, из биографий богов мы имеем:

моя табличка имеет право на жизнь и дальнейшее исследование;

хотя матриархат и патриархат возникли, как я показал, одновременно и сосуществовали в борьбе немало времени, но матриархат на старте обогнал патриархат, но «додавить» не смог, выдохся;

потихоньку, хитроумными способами, в том числе дипломатией, «взятками», использованием слабых мест носительниц идеологии матриархата, патриархат перехватил инициативу у матриархата и довел свое влияние до преднынешнего, средних веков;

потом матриархат, угнетенный донельзя, призадумался и тихой сапой начал отвоевывать назад утраченные позиции, выдавая своей дражайшей половине в штанах в начале горбачевской «перестройки» «рубль на обед», не больше, иначе пропьет. Но это к нашему исследованию уже не относится;

эндогамия довольно быстро, «на одном поколении богов», заменилась экзогамией, а это большое достижение, правда, половая распущенность замужних богинь–цариц приняла удручающе широкий размах, что, конечно, их не красит;

зато с «широким внедрением» патриархата не богини–царицы, конечно, а простые женщины сполна расплатились за эти вольности, запертые в светелках и гаремах, сожженные на кострах;

истоки проституции надо исследовать еще, но отправная точка уже есть, Кинир, первый царь–бог, не испугавшийся Афродиты, а применивший к ней все доступные его несколько иначе устроенной голове «методы».

И, наконец, чуть было не забыл. Наблюдения над богами показывают, что любви, какая описана в рыцарских романах и между Ромео и Джульеттой, у них не было. Зато царствовал неприкрытый, все подавляющий, неразборчивый и все остальное заменяющий секс, первичный позыв, «Оно» по терминологии Фрейда. Он то и правил богами, а значит и миром тех времен. Иначе зачем этим качеством награждать богов, ведь их же люди придумали, притом, по своему подобию? Впрочем, женская любовь, похоже, была. Иначе, зачем Исида воскрешала бы брата–любовника из мертвых?

И еще одна тонкость. Посмотрим на супружескую пару, Афродиту и Гефеста. О ней все сказано, но кто такой Гефест? Хромой (наверное, производственная травма) мужик–работяга, каких свет не видел, бог кузнецов, сам кузнец, от горна не отходит, все что–то мастерит, в дом тащит. И какова благодарность от жены? Может быть, горячие шанежки ему в кузню носит? Нет, она, задрав подол, по любовникам шастает. Вот вам, господа–марксисты, ваша «дружная первобытная семья», где совет, да любовь и «все делится поровну», еще чуть–чуть и появится «избыточный продукт». Да такая, простите, жена все по ветру со своими любовниками пустит. Заметьте, господа марксисты, образы–то не исключительные, а собирательные. Исключительных в ту пору не замечали. Как тут не открыть «классовую» борьбу за патриархат? А коммунисты нам говорят, что такой Гефест–страдалец начинает «свою, обособленную от Афродиты, собственность копить», чтобы «перейти на ее основе к патриархату». Где он копить ее будет, дом полон любовников, в кузне что ли?

Что, Афродита не понимала, какой чудесный ей муж–труженик достался? Прекрасно понимала, ведь богиня, – не дура, но этот треклятый первичный позыв так сильно действовал, «Оно» так было неумолимо, с которым она, ну хоть убей, не могла никак справиться. Повторяю, чтобы акцентировать, образ собирательный, народный, так сказать, выстраданный. Замечу без акцента, что ведь все богини–матери страдали этим недостатком. Широко распространенным. О причинах этого надо хорошенько подумать.

 

Древние писатели «про это»

 

Разобравшись с семейной жизнью богов и богинь, сделаем экскурс в романы, написанные где–то около рождества Христова (туда–сюда по сотне лет) греческими и римскими писателями. Начнем с Ахилла Татия, с его романа «Левкиппа и Клитофон». Выдержки буду делать только такие, из которых можно будет понять их нравы в смысле родства для женитьбы и любви и сексуальной ориентации героев. Итак,

Книга первая

Часть III

«Я родился в Тире, в Финикии, зовут меня Клитофонт, отца Гиппий, его брата Сострат, но они не родные братья, — у них один отец, матери же разные: у отца тириянка, а у Сострата византиянка». Отметьте, что братья они «не родные», хотя и от одного отца, а отец, как известно, основной передатчик генной информации. Продолжаю: «Сострат живет в Византии: в наследство от матери ему досталось большое состояние; мой же отец в Тире. Своей матери я не знал, потому что она умерла, когда я был еще младенцем. Отец женился во второй раз, и от этого брака родилась моя сестра Каллигона. Отец хотел поженить нас…». Отметьте опять: отец один у жениха и невесты, но это в порядке вещей для женитьбы. Продолжаю: […] «Мне шел девятнадцатый год, отец готовился на следующий год поженить нас с Каллигоной…» […] У отца, как я уже говорил, был брат Сострат, — так вот, от него приехал какой–то человек и привез письмо из Византии, в котором было написано: «Брату Гиппию привет от Сострата. К тебе прибывает моя дочь Левкиппа и моя жена Панфия, потому что фракийцы напали на Византий. Сбереги самое дорогое, что у меня есть, пока не кончится война». Обратите внимание, что Византий – это город, а не страна Византия. Я думаю, нам понадобится в дальнейшем это сведение из Татия.

Часть VI

«Поднявшись с постели, я нарочно стал прогуливаться по дому, стараясь попасться Левкиппе на глаза. […] Так я сгорал в огне любви три дня».

Часть VII

«У меня был двоюродный брат, сирота, звали его Клиний. Двумя годами старше меня, — уже причастный к таинству любви, он был влюблен в одного отрока (Харикла)». Как вам нравится? Романист пишет это в самом начале нашей эры.

Часть XI

«В жены мне предназначена другая девушка. Отец тверд в своем намерении, женить меня на ней, и намерение его справедливо, потому, что моя будущая жена не чужестранка, она не безобразна, отец не продает меня за богатство, как это делают с Хариклом («возлюбленным» Клиния), он отдает мне в жены свою дочь, и притом красавицу. О, боги! Она и вправду казалась мне красавицей до тех пор, пока я не увидел Левкиппу». Получается, что и невеста, и возлюбленная самые близкие родственники Клитофона, но ничего особенного автор не видит в том, чтобы они поженились. Это даже как бы одобряется, так как она «не чужестранка» какая–нибудь. Кроме того, «чужестранка», это совсем не из другой страны, как мы сегодня это понимаем. Это может быть девица с другой улицы. Другими словами – не родня.

Книга вторая

Часть XXXIV

«Видя, что Менелай совсем пал духом, растравив душу воспоминаниями о возлюбленном, а Клиний утопает в слезах, думая о Харикле (своем любовнике), я решил рассеять их грусть и завел речь о любовных утехах. Левкиппы в тот момент с нами не было, она уже спала. Я, улыбаясь, начал так:

— Ничего не поделаешь, Клиний теперь одержит верх надо мной. Ведь он, по обыкновению, хочет выступить против женщин. Но, теперь, когда он нашел себе единомышленника, ему легче будет отстоять свою позицию. Никак не могу взять в толк, почему теперь так распространилась любовь к мальчикам.

— Но разве, — возразил мне Менелай, — эта любовь не превосходит во всех отношениях любовь к женщинам? Мальчики ведь в сравнении с женщинами безыскусственны, а красота их доставляет более острое наслаждение.

— Как более острое?! — воскликнул я. — Ведь красота эта, едва мелькнув, исчезает и не дает любящему возможности насладиться ею. Ее можно сравнить с питьем Тантала. Любовник только начинает наслаждаться красотой возлюбленного, как она уже исчезает, и приходится покинуть волшебный источник, не испив из него. Словно питье жаждущего Тантала. Покидая мальчика, любовник никогда не испытывает полного удовлетворения, он жаждет по–прежнему». Добавлю от себя: Тантал стоит по горло в воде и страшно хочет пить, но как только он наклоняет голову, чтобы глотнуть, уровень воды понижается. Сколько бы он не наклонялся, уровень воды всегда оказывается ниже его губ. Отсюда танталовы муки.

Часть XXXV

«От тебя, Клитофонт, — сказал Менелай, — укрылось самое главное в наслаждении. Влечет к себе то, что не насыщает. То, что постоянно в твоих руках, постепенно пресыщает и теряет свою сладость. Похищенное же всегда ново, и сознание того, что вот–вот оно ускользнет от тебя, вызывает еще больший расцвет страсти. В страхе потери таится нестареющее наслаждение, и чем оно быстротечнее, тем сильнее. Потому, что мне кажется, и роза – самое прекрасное из растений, что красота ее исчезает на глазах. Я полагаю, что двум видам красоты суждено жить среди людей, красоте небесной и красоте земной. Небесная по самой своей природе стремится как можно скорее улетучиться, освободившись от тяготящей ее смертной оболочки. Что касается земной красоты, то она более прочна и своей оболочки долго не покидает. В доказательство того, что красота небесная возносится на небо, я приведу тебе строки Гомера, послушай их:

Он–то богами и взят в небеса, виночерпием Зевсу,

Отрок прекрасный, дабы обитал среди сонма бессмертных.

Между тем ни одна женщина не удостоилась того, чтобы благодаря своей красоте стать небожительницей, а ведь Зевс дарил свою благосклонность и женщинам. Но уделом Алкмены стало горе и изгнание, Даная получила в дар ларец и море, Семела стала пищей огня. И только полюбив фригийского мальчика, Зевс даровал ему небо, чтобы отрок мог жить вместе с ним, разливая нектар; та же, что прежде исполняла обязанности виночерпия, своего места лишилась, — и, я думаю, потому, что она была женщиной.

Часть XXXVI

Именно не умирающая красота женщин представляется мне небесной, — перебил я Менелая, — она непреходяща и тем приближается к божественности, в то время как быстро гибнущее подражает природе смертных и является обычным. Да, Зевс полюбил фригийского мальчика и вознес его на небо, но из–за красоты женщин, случалось, Зевс сам покидал небо и спускался на землю. Он мычал из–за женщин, он плясал из–за них, превратясь в сатира, обращался ради них в золото. Пусть Ганимед разливает вино, ведь среди богов пьет и Гера, и мальчик ей прислуживает. Чувство жалости вызывает во мне его похищение, хищная птица набросилась на него, и унесла его на небо, уподобив повешенному, тем самым, подвергнув его оскорбительному насилию. Позорное зрелище являл собой висящий в когтях хищника мальчик. Семелу же увлек на небо огонь, а не какая–нибудь злая птица. И не следует тебе удивляться тому, что с помощью огня попадают на небо, — так ведь и Геракл стал небожителем. Если же ты насмехаешься над ларцом Данаи, то почему молчишь о Персее? Алкмене же достаточно и того подарка, что Зевс ради нее украл у солнца целых три дня. Но оставим мифы и поговорим о самой радости обладания. Должен признаться, что мой опыт в этом деле невелик, так как до сих пор я имел дело лишь с теми женщинами, которые продают утехи Афродиты за деньги».

О причинах и прелестях гомосексуализма герои романа рассуждают совершенно аналогично рассуждениям нашего сегодняшнего обывателя и даже ученого, но я по этому поводу поговорю отдельно в специальном месте. Главное же здесь то, что с какими понятиями люди живут, с такими же понятиями живут и их боги. А что же тут особенного, так и говорят их уста? Нормальная этика, какую же еще вам надо? Тут у Зевса также проглядывает не стопроцентный гомосексуализм, а как бы некоторое сексуальное разнообразие: и так хорошо, и эдак приятно. Но если вспомнить, кто есть Зевс на самом деле, то и удивляться нечего. Напомню: замужняя (Уран) богиня–мать Гея со своим сыном Кроносом наделали кучу детишек, среди которых были Зевс и Гера, тоже, понятно, боги. Зевс и Гера – родные брат и сестра поженились и родили Ареса, который впоследствии стал любовником Афродиты.

Теперь небольшая цитата из Апулея, из его романа «Метаморфозы, или Золотой осел»: «Сейчас же призывает она (Венера) сына своего крылатого (Эрота), крайне дерзкого мальчика, который, в злонравии своем общественным порядком пренебрегая, вооруженный стрелами и факелом, бегает ночью по чужим домам, расторгая везде супружества, и, безнаказанно совершая такие преступления, хорошего ничего решительно не делает. Его, от природной испорченности необузданного, возбуждает она (Венера) еще и словами, ведет в тот город и Психею – таково было имя девушки – воочию ему показывает, рассказывает всю историю о соревновании в красоте; вздыхая, дрожа от негодования, говорит она ему: «Заклинаю тебя узами материнства, нежными ранами стрел твоих, факела твоего сладкими ожогами, отомсти за свою родительницу».

Без комментариев, разве что отмечу специализацию мальчишки Эрота и в гомосексуальной любви и «расторжении супружеств». Наверное, богиням–матерям со скопцами–жрецами зачем–то надо было расторгать супружества. Не затем ли, что желающих оскопиться со временем стало меньше и приходилось охотиться за мужчинами, привлекая их оргиями?

Начну с «фригийского мальчика, полюбившегося Зевсу». Фригийский мальчик, разумеется, из Фригии, а Фригия это северо–запад нынешней Турции, малоазиатское побережье проливов Босфор и Дарданеллы и Мраморного моря и примыкающего к нему берега Эгейского моря, там, где жили сирийцы, греки и евреи. Но, Словарь античности уточняет, что населяли Фригию и фракийские племена, а Фракия это то же самое место, что и Фригия, только в Европе, а не в Азии. Короче, европейское побережье этих же проливов и Мраморного моря от Черного моря до Эгейского, а проливы те, особенно Босфор, не шире средней континентальной речки. Значит Фригия и Фракия – это почти одно и то же по звучанию, тем более что те и другие племена фактически перемешались. Может быть, читать начали впоследствии несколько иначе одни и те же буквы. Пусть дотошные историки разбираются, для меня же это одно и то же. С корнем «фриг» много слов связано. Начнем с Сенеки, не забыв о «фригийском мальчике Зевса». Он написал фразу: «Фригийские полумужи, беснующиеся по приказу» в своей книге «Нравственные письма к Луцилию». Примечание переводчика к этой фразе: «оскопленные жрецы великой матери богов (Кибелы), которые по звуку флейты начинали неистовствовать. Запомним про флейту, и перейдем к другим словам с корнем «фриг».

«Фригана» – плотно сцепленный своими колючками кустарник, часто в форме подушки, матраса, распространенный в Средиземноморье. Также называется «держидерево». То есть, это как бы естественные ложа в виде пружинного матраса, тут и там разбросанные. «Фригидность» БЭС «переводит» от «лат. – холодный, то же, что половая холодность». Французское слово «фривольный», близкое к корню «фриг», обозначает «не вполне пристойный, нескромный». «Фригийский колпак» БЭС «переводит» как «головной убор древних фригийцев», но видевшие этот «колпак» сказали бы несколько иначе, зная, что он скрывает лицо, а именно: «мешок на голову, чтобы не было видно лица». Сопоставив все эти сведения о корне «фриг», можно сделать вывод, что фригидность, это нежелание женщины улечься на матрас – фригану, а сама фригана – это нечто непристойное, поэтому и фригийский колпак не помешает. Но есть понятие и музыкальное — «фригийский лад», несколько отличный от натурального лада, имеющий четыре бемоля из семи канонических нот. Так, может быть, вообще Фригия произошла от «фриганы» и того, что на этой фригане делалось?

Имея это в виду, посмотрим, что такое музыкальный орган у древних средиземноморцев. Оказывается, что это «древний музыкальный инструмент, состоящий из соединенных в ряд свирелей или флейт разной длины: деревянных, глиняных или металлических. Поэтому фригийский лад – это набор флейт в органе, не очень четко отличающихся между собой по высоте тона. Были и другие лады, например, лидийский, ионийский, эолийский и другие, все отличающиеся между собой и от натурального звукового ряда без бемолей и диезов. Теперь вспомним, что «фригийские полумужи начинали неистовствать при звуках флейты», то есть демонстрационное оскопление и окропление кровью вокруг совершалось под музыку. Но «орган» – это не только музыкальный оргАн, но и Орган, то есть орудие, инструмент, а также часть тела, выполняющая определенную функцию, или часть растения – ствол, стебель, но не листва, например, и не цветки. Имея в виду, что у растений это ствол, стебель, у оргАна – это трубки, флейты, свирели, не трудно догадаться, что составители энциклопедии скрывают под «частью тела, выполняющей определенную функцию», и почему это «орудие»? Тем более что оргАн (военн.) – многоствольное орудие. Не осталось мной незамеченным и слово «органди» – «(франц.) – очень тонкая прозрачная матовая шелковая ткань для жабо, воротничков», то есть попросту для «стволов и стеблей». А что такое «органеллы»? А это «органы простейших, выполняющие двигательные, сократительные, экскреторные функции, особенно, органы чувств». На какие органы или оргАны первобытный человек обратил свое внимание, прежде всего, имеющие форму ствола или стебля с сократительными и чувственными функциями? К тому же, слово «органон» – первоначально орудие, инструмент, но потом закрепилось за музыкальным инструментом, а также за частями тела, особенно органов чувств. Тут двух мнений и быть не может, это его собственный детородный орган, с ударением хоть на первом, хоть на втором слоге. Перехожу к слову «оргазм». БЭС: «Оргазм, от (оргао – греч.) пылаю страстью, сладострастное ощущение». Чушь это собачья. Ишь, чего выдумали: «пылаю страстью»? Это просто мужской половой орган и одновременно чувство или ощущение с ним связанное, а, может быть, и длительность времени.

Чтобы доказать это, приведу всего одну строчку из романа «Левкиппа и Клитофон» Татия: «Длина перешейка – стадий, а ширина – двенадцать оргий ». Здесь речь идет о почти острове на Ниле в зарослях тростника, связанном с берегом узким перешейком. В примечании дана расшифровка: стадий – около 200 м, оргий – 1,86 метра, то есть приблизительно в 100 раз меньше. БЭС: «Стадий, от греческого «стадион», мера, ступень, период, этап». Словарь античности: «мера длины от греч. стадион, равная 600 футам. Греко–римский стадий равен 176,6 м, новогреческий стадий 1000 м. Олимпийский стадий 192,28 м. Дельфийский стадий равен 177, 55 м. Сначала мера длины для бегуна, затем место бега. Стадий имел форму длинного узкого четырехугольника, отношение сторон 1 : 7». Добавлю только, что БЭС сам себе противоречит, производя стадий от стадиона и через две строчки: «сначала мера длины для бегуна, а затем место бега». Словарь античности: «Оргия – религиозная мистерия, греческий обряд, ритуал, священная служба, священнодействия в мистериях Деметры и Диониса – Вакха и присущего им разнузданного, безумного исступления это слово получило свое нынешнее значение – безудержного стремления к удовольствиям». Как видите, ни одним словом не упоминается, что это мера длины. Для меня совершенно очевидно, что мера длины оргия связана с самим оргазмом, скорее всего, с промежутком времени, за который можно одолеть какое–то расстояние, около двух метров. Соотношение между оргией и стадием, где–то в районе 100 – тоже что–то должно обозначать, как и отношение длины и ширины стадиона 1 : 7. То есть, все измерялось половым инстинктом, от музыки до стадиона.

Для иллюстрации приведу несколько рисунков, иллюстрирующих взаимоотношения полов как в древних мифах, так и литературе. Описывать их незачем, они сами за себя говорят.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3

Женщины

 

Введение

 

Начну этот раздел с того, что рассмотрю широко известные сведения о женщинах, какими они нам представляются сегодня и отмечу сразу, что женщинами никто всерьез не хочет заняться, всегда, когда говорят о людях, имеют в виду мужчин: цари, войны, государства, народ – войско. Коммунисты, пока власть захватывали, создали праздник 8–е марта и тут же заставили женщин укладывать рельсы и асфальт. Когда мужчины говорят о равноправии женщин, слепому видно, глухому слышно, что они лгут, прикидываются серьезными, когда в душе гаденько ухмыляются, на виду ухмылку эту прячут, но не сильно, так, чтобы проглядывала. Есть, конечно, исключения, но именно исключения. Видно сильно и давно на женщин обижены, никак отойти не могут. 

Поэтому мне кажется, что в истории человечества пропущен целый раздел, это борьба мужчины и женщины. Конечно, мы все знаем, что раньше был матриархат, потом его сменил патриархат. Выше я уже говорил об этом словами энциклопедии. Причина в том, что женщина, видите ли, стерегла очаг, а мужчина добывал пищу в первобытной орде, поэтому статус его стал выше. Переход к патриархату произошел, дескать, на заре человечества и поэтому неинтересен ни для истории, ни для религии. Ведь вся история осуществилась при патриархате. Между тем, никто не хочет замечать, что переход от матриархата к патриархату – это такая громадная революция, какую свет не видел. Историки, почти все мужчины. По крайней мере, я не знаю ни одного историка с громким женским именем. Историки–женщины есть, но они всегда под руководством мужчин и делают то, что их руководители скажут. А руководители говорят, что самая главная революция на земле – это возникновение христианства, или – вообще религии, а потом сразу начинают вести разговоры про войны и царей, часть из которых тоже считают великими революциями, а царей – революционерами, совсем почти без всякого основания.

Даже великий Фрейд не нашел ничего лучшего как сказать: «Я не могу найти здесь места для великих материнских богов, которые, может быть, предшествовали отцовским богам». Это тогда, когда доказывал свою сомнительную идею братского клана на основе убийства отца, ставшего богом. Я уже показал выше, что эта идея его ничтожна. Как это он не может найти места женским богам? Я ведь нашел им место.

Мне кажется, слова непростительные для Фрейда, знатока человеческих душ, но простительные для еврея, жившего в еврейском гетто Вены. Вообще, еврейская прарелигия очень негативно относится к женщине, как и мусульманство, и православие впрочем. Католицизм, сжегший тысячи женщин–ведьм на кострах инквизиции, понемногу, в результате развития науки, искусства и рыцарства также, стал им уступать, но так и не уступил до конца. И только реформация (англиканство, протестантизм и ряд других ответвлений католичества) в длительной и упорной борьбе женщин, дала им равные права с мужчинами на бумаге, но далеко не в повседневной практике. Нетерпимость иудаизма к женщинам, унижение их, пренебрежительное их описание.… Но что же я, достаточно привести цитату из Настольной книги атеиста. Вот она:

«В моральной системе иудаизма особое внимание уделено женщине. Духовно унижая женщину, Талмуд приписывает ей только отрицательные качества: болтливость, лень, завистливость, истеричность и тому подобное. Женщина по Талмуду – рабыня своего мужа: «Все, что человек хочет делать с женой, он делает, — вроде как мясо с бойни». Талмуд отказывает женщине в гражданских правах. Она, как и раб, не может явиться в суд, призывать свидетелей или быть свидетелем. Она не имеет права на образование. Ей запрещено читать книги. Даже знакомиться с Библией, ей не позволено. «Обучать свою дочь Торе, говорится в Талмуде, — это то же, что воспитывать ее в распутстве». Оказывается, Бог долго раздумывал, из какой части Адамова тела сотворить Еву. Сотворю–ка я ее, рассуждал он, не из головы, – чтобы она не поднимала высоко голову, не из глаза, – чтобы не подсматривала, не из уха, – чтобы не подслушивала, не из уст, – чтобы не болтала, не из сердца, – чтобы не была завистлива. Наконец, бог решил ее создать из скрытого органа, чтобы она была скромна, — из ребра. «При каждом органе, который бог создавал ей, он приговаривал: «Будь скромна, будь скромна». Семья иудея складывается следующим образом: 1) домовладыка – полновластный господин семейства, 2) женщина – средство прибавления семьи, 3) рабы, обязанные трудиться. Талмудисты рассматривают брак, как имущественную сделку. Сделке предшествует сговор, который облекается в письменную форму. Мужу разрешается разводиться с женой по любому поводу. Один из талмудистов, рабби Акиба, утверждал, что даже если мужчина просто увидел женщину более красивую, чем его жена, то он вправе дать жене развод. Гражданское законодательство современного Израиля – одно из самых отсталых в мире. Поучения Талмуда о женщине возведены в закон. Женщина не имеет права на получение наследства, не может выступать в суде первой инстанции в качестве свидетеля. Женщина лишена права на развод. Только мужчина имеет право решать вопрос о разводе. Если же муж отказывается развестись с женой, то ни одна судебная инстанция не может расторгнуть брак».

Может быть, поэтому еврей Фрейд вообще не упоминает женщин в своих трудах кроме тех случаев, когда мужчине надо проявить «первичный позыв» или когда описывает их наиболее яркие болезни, служащие для иллюстрации в сфере их психических взаимоотношений. Вообще, учение Фрейда напоминает учение о мужчинах, как будто женщин нет на свете.

Мусульманство вообще унижает женщину безмерно, начиная от паранджи и кончая многоженством. Кстати, насильственное затворничество русских женщин в четырех стенах – светлицах» — не благообразный ли вид паранджи?

В дальнейшем, и не только в этой книге, я буду доказывать, что все это досталось русским от хазар, от еврейской их части, здесь же обращу внимание на то, что мусульманство очень близко к иудаизму в отношении к женщине. И это делает намек на то, что мусульманство древнее христианства, особенно в Западной Европе. В свою очередь, женщина на Руси до появления у нас хазар была в несколько ином статусе, а стала такой, как описана ниже.

Вот что пишет Герберштейн в начале 16 века о русских: «Положение женщин самое жалкое. Ибо они ни одну женщину не считают честною, если она не живет, заключившись дома, и если ее не стерегут так, что она никогда не показывается на публику. Что задушено руками женщины, — курица или какое иное животное, тем они гнушаются, как нечистым. […] Весьма редко пускают их в церковь и еще реже в общество друзей, разве только они очень стары и уже нет места никакому подозрению». Литвин (около 1550 года): «Ни татаре, ни москвитяне не дают воли своим женам. У них есть поговорка: «Кто дает свободу жене, тот отымает ее у себя». Их женщины не имеют личной правоспособности, между тем как у нас (имеется в виду Запад – мое) иные господствуют над многими мужчинами, владея селами, городами и волостями, одни – на правах временного пользования, другие – потомственно. Объятые страстью господствовать они живут разнузданно под видом девства или вдовства». Коллинз (1666 год): «… в России нет уголовного закона, который бы преследовал за убийство жены или раба». Я. Стрюйс (1669): «По большей части русские очень дурные мужья. […] положение женщин не из счастливейших; ибо, кроме того, что они живут в суровом заключении, их оскорбляют, бьют и по пустому подозрению разводятся с ними, причем это зависит часто только от прихоти мужа». Я. Рейтенфельс (1673 год): «Дома у себя, согласно старинному русскому и нынешнему восточному обычаю, как, быть может, нигде еще на земле, мужья пользуются такой властью над женами, что могут даже продавать их другим в рабство на известный срок».

Из приведенных цитат, во–первых, надо обратить внимание на предотвращение мужчинами «прелюбодеяний жен», как будто это происходит сразу же после «законодательного запрета матриархата», позволяющего женщине рожать от полигамного брака, когда наследование шло по женской линии, а отцом мог быть кто угодно, а несколько позднее – сам господь бог. Во–вторых, — на опять же, как бы «законодательное» лишение русских женщин «личной правоспособности», которое Михалон Литвин как бы даже и одобряет, потому что здесь же сокрушается, что женщины его собственной страны, «объятые страстью живут разнузданно под видом девства или вдовства». В третьих, создается впечатление, что такое закрепощение русских женщин произошло недавно по историческим меркам времени, ибо на первоначальном этапе законы всегда суровые, чтобы переломить тенденцию.

 Но самое главное в том, что русских женщин закрепостили слишком жестоко по сравнению с Западом, но сравнимо с Востоком и иудейством. Недаром Михалон Литвин завидует нашим мужчинам и сокрушается, что их, западным женщинам дали слишком много воли, «господствовать над многими мужчинами, владея селами…» и «жить разнузданно под видом …». Все вышеприведенные авторы пишут во времена, когда у них дома кардинально пересмотрели «женский» вопрос и прекратили сжигать «колдуний» и «прелюбодеек». Получается, что сразу же дали им почти все права мужчин. Что же произошло? К этим временам на Западе произошла и уже закончилась Реформация. В католичестве осталась незначительная часть Европы, в основном Южная Европа. Да и сам католицизм под влиянием Реформации стал более терпим к женщинам.

Но, вот что пишет Маврикий Стратег о прарусских женщинах в 7 веке, задолго, за 300 с лишним лет до православного христианства на Руси: «Скромность их женщин превышает всякую человеческую природу, так что, большинство считают смерть своего мужа своей смертью и добровольно удушают себя, не считая пребывание во вдовстве за жизнь». С.Соловьев о дохристианской эпохе русских пишет: «Песни, содержание которых относится ко времени Владимира, упоминают о женщинах–чародейках. По свидетельству тех же песен, женщины участвовали вместе с мужчинами в пирах княжеских, похваляясь своею хитростию, мудростию; стыдливости мало в их беседах, выходки материальной силы и тут – на переднем плане. Владимир советуется со своей женой Анною о церковном уставе; княгини имеют свои волости, содержат свою дружину, спорят с мужьями, кто наберет храбрейших дружинников. Рогволд Полоцкий отдает самой дочери на решение, за кого она выйдет замуж; Предслава (женщина) переписывается с Ярославом о поступках Святополковых». Что об этом времени можно сказать? Тут и так все сказано: полное равноправие, уважение. А что стало в женском вопросе на Руси к 1517 году, когда ее посетил Герберштейн? «Положение женщин самое жалкое». Вот те на, 500 лет самой гуманной религии, православного христианства, а в результате — «положение женщин самое жалкое»? За это время на Западе женщин вытащили из костров, разрешили им «господствовать над многими мужчинами, владея селами, городами и волостями, объятыми страстью господствовать, жить разнузданно»? А «самое гуманное» православие из свободных и уважаемых превратило наших женщин в самых жалких во всей Европе? Видимо так. «Новохронисты–2» валят все русские невзгоды на династию Романовых, «новохронисты–1» вообще не останавливаются на русских, отметив лишь, что сразу–то у нас был католицизм и только потом заменился на православие, во времена Великого раскола 1653 года при втором Романове, отце Петра, Алексее Михайловиче. Нет, этот вопрос нельзя так оставлять, без детального рассмотрения, но в своем месте.

Лучше поговорим о любви и самопожертвовании женщин. Именно эти две, почти исключительно женские, черты психики, почти физиологические их особенности, позволили им быстро смириться со своим второстепенным положением в угоду самому главному, для чего они предназначены, продолжению рода человеческого. И было это совсем недавно, мужики и сегодня делают вид, что эту самую большую на земле революцию не замечают, хотя сами ее и совершили.

Начну с полушарий головного мозга, но так как не специалист в этом вопросе, ограничусь только общеизвестными постулатами, которые, однако, должны пролить некоторый свет на затронутую мной проблему. Ученые настаивают, что у мужчин главным полушарием, которому «подчиняется» второе полушарие, является левое, у женщин – правое. Грубо говоря, левое полушарие «отвечает» за аналитический, рассудочный участок психической деятельности: принял информацию, произвел расчеты, и только на основании их выдал решение–действие. Правое – за эмоционально–чувственное восприятие, с автоматическим принятием решений, без всякой аналитики, то есть без утомительных «математических» расчетов, по велению сердца, так сказать. Полушария, конечно, спорят между собой, но у мужчин победа остается за левым, у женщин – за правым. Поэтому на одинаковые внешние раздражители, мужчины и женщины реагируют по–разному.

Начнем с любви, закончим проституцией. Женщина любит глубже, во–первых, потому, что не может, как следует рассчитать последствия своей любви, да и «правые» эмоции все время одерживают верх. А, любовь, что как не эмоции? Во–вторых, степень любви к детям у женщины и мужчины совершенно разная. Кто слышал о том, что мужчина покончил с собой или сошел с ума, если у него внезапно погиб ребенок? То–то же. Любовь женщины к мужчине тоже глубже, что бы там ни говорили писатели–мужики о «страданиях юного Вертера». Кроме того, что у женщины любовные эмоции не контролируются «левой» стороной головы, женщина всегда чувствует в мужчине, кроме самца, еще и как бы своего ребенка, поэтому любовь удваивается. К ней прибавляется самопожертвование для ребенка. Немаловажный фактор – промискуитет первобытной орды. Женщина, как более слабое создание, должна «уступить» всем домогающимся ее мужчинам. Мужчина может не участвовать в «этом», как говорит известная теледива Ханга. Тот факт, что мужчина с проституткой удовлетворяет полностью свое «Оно», говорит о том, что ему до известной степени безразлично наличие любви, ему «Оно» удовлетворить надо. «Автоматичность» проститутки обусловлена самим физиологическим строением женщины, ей не нужна эрекция. Проституция – это в какой–то степени самопожертвование. Поэтому женщине как будто легче стать проституткой. Это пока про женщин все на первый взгляд.

Приведу конкретный пример женского самопожертвования. Лет несколько назад читал интересную журнальную статью и не подумал о том, что она может мне пригодиться. Поэтому не помню ни автора, ни издания. Речь в ней идет о группе мужчин, нобелевских лауреатах, по–моему, если не ошибаюсь, о биологах, среди которых была одна женщина, сделавшая наибольший вклад в это нобелевское исследование, но лауреатом не ставшая. При этом она восприняла свое отсутствие в списке, поданном в Швецию, совершенно спокойно, безобидно и даже как–то совершенно по–матерински недоумевая: за что же ее–то включать? Авторы статьи специально для читателей исчерпывающе доказали, что она–то как раз и выдала «нобелевскую» идею, на нее никто не давил, просто мужики с радостью согласились, что она «не претендует». Заинтересованные этим феноменом авторы–мужики указанной статьи, (им была до ужаса непонятна реакция женщины–ученого), принялись «копать» дальше и накопали столько аналогичных случаев, что однозначно написали в конце: у женщин напрочь отсутствуют мужские амбиции типа «выше всех, дальше всех, впереди всех». Им достаточно самой «любимой» работы, а не ее людских амбициозных оценок, то есть женщины не только самопожертвенны, но и не амбициозны. Они не терпят только соперниц, даже в большей степени, чем мужчины своих соперников. Но это сегодня. А что было у богинь–матерей того красивого времени, которое мы недавно рассматривали? Но сперва немного о пчелах.

Напрашивается на упоминание полиандрия у пчел и «ревнивость» пчел–маток из–за своего трутневого «гарема». Пчела–матка в улье всегда одна, мужиков столько, что пчеловодам приходится вырезать в сотах кладки яиц с будущими трутнями. Некоторых мужиков русские тоже называют трутнями, ведь природные пчеловоды, воском и медом всю Европу когда–то обеспечивали. Пока незаметно, чтобы трутни начинали революцию – переход к трутнеархату. У некоторых животных такой жесткий еще матриархат, что как только папаша сделает свое дело, будущая мамаша его тут же съедает. А пчелиная ревность заключается в так называемом роении пчел. Когда в улье появляется вторая матка, какая–то из них улетает и неподалеку садится на какую–нибудь ветку, за ней улетает пол–улья пчел, садятся на нее клубом и пряча ее в недрах этого клуба. Причем летят, куда глаза глядят, на авось, ничего заранее не готовя, потом как–то устраиваясь в каком–либо дупле. Пчеловоды, зная эту повадку и не желая ослабления пчелиной семьи, выбирают обеих маток среди тысяч пчел и садят их в спичечный коробок с дырочками для воздуха на ночку. Утром всегда оказывается одна из маток мертвой, загрызенной другой маткой. Остается сильнейшая, и ее опять садят в улей. Пчелы приобретают одну сильную матку–царицу. Значит ли это, что матриархат, так сказать, первичен и у людей? Думаю, нет, хотя внешне и похоже. Надо отыскивать более веские причины.

Вместе с тем, этот пример доказывает, что возможно упомянутое выше размежевание мужских людских особей по немногочисленным женщинам, с чего я начал исследовать семью Кибелы.

 

Теория Геодекяна

 

Посмотрим, на что нам может пригодиться теория Геодекяна. Сперва о самом Геодекяне. С его теорией я познакомился по научно–популярной книге, даже автора отчетливо не помню, если не ошибаюсь, Медведев, но не Рой. Описано там очень хорошо, ясно, четко, понятно. Мне сразу врезалось в память, там речь, кстати, шла и о прогнозах погоды и еще какая–то идея, которую автор, так сказать, популяризировал. Книгу эту у меня кто–то зачитал, очень жалко, теперь ее навряд ли найдешь. Значительный кусок про Геодекяна занимают его мытарства. Молодой, по–моему, нефтехимик Геодекян (я даже имя его забыл) задался вопросом: почему мальчиков рождается больше, чем девочек, и начал «копать». Докопался до стройнейшей теории, без натянутости объясняющей чуть ли не полмира. Он понял, что сделал огромное открытие, кинулся по профильным институтам, но там его подняли на смех и указали на дверь. Зачем он такой умный им нужен? У них уже весь мир объяснен, и менять свою точку зрения на его точку они не собираются. Поэтому не Геодекян, ни его новая теория, ломающая до основания все их идиотские построения, но «утвержденные» в соответствующих инстанциях, им были не нужны. Обратите внимание на идиотизм в вопросах «первобытнообщинного строя», процитированный мной выше. В книге сообщается, что за рубежом есть куча рецензий и ссылок на Геодекяна, на ту малость, что ему разрешили опубликовать, но в Советском Союзе ему нет ни работы (служил лаборантом, чтобы иметь свободное время), ни признания, или хотя бы возможности пропагандировать свои идеи. Теперь к сути теории Геодекяна, насколько я ее помню через 20 лет после прочтения научно–популярной книжки о нем и его теории.

Итак, догеодекяновская наука утверждает, что в период катаклизмов (войны, революции и так далее) рождается больше мальчиков, чем девочек. Этот феномен наука объясняет ее первой же попавшейся на глаза причиной – катаклизмами. Дескать, катаклизмы, они и есть катаклизмы, все дорого на базаре, жрать нечего, мужики на фронте или в партизанах, женщины переживают дома, поэтому у них рождаются одни мальчики. Фронту нужны солдаты и вот вам – солдаты. Просто и красиво, но механизма–то нет. Геодекян задумался и не согласился с таким объяснением. Дальше он начал эксперименты, кои ему были доступны по дешевизне и необременительности.

Он взял обычный школьный аквариум на полведра воды и посадил туда живородящих неприхотливых рыбок, гуппи – обычный живой корм для других аквариумных рыбок, дорогих, которых у него не было, но они и незачем ему. Сперва он сделал индифферентный эксперимент, как фундамент для остальных экспериментов. Посадил туда 10 самцов и 10 самок гуппи. Через положенное время он получил потомство, в котором самцов и самок было почти половина на половину, но самцов все равно несколько больше, процентов на пять–шесть. Чтобы закрепить результаты, он проделал такую процедуру с десяток раз. Всякий раз было как в аптеке: «мальчиков» рождалось на 5–6 процентов больше, чем «девочек». Войны в аквариуме не было, революции – тоже. Тогда он сделал свой первый вывод: независимо ни от чего мальчиков рождается больше, чем девочек, зачем–то природе это надо.

А «великие ученые», когда войны нет, просто мальчиков и девочек не считают и им кажется что всех поровну. Когда приходит война, большие руководители заставляют ученых считать мальчиков более основательно, все–таки «действующий резерв» на случай длинной войны, как «Столетняя» между Англией и Францией. Оказывается, что мальчиков больше, чем девочек и руководители потирают руки, думая про себя: надо же, бог все–таки есть, входит в положение, воевать можно дальше. А ученым думать «про себя» нельзя, отчет–то надо публиковать, а в открытую в бога верить не полагается. Поэтому они и сказали, что катаклизм: дороговизна, похоронки, писем с фронта нет, голод вызывает в женском организме (греко–латинское слово букв в сорок), которое (ая), (ые) приводят к рождению мальчиков. Написал это, конечно, один «ученый», потом это рассмотрели и утвердили сектор, лаборатория, отдел, ученый совет института, ученый совет головного института, ученый совет всесоюзного института, секция академии наук, а затем и сама академия. Доложили лично генеральному секретарю, включили в отраслевой план под названием «Проблемы увеличения «поголовья» мальчиков в период до 2025 года», Госплан выделил деньги, деньги почти истрачены …

И тут является Геодекян со своими «бредовыми идеями». Ну, как бы поступили вы, если бы жили в такой «научной среде»? Выгнали бы Геодекяна, я нисколько не сомневаюсь. Вот если бы он карманную атомную бомбу принес с себестоимостью по три рубля за штуку…

А Геодекян начал усложнять свои опыты. Посадил в банку 10 самок и 5 самцов, самцов родилось в два раза больше, чем самок. Сделал наоборот: 10 самцов и 5 самок, самок родилось в два раза больше, чем самцов. Призадумался и решил, что самки или самцы испускают какие–то флюиды, которые, растворяясь в воде, действуют каким–то физико–химическим способом на самцов и самок, заставляя их «внутреннюю секрецию» на «эмбриональном уровне» реагировать, восполнять как–то недостающее количество в природе, то есть в банке, самцов или самок. Сделав этот вывод, Геодекян завел в своем хозяйстве еще одну стеклянную банку, поменьше. Оплодотворенных 10 самок он посадил в большую банку, а 5 самцов – в маленькую, поместив ее внутрь большой. Теперь самцы и самки видели друг друга только через стекло, как при свиданиях в тюрьме, и никакими «флюидами» обмениваться не могли, только визуальный контакт. К великому изумлению Геодекяна ничего не изменилось: самцов родилось вдвое больше, чем самок. Изменил, сделал самок меньше, а самцов больше, тоже в разных банках. И опять: родились почти одни самки. Проделал это многократно, чтобы исключить случайные флуктуации, результаты, как в аптеке, точные, не изменяющиеся. Случайность исключена и Геодекян понял, что сделал открытие, никому не нужное в стране социализма, где все открытия «запланированы вперед на 20 лет».

Тогда он сел за книги. Не за те, о которых сразу можно подумать. В «тех» книгах, он уже знал, что написано, и притом утверждено вплоть до политбюро, изменению не подлежит. Он сел за книги, описывающие султанские гаремы, гаремы персидских шах–ин–шахов, родословные. Он понимал, что в гаремах не должно быть слишком много мужчин, наоборот, там должен был быть один мужчина, ну, и кой–какая кастрированная «обслуга» с палашом, как на картине Бахчисарайский фонтан, не помню уж какого художника. И здесь его предположения блестяще подтвердились. У гаремовладельцев в подавляющем большинстве рождались мальчики. Когда Геодекян приехал в свою родную Армению в отпуск, он вспомнил, что тут рядом расположена крупнейшая астрономическая обсерватория: мужики–астрономы сидят, не спускаясь почти круглый год, на горе, около своих телескопов, а жены их, одинокие – под горой, в поселке астрономов, достаточно изолированном от внешнего мира, от города. Одним словом, почти женская колония, но без запрета на секс, как в настоящей колонии. Пересчитал ребятишек на улице, разделив по полам. Результат тот же: у астрономов рождались почти исключительно мальчишки.

Таким образом, Геодекян сделал два вывода:

— когда в окружении группы, сообщества будущих рожениц, хотя бы уже и оплодотворенных, нормальное, то есть приблизительно равное количество мужчин и женщин, то в их потомстве всегда будет несколько, на 5–6 процентов, мальчиков больше, чем девочек;

— когда в окружении будущих рожениц, хотя бы уже и оплодотворенных, будут значительно преобладать женщины, то будут рождаться преимущественно мальчики, и, наоборот: при преобладании мужчин, будут рождаться почти исключительно девочки.

При этом чем больше в окружении будущих рожениц будет представлен один из полов, тем больше родится особей противоположного пола. Самое интересное то, что для проявления этого феномена в полной мере достаточно только визуального контакта будущей роженицы, пусть даже уже и оплодотворенной к моменту изменения ситуации в окружающем ее представительстве полов. Геодекян, таким образом, утверждает, что пол будущего ребенка определяется не в момент оплодотворения, а позднее, и в зависимости от окружающей ситуации. Глобальный вывод: происходит автоматическая, надежная регуляция количества особей обоего пола, притом простым визуальным контролем, без каких–либо сложных систем «управления» этим процессом. Не верить Геодекяну, у меня нет никаких оснований.

Свои выводы автор теории связал с генетикой. Из статистики мы все, в том числе и Геодекян, знаем, что мужчины живут меньше, а женщины дольше. Только мы все, идя на поводу у «ученых», привыкли это связывать с войной, водкой, курением, пьяными драками, вредными условиями труда и т.д., то есть с тем, что ближе, и как бы очевиднее. Геодекян не стал идти на этом «поводу», не стал принимать этот «постулат» без раздумий. Подумал, почитал опять же статистику больниц, причин смерти и так далее, сравнил и сказал, что так и должно быть, ничего тут не поделаешь, это закон природы, как ни обидно нам, мужикам. Зато у нас есть много других преимуществ, хотя бы не надо рожать, а это так страшно, да и больно, а мужики очень плохо переносят боль. Это тоже аксиома, несмотря на все «фронта» и зашивающего сапожной дратвой распоротую руку без анестезии киноактера Сталоне. Женщина должна жить дольше мужчины, чтобы у нее был шанс родить ребенка от одного и желательно — еще от одного, помоложе. Каковой уже получил в свои хромосомы новую, важную для будущего наследственную информацию, а она (женщина), могла бы ее зафиксировать при рождении следующего своего ребенка и сохранить ее в нем для будущего, то есть на благо всего рода человеческого. Понятно я объясняю теорию Геодекяна? 

Другими словами, оборачиваемость женских поколений идет медленнее, чем мужских. В цифрах и грубо: за сто лет, например, мужских поколений будет четыре, а женских – только три. Таким образом, четыре поколения мужчин накопят больше генетической информации, чем три женских, но передадут ее в три поколения женских, не дожидаясь четвертого. Но эти четыре информации не в ней же останутся навечно, она их передаст своему последнему ребенку. Кто будет отрицать то, что так процесс генетического совершенствования значительно ускоряется, для того я недостаточно четко объяснил суть теории Геодекяна, но лучше, доходчивее объяснить уже не могу.

Теперь о «молочном быке» Геодекяна. Быстрая оборачиваемость мужских поколений, сама по себе, может и не влиять на генетическое совершенствование, если не мужчина впитывает и накапливает генетическую информацию, а, например, женщина. Тогда, сколь быстро не оборачивайся поколения у мужчин, толку не будет, нечего будет передавать, не накоплено. «Молочным быком» Геодекян доказывает, что именно мужская особь впитывает в себя все новое, приспосабливается к окружающему миру и в своих генах передает эту информацию в женскую яйцеклетку. Давно известно животноводам, что молочность коровы зависит не от мамы, а от папы. Какая бы молочная корова ни была, при «плохом быке» ее дочка не будет иметь много молока. А вот «плохая» по количеству надоев молока корова от «хорошего, молочного» быка родит обязательно рекордсменку по надоям. Поэтому–то «хорошие» быки, жеребцы и прочие животные мужского пола в большой цене. Это ли не доказательство, что почти все зависит от мужчины, но не от женщины. Она в некотором смысле простой инкубатор для высиживания, машина, если хотите. Только не воспринимайте это за согласие с иудаизмом и исламом. 

Не так однозначно машина, конечно, как я сказал выше. Женщина, самка – это консервный завод, не дающий испортиться продукту. Все, что получено, сохраняется в ее генах, ничего не пропадает, не «портится» и всегда готово к употреблению: и от прошлого мужа осталось и от нового – не потеряется. Недаром ее называют хранительницей очага, действительного. Геодекян доказал, что она и виртуальная, так сказать, хранительница, хранительница всего, типа банка.

Вспомним, что женщине нужен так называемый гормональный обмен с мужчиной. Его сперма только в микроскопической части идет на продолжение рода, а остальная всасывается в кровь женщины и на что–то влияет, ну, например, на огрубление ее голоса. При очень интенсивном занятии оральным сексом. А, может быть, и на что–то другое еще. Не буду вдаваться в подробности. Главное влияет. И по характеру женщина консервативна. Но она всегда, как бы, немного отстает от жизни. Даже болезнями, которыми сегодня болеют очень часто женщины, мужчины больше почти уже не болеют, они ими отболели в массовом порядке задолго до этого. И наоборот, самыми сегодня распространенными болезнями у мужчин, женщинам в массовом порядке еще предстоит заболеть. Геодекян приводит списки этих болезней, но я их уже не помню. Если не ошибаюсь, женщинам грозят сердечные болезни. А болезни печени, то ли уже перешли на женщин, то ли еще грозят им.

Мужчина – разведчик жизни. Это и по детям видно. Мальчишки вечно на заборах, на деревьях, рискуют, падают, расшибаются, лезут во всякую дыру, сражаются, соревнуются, скандалят, не слушаются родителей. Им все надо испытать самим, а не услышать об этом Они не могут долго заниматься монотонным делом. Взрослые мужики тоже такие же, но немного стесняются показывать это, делают вид, что степенные, хотя, сколько их гоняет голубей по крышам почище мальчишек, или затевают головокружительные аферы с вероятностью успеха пятьдесят на пятьдесят, а то и меньше. Но все это в него заложено природой, иначе какой он разведчик, что узнает и испытает, и испробует, и приспособится, для того, чтобы передать этот опыт по эстафете поколений в своих генах.

Девочки. Много вы видели девочек–сорванцов, хотя они и бывают. Большинство в уголочке с детками–куклами, осторожны, боязливы, послушны, никогда не полезут в незнакомое место впереди мальчишки, наоборот будут отговаривать его от риска. Их мамы такие же, только строже выглядят. Методичны, консервативны во взглядах на жизнь, идеологию свою не меняют вдруг, как мужики, работу кропотливую выполняют настойчиво. Попробуйте заставить мужика вышить стежок к стежку метр квадратный, а женщины делают это, кажется, с удовольствием. Но, женщины, в отличие от мужчин, любят переставлять мебель, менять свой антураж, мужчины же на это не обращают внимания, даже на свою внешность, порой. Ну, и полушария головного мозга, но об этом я уже говорил выше.

Геодекян не сравнивает пшеничное поле с народом, но о пшеничном или ином каком поле он сказал достаточно. Прежде всего, он хвалит Мичурина, который интуитивно поменял участок для своих экспериментальных насаждений с тучного, хорошего на плохой, подзолистый. Мичурин же не знал теории Геодекяна, согласно которой, чтобы накопить опыт, потом «застревающий» в генах, надо испытать и преодолеть много трудностей, чему–то научиться, быть все время начеку. Потому–то русский сказочный Иван–дурак, лежа на печи и надеясь черт, знает на что, то же самое и передаст своему отпрыску, оборачивайся поколения хоть через день, а не четыре раза в сто лет. Сказка очень вредная, кто ее, интересно, придумал, неужели сами русские? Тогда они себя очень хорошо знают и зря я начал исследовать их «загадочную душу». Это я ее не знаю, а русские все в куче – знают. Хотя, забегая вперед, причем даже за страницы этой книги, сообщу, что все русские сказки на самом деле – хазарские. Но уж раз начал, продолжу.

О поле он сказал, что в центре поля растения получают мало новой информации, то есть информацию–то они получают, но друг от друга, а такая информация у каждого растения есть и своя. А вот на окраине поля, где и сорняков больше, и другие растения, за вспаханной частью, пытаются вмешаться в их жизнь, пыльцу свою распространяя, совсем другая картина. Жизнь растений там насыщенная, более информативная. Поэтому на семена надо брать те растения, которые с краю растут, а не в середине поля. Он все это доказывал примерами, но я их теперь уже не помню, а тогда, когда читал, поверил ему безоговорочно. И еще один вывод отсюда можно извлечь, не помню, извлекал ли его сам Геодекян. Середина поля – это женщина, а края – мужчина этого поля, в переносном смысле, разумеется. Доказывать не буду, и так все ясно. Это, пожалуй, можно применить и к народам. Да и на сегодняшних границах нашего бывшего «советского поля» все видно невооруженным взглядом, как и в центре его. Жалко только, что это все, что я помню из теории Геодекяна, наверное, там еще много кое–чего осталось, забытого мной, что можно было бы применить в моем исследовании.

Сделаем полезные для себя выводы из сообщенного выше материала. Первое. Женщина саморегулирует пол будущего ребенка в зависимости от того, какого пола не хватает вокруг нее. Возьмем первичную орду с промискуитетом. Наверное, можно сказать, что на «стоянке» орды процветает «детсад»: мамы с грудными детьми, ведь у людей нет сумки как у кенгуру, чтобы бежать за мужчинами в поисках пищи и приключений. Такие мамы должны оставаться большую часть времени на стоянке. Прибавим сюда, что с «пустым чревом» при промискуитете им долго оставаться не приходилось. Прибавим еще, что мужчины–разведчики в разведке, а природные хранительницы очага любят находиться около него. Заботы папы–разведчика, наверное, заключались в самой разведке и чтобы самому пожрать, заботы о «ближнем», готов утверждать, большой не было. Женщины с малым ребенком, я думаю, были оставлены на произвол судьбы. У «благородных» львов и то: поймает жертву, нажрется до отвала и ложится спать в тенечке, разрешая, самке с подрастающим поколением поесть остатки. Что будет при таких условиях? Самки, будущие женщины, будут жить очень тяжело и, разумеется, не долго, производя на свет почти одних мальчиков. «Разведчики» по определению будут жить еще меньше. Этнологи и археологи говорят, что возраст 35 лет – глубокая старость, до которого доживают единицы. Да это видно и из продолжительности жизни наших древних правителей, о которых известия сохранились, исключая библейских, но про них просто врут. Оборот поколений будет гигантский, накопление генной информации – по экспоненте, все убыстряясь. Но женщин становится катастрофически мало, а мужиков, хоть отбавляй и они – более сильные. Появится соблазн совокупления с неполовозрелыми девочками, что, в свою очередь, должно отразиться на их психике, не в смысле сумасшествия, а в смысле, что это так и должно быть. Но это не увеличит количества рождающихся девочек, зато, простите, не даст простаивать «родильным машинам», все убыстряя этот «круговорот».

Постоянное, с самого раннего возраста, в основном насильственное, совокупление женщин, должно передаваться через разведчиков–мужчин, закрепляться в генном аппарате женщин, простите опять, как молочность коровы от «молочного» быка. Либидо женщин все дальше должно отступать от предписанного ей первичной природой периода созревания яйцеклетки в сторону постоянства его в любое время. Постепенно, но довольно быстро, женщина должна прийти к позывам «Оно» не приуроченно к созреванию яйцеклетки, то есть сравнительно редко, — а к постоянному «я хочу». Это момент и будет созданием человека. Это и является единственным отличием его от животного. У животных не выработано в женских особях постоянного «первичного позыва». Иногда можно даже подумать, что эволюция несколько переборщила в этом вопросе с женщинами. Пример: Великая богиня–мать Афродита, да и другие не сильно от нее отстают, включая известных императриц.

Кормящая мать, занимаясь сексом, исключительно редко беременеет. Это предпосылка заниматься им безбоязненно, чем женщины и сегодня пользуются, невзлюбившие презерватив на генетическом уровне, препятствующий «гормональному обмену». Но этот же феномен позволяет закреплять на генетическом уровне постоянство женского либидо, если оно еще не закрепилось, и я поспешил с выводами. Известно, что еще в первой половине уходящего века женщины кормили грудью ребенка часто до трех лет. По себе знаю. При посторонних набрасывал матери платок на плечи и залазил под него к материнской титьке, соображал уже, конспиратор. Написал это и вспомнил сразу про доктора Спока.

Что же пишет про все это непревзойденный знаток материнства–отцовства и детства доктор Спок? А вот что: «Период эмоционального развития у ребенка в возрасте от трех до шести лет я считаю очень сложной стадией. (…) Начну с материнских писем. «…в последнее время дочь стала более упрямой и дерзкой по отношению ко мне. Однако муж прекрасно с ней ладит, она с ним обращается очень ласково, что его всегда веселит». (…) Трехлетний ребенок уже четко понимает, что все люди четко делятся на мужчин и женщин. (…) А любовь к маме принимает у мальчика более романтические очертания. Он хочет относиться к ней так же нежно, как относится к ней отец. (…) Девочки обычно очень рано начинают ощущать свою принадлежность к женскому полу. (…) Дети склонны, когда их не видят взрослые, сексуально возбуждаться, снимать штанишки, интересоваться своими половыми органами, играть во «врача». В общем, он пишет то же самое, что и Фрейд, только Фрейд всегда делает упор на мальчиков, словно девочек вообще нет. Но ответа–то у них все равно нет на главный вопрос: откуда у девочек взялась постоянная сексуальность, когда ее, как и у животных не должно быть. Кратковременная – да, постоянная – не должна быть, да притом еще, — в неполовозрелом возрасте. Перепись Индии 1901 года установила, что замужем находилось 41,8 процента женщин в возрасте 10 – 14 лет и 79,9 процента в возрасте 15 – 19 лет (А. Никитин, «Откуда берутся дети», М., Молодая гвардия, 1989). Итак, ранняя сексуальность у обоих полов может быть от «не скрывающих своих чувств» первобытных родителей, а женская сексуальность могла произойти, по–моему, только от первобытной орды при катастрофическом недостатке женщин.

Можно спросить, почему этого не происходит с животными? Потому, что млекопитающие, скажем, собаки – постоянные с древности спутники человека, имеют «редкий» цикл, от 6 месяцев у собак до 2 лет у слонов. Женский цикл – 28 дней, лунный месяц. Беспомощность человеческого ребенка как у кенгуру, но без природной сумки у матери. Конечно, за эти века время беспомощности ребенка возрастало, но, думаю, не настолько много. Думаю, никогда человеческий ребенок, не вскакивал на ноги, вывалившись из мамы, как из мамы–лошади. Первые две причины формируют третью: мужские и женские особи у животных, особенно травоядных, всегда вместе, и феномен «одиночества» женщин, оторванных от мужчин, поэтому не проявляется. Рождаются самцы и самки почти поровну, с небольшим, нормальным мужским перевесом. Впрочем, я это постараюсь исследовать отдельно, на примере обезьян.

Итак, мы имеем человеческую первобытную орду с большим перевесом численности мужчин и с проявившейся на «постоянной» основе сексуальностью у женщин этой орды.

В этих условиях может проявиться сильный самец–вождь, а скоре – орда разделится на группы во главе с самцом по числу женщин со своими детьми. Могут быть и промежуточные варианты, но это уже не важно. Ведь самок мало и одному самцу не защитить для себя всех самок от всех самцов разом, да и не нужно ему столько. Это будет уже как бы семейная орда. Вот тут можно братьям и убить своего папашу, создав братский клан, но второго рода, пассивный (см. выше). У них не хватит переживаний для создания богини, и притом – матери. Она в их распоряжении. Папу они быстро забудут и есть от чего. Так что, создавать и бога–отца нет причин. И тотем, и табу на инцест создавать нет необходимости, а тем более – экзогамию. Маму они, конечно, будут ревновать друг к другу, но есть еще и сестренки, рано сексуальные (см. данные по Индии). Главный результат как бы семейной орды: одна или несколько женщин этой орды, окруженные одними мужчинами (многие специально на охоту не будут со всеми ходить в надежде воспользоваться отсутствием других «охотников») будут рожать почти исключительно одних девочек. Предопределенное Богом равновесие полов быстро восстановится, и мы будем иметь первобытную орду как у Фрейда. Такую точно, с какой я начал главу «Тотем и табу» и рассмотрел 9 вариантов развития событий.

Вот что пишет Савелий Кашницкий – научный обозреватель «МК» (от 11 декабря 2001 года, статья «С интегралом наперевес»): «Много лет назад академик Беляев, выдающийся ученый и директор Института цитологии и генетики Сибирского отделения Академии наук, начал небывалый в науке эксперимент. В лесу наловили лисиц и поместили на институтскую звероферму. Из них отбирали самых покладистых, лояльных к человеку и отселяли, а потом спаривали только отобранных. В следующем поколении снова выделяли самых покладистых… Словом проводили классический искусственный отбор. Через 15 – 20 поколений впервые в истории биологической науки появились прирученные лисы.

Обычно стоячие, заостренные кверху лисьи уши опустили кончики книзу – как у спаниеля. По шерсти разбежались пегости – цветные пятна, лисам не свойственные. Хвосты утратили кокетливую пушистость и деловито загнулись книзу. Даже голос у многих изменился, став собачьим. Но главный признак одомашнивания – две течки вместо одной (выделено мной). Рыжие прощелыги превратились в верных друзей человека.

После смерти ученого институт его имени еще несколько лет упорно трансформировал лис в собак. Но с запустением перестройки из–за хронического недофинансирования звероферма отделилась от института. Лисо–собаки перестали интересовать звероводов – прибыли–то никакой. Правда, по–человечески еще прикармливали уцелевших «мутантов». Но продолжать эволюционный отбор стало некому и незачем. Вислоухие добродушные «спаниели» вновь рожают остроухих коварных лис. На глазах происходит деградация: вновь одичавшие звери превратились в столь свирепых хищников, в сравнении с которыми их двоюродные братья волки – безвредные тихони. Лисы с горящими, злющими глазами разбредаются по тайге, наводя ужас на ее обитателей».

Из этой цитаты следует не только доказательство ускорения готовности самки к оплодотворению из–за улучшения условий жизни и востребованности этого факта. Гораздо важнее то, что благодушие, взятое без учета его культивирования, просто как данное, с усугублением жесткости жизни пропадает, притом не просто пропадает, а заменяется беспримерной жестокостью.

Это очень важный вывод. Так же должно происходить у людей, живших в относительно благоприятных условиях, в основном при легкости добычи пищи и безконфликтности между собой, вдруг попавших в рабство. Например, при завоевании коренных сибирских народов. И даже при «собирании Руси».

Глава 4

От промискуитета до тотема и табу

 

Введение

 

В главе «Боги и инцест» я показал, что в древности в полном смысле этого слова были только женщины–богини. Мужчины–боги были жалкой копией богов. Все кроме Митры и Иисуса, но Христос – это всего лишь копия Митры. О Митре мы поговорим отдельно, но пока без доказательств, скажу, чтобы без помех продолжить тему, что Митра – тоже копия, очищенная от почти постыдной немужской слабости, подправленная благими намерениями, но произошедшая от слабосильных богов–неудачников, держащихся за юбку богинь–матерей.

Для того чтобы из–за больших переживаний создать бога–отца, нужна сестринская орда первого рода, амазонки, которые из–за ревности друг к другу инцестирующего с ними со всеми отца, убили его и на этой основе создали его копию в своих душах в виде бога–отца. Я не говорю, что таких случаев не было, были, но последствий их не нахожу в виде бога, сильного, привлекательного, которому бы поклонялись не только убившие его, но и далекие потомки. Или это было очень уж давно, что не сохранилось устных преданий, записанных потом, как случилось с богинями–матерями. Или было сестринских кланов первого рода очень мало и они рассосались без следа в памяти народов, не оставив в наследство человечеству своих богов. Может быть и так, что, например, русского бога Перуна, о котором почти ничего не известно, как о затонувшей Атлантиде, создали амазонки, но завоевательский натиск христианства смел даже память о нем. Во всяком случае, богов мужского пола, действительных богов, я пока не нашел, но не теряю надежду найти.

 Поэтому надо рассмотреть «живучесть» сестринских кланов, как науку о живучести корабля. Твердо знаю лишь одно, что мужикам – создателям современных религий пришлось много компилировать, складывать картинку из отдельных кубиков, притом, набранных из разных игр. Поэтому созданное ими «полотно» напоминает лоскутное одеяло. Я отдельно рассмотрю этот вопрос в соответствующем месте.

Из предыдущего замечания следует, что мы должны сразу, не разводя долгих «антимоний», искать богиню–женщину, созданную мужчинами, точнее – братской ордой первого рода. Как это может получиться из того, что мы имеем? А имеем мы стадо с равным количеством мужчин и женщин. Мужчины – в разведке, на стоянке орды одни почти женщины: беременные, кормящие, с малыми ребятишками. Что делать? Промискуитет. У мужчин действует пока «собачий» (см. ниже, в критике Фрейда) первобытный стыд – они носят матерям поесть. Поэтому женщины, находясь среди женщин, рожают согласно теории Геодекяна почти одних только мальчиков. Мужчин становится все больше и больше, женщин – все меньше и меньше. Наступает первый критический момент.

 

Происхождение

великих богинь–матерей у скученных народов

 

Мужчины беспрерывно насилуют подряд всех женщин, включая совсем маленьких, я думаю, с трех лет, момента начала нынешней детской сексуальности (в Индии и сегодня выходят замуж с 7 лет), естественно на глазах у подрастающего молодого поколения мальчиков. Происходит гигантская оборачиваемость поколений из–за совсем малой продолжительности жизни. Еще большая оборачиваемость поколений у мужчин по закону Геодекяна – основных носителей изменений генной информации. Замечание: как все млекопитающие, Ева не должна иметь постоянной сексуальности. Недаром ей пришлось придумывать пресловутое «яблоко». Сексуальность могла быть, например, раз в полгода, как у сучки, при появлении, так называемой, «течки», то есть созревании женской яйцеклетки. Постоянный насильственный секс из–за недостатка самок, притом с младенческого возраста, через носителей генной информации – мужчин из поколения в поколение ускоряет период созревания яйцеклетки, доведя его до 28 дней, а иногда – и меньше. При этом в генный аппарат закладывается постоянное «хочу» женщине. Когда этот процесс близился к завершению, появилась женская любовь, первоначально к самому процессу секса, а затем и к его носителю. Так что, я считаю, любовь все–таки женщины придумали и до сих пор в ней первенствуют. Почитайте Сафо (иногда Сапфо). Она близко к тем временам жила. А мужики все: Вертер, ах, юный Вертер.

Например, сучка никогда не пропустит свою «течку» без пользы для себя, она готова перепрыгнуть двухметровый забор на пути к кобелю, сделать подкоп чуть ли не в бетоне, убежать от своего любимого хозяина. Кобель же действует всегда, но по принципу петуха: не догоню, — хоть разогреюсь. Если бы кобель, готовый к случке всегда, переживал бы так же, как сучка в период течки, все кобели бы давно были неврастениками и совсем бы потеряли свой постоянный «интерес». Я это к тому говорю, чтобы показать силу любви женщины, когда она получила постоянное либидо, не потеряв прежней страсти. Ибо свое либидо она получала насильно, а против страсти никто не возражал из «разведчиков», наоборот, приветствовал. Хотя позднее, в большом ряде случаев «разведчики» и раскаялись, что не предприняли «превентивных» мер. «Достали» их «богини» своим развратом. А, любовь, по мнению Фрейда, – великое дело, и в этом случае я полностью с ним согласен.

Я тут упомянул о трехлетнем возрасте приобщения девочек к соитию в первобытной орде, ссылаясь на «опыт» Индии. Кому мало этого опыта, добавлю: прочитайте почти ежедневную судебную хронику о «развратных действиях» с «малолетними», большие статьи в газетах и журналах на тему создания приютов–вертепов с малолетним до ужаса «контингентом». И обратите внимание на то, что достижение «кондиции» малолетнего «обслуживающего» персонала в таких «заведениях для богатых и очень богатых» происходит фантастически быстро. «Профессионализм» этого «персонала» очень высок. Сразу и не подумаешь, если не прочитаешь, что пишут сегодняшние журналисты — «знатоки». Я и думаю, почему одна сторона этого «древнего» процесса имеет право на «долгую», генетическую память, а вторая сторона – нет? Обе «помнят». Уж не буду стесняться, скажу правду: мы справедливо ненавидим взрослых–извращенцев, но надо знать, что некоторые «нимфетки», намного моложе набоковской, совратят любого седовласого мужика. И это все оттуда, из той орды, которую я сейчас с таким трудом описываю. Надо же кому–то это сделать, наконец. Ведь это все – правда, а ее необходимо знать, чтобы лечить. И не надо про «пестики» и «тычинки» с краской на лице. Не каждый «это» может преподавать. «Это» будет преподавать потруднее, чем высшую математику. А мы всех учителей подряд «подрядили» на эту скользкую тему. А большинство из них – физически не могут. 

Отвлекся. Итак, первый критический момент, выводы:

— женщина получила сексуальность и зачатки любви;

— с трехлетнего возраста девочки познают не виртуальную картину, а вполне реальное чувство полового сношения, которое, конечно, не могло потом бесследно исчезнуть, и проявляется в большей любви к отцу, чем к матери – собственно, и явившегося ранее ее первым «учителем»;

— мальчики, которым и подглядывать–то было незачем, были свидетелями и пытались воспользоваться тоже своим, как им казалось, неотъемлемым «правом» на женщину. Но получали такой жестокий отпор при страшном «дефиците» женщин от своих более взрослых «сограждан» мужского пола, вплоть до оскопления, что по наблюдениям Фрейда и сейчас еще современные мальчики «помнят» это при неврозах.

Не путать с кастрацией. Ибо, кастрация – это удаление яичек, а оскопление – это удаление самого полового органа. Историки, в том числе и Фрэзер (компьютер меня все время исправляет на Фрезер, но в книге ясно стоит Фрэзер), стыдливо их «путают», но сама картина описываемых ими оргий, когда обезумевшие мужчины – будущие служители матерей–богинь, поливали все вокруг своей кровью, оскопляя себя, показывает, что это было именно ампутация полового органа. От кастрации крови не бывает много, да и притом, это все–таки хирургическая операция, которой научились позднее взамен оскопления, которая еще позднее сменилась обрезанием. И где в орде хирургические инструменты, хотя бы каменные? Увидел «непорядок», обозлился, подбежал, да и просто откусил у «проказника» его достоинство, выживет – хорошо, умрет – мужиков и так чересчур много. Не «эдипов» ли это комплекс, господин Фрейд, который так Вам полюбился? И от которого Вы произвели почти все в мире, вплоть до конституции. Однако ничего не помогало в такой гуще народа, женщин не прибавлялось, а все убавлялось. 

И наступил второй критический момент. Граница между описанными событиями первого и второго критических моментов размыта. Но, второй критический момент наступил точно тогда, когда огромная орда разделилась на «фратрии» по количеству матерей с детьми, которые стали жить обособленно. Судите сами. Происходила такая жестокая беспощадная борьба мужчин всех против всех за обладание хоть кем из женщин орды, что так продолжаться дальше не могло. Не знаю, или договорились всем миром, или убегом стали отрываться от «коллектива», или узнали, что «соседи» так сделали. Скорее, всеми этими способами разом, да еще своих способов парочку придумали, но орды стали делиться по женщинам, это точно. Потому что, в противном случае, человеческий род прекратился бы еще тогда. Но так как я пишу, а вы будете читать, раздел произошел. 

Это была не маленькая революция, но почти мирная. Я недаром вспомнил про соседей. Где соседи жили плотно, а это было в предгорьях южных морей и на их берегах, опять же близких к горам, а не в Северном Причерноморье, где гор нет, – это произошло раньше. Я уже говорил о скученных народах, не повторять же снова и снова их выгоды в совершенствовании всего, от подсматривания новых изобретений до сглаживания семейных неурядиц. Поэтому все аспекты развития надо бы подсматривать и рассматривать раздельно, у скученных и рассеянных народов, и сравнивать полученные результаты. В случае развития научно–технического прогресса я так и поступал. 

Что мы имеем в результате преодоления второго критического момента? Мы имеем первобытную, но уже, так сказать, семейную орду. Никак не подберу ей название. В общем, орда одной женщины–матери, короче орда женщины–матери. Но на первом этапе, при разделе, вокруг женщины–матери с детьми обоих полов, объединилось, я думаю около десятка мужчин разного возраста. При меньшем количестве мужчин разделения бы еще не произошло. А это же был критический момент. Мужчины были друг другом в различной степени родства. Часть из них, вообще, были сравнительно далекого родства, часть – более близкого. В большинстве случаев раздел произошел по интересам к определенной женщине. 

Женщин здесь мало, если учесть детей–девочек женщины–матери. Но все они уже постоянно, а не от случая к случаю, сексуальны из–за передачи им с каждым, из быстро оборачивающихся, поколением генов насильной сексуальности, мужики за ними – гурьбой. Мужчины пока не считают себя родственниками, просто любовники одной самки. А теперь представьте себе, что бы делалось сегодня при такой ситуации? Была бы жесткая, нет – жестокая, борьба, и не только с позиции грубой физической силы, что, само собой разумеется. Взгляните в приложение, где приведены Фрейдом истоки остроумия, но не приведены движущие силы его, во всяком случае, – вразумительно. Фрейд подробно и остроумно привел факты эволюции остроумия, от грубого и сального у простолюдинов до утонченно–ехидного, «аристократического».

 Я предлагаю к этому блестящему фрейдовскому исследованию, его глубинную движущую силу, как говорят марксисты, – катастрофическую нехватку женщин. Ибо, зачем тратить остроумие, если это не единственный способ привлечь внимание самки у слабосильного, но умного мужика? Учтите при этом, что остроумие Фрейдом показано как древнейший инструмент. И еще надо учесть, что остроумием не только привлекается самка, но и «уничтожается» соперник или целая их куча. Поэтому, не только остроумие насмешки, но и остроумие изобретательское, остроумие подарка получило мощнейший толчок. Вы думаете что, женщина не заметит изобретателя прялки, костяной иголки, каменной ступки с таким же пестиком или обыкновенной толкушки, не говоря уже о подносителе куска сотового меда? Это был такой толчок для работы мужского мозга, что мужик был вынужден подключить к этому делу и правое полушарие своей головы, ранее бездействовавшее. А женщине незачем было подключать свое левое полушарие, она могла себе позволить жить только по правилам правого, эмоциями. И сегодня позволяет, привыкла. Вся эта эволюция быстренько передавалась в генах мужчин–разведчиков следующим поколениям, ведь мама жила дольше и успевала произвести детей и от своего «мужа» и от своего сына. Так что, сегодняшние мужики с букетом цветов и коробкой конфет вместо сотового меда, стоящие под фонарным столбом, — это все оттуда, от страшного дефицита женщин. И не надо сегодняшних мужиков обвинять в том, что они «разучились носить женщинам цветы», незачем, популяция женщин давно восстановилась, в конце матриархата. Это только один аспект преодоления второго критического момента.

Положительная роль второго критического момента: женщина одна в плотном окружении мужчин согласно теории Геодекяна должна рожать преимущественно девочек. Естественное равновесие между мужчинами и женщинами в данной описываемой семейной орде должно наступить довольно скоро. Буквально через несколько поколений. Что–то должно этому мешать, иначе результаты были бы скоротечны и не оставили бы такой глубокий след, вплоть до наших дней. Попытаемся выяснить. Для этого рассмотрим все возможные варианты, не говоря наперед о значительности или малозначительности каждого, как сделали в главе «Тотем и табу», наперед не загадывая ничего. Помните, там получены были благодаря такому подходу очень четкие и даже для Фрейда неожиданные результаты.

В рассматриваемой «семье» сильный мужик, конечно, нашелся, но нашелся и остроумный, и просто умный, и четвертый – очень хитрый. Так что шансы их на царицу–мать (буду так с этого момента ее называть, но временно) были почти уравновешены. Под ногами у них вертелась «мелочь» мужского пола. Было, например, и одна–две девочки, дочери матери–царицы. Что будет в такой неоднородной «семейке»: мать лет 17–18, одна девочка 3 лет, сильный, остроумный, умный, хитрый мужики, три вани–дурака – жертвы инцеста, два нормальных рыбака–охотника, мальчик 4 лет и подросток лет 10–и от роду, итого 13 человек? Специально не беру 12, надоела эта цифра иудо–христианская. Итак, 2 женщины на 11 мужчин.

Начнем анализ с самого младшего. Один из дураков спит под кустом, а мальчик младший с другой стороны куста пытается изнасиловать трехлетнюю сестренку. Мать–царица отлучилась по воду к ручью. Дурак просыпается и в необузданном гневе вырывает, откусывает достоинство несмышленыша и, не обращая внимания на его вопли, насилует младшенькую на «фригане» (смотри чуть выше про Фригию). Я прошу прощения за натурализм, но раньше эта наука так и называлась, натурфилософия. Прошу заметить, что мы с вами взяли только одну «семью–орду», типичную. А сколько их во всем белом свете тех времен? Поэтому два обобщающих вывода:

— спонтанный акт жестокости к сопернику в виде оскопления должен произойти почти в каждой такой «семье» и запомниться на века в подсознании младенцев в виде «страха оскопления», «эдипова комплекса», если уж ему такое название придумали;

— насилование малолетних девочек продолжается и закрепляется в веках, как память ранней насильственной, а потом и почти добровольной детской сексуальности женщин, легкости их вовлечения в детскую проституцию наших дней;

— приобретен опыт избавления от «назойливых» мужчин и его «метод», а это тоже немало.

Если бы не катастрофическая ситуация с женщинами, вернее, с их практическим отсутствием, то «эдипова комплекса» не было бы, но он есть. И это доказывает мою версию происходящих событий.

На две женщины уже осталось 10 мужчин. 10 – летнего подростка из мужчин практически тоже можно исключить – сильный стресс, полученный им при виде судьбы младшего брата, и знании причины этой судьбы заставит его подсознание в самый кульминационный момент «вспоминать» этот случай, и он не сможет завершить акт. Используя фактор амнезии, вытеснения и так далее, Фрейд лучше меня «разобрал» бы этот случай и его последствия. Я же знаю только одно, что без последствий для 10–летнего мужчины этот факт не останется. Тут может быть импотенция, онанизм, желание стать сильным и мстить, вытеснить это мщение и перенести его с мужчин на женщин в подсознании. Да мало ли что? Психоаналитики разберутся. Но, опять прошу учесть, что таких братцев, как описано, будет тысячи и тысячи, по числу рассматриваемых «семей». Вот и источник различных сексуальных отклонений наших дней, мягко говоря. На две женщины осталось девять полноценных мужчин.

Мы и без Фрейда знаем, что первичный сексуальный позыв девяти мужиков к двум женщинам «не объединяет их, а разъединяет», но может кое–что и объединять, не соглашусь я с Фрейдом. Например, дурость. Как, например, толпу вокруг издателя «Лимонки». Или подлецов вокруг известного «олигарха». Совсем одним, обособленным быть трудно в описываемой «семье», разве что, хитрец? Вы же знаете, что даже собаки есть хитрые. В общем, могут не подать тонущему собрату длинную палку, могут еще и «помочь» меткой прибрежной галькой. Развивается вся гамма мужских чувств и диктуемых ими поступков, в одиночку или сговорившись по интеллектуальным способностям. Различно. Больше, по–моему, никаких революционных действий мужики придумать не смогут, даже обоими своими полушариями. Я «не нахожу тут места», по выражению Фрейда, для сговора таких «разноплановых» мужиков, а тем более, для убийства царицы–матери.

Перехожу к женщинам. «Коварство и любовь», надеюсь, читали или смотрели. Единственная, не считая малолетней дочери, женщина, окруженная толпой мужчин, успехом пользовалась, не сомневаюсь. Как выше доложено, брать ее насильно, как было раньше, стало невозможно. Остальные мужчины не дадут, защищать будут от «грубых» посягательств» своего шустрого соперника. Женщина–мать превратилась в царицу–мать, но не надолго. Эволюция продолжается. Домогаться близости с царицой–матерью стало делом непростым. Открылось соревнование между мужчинами, в том числе на лучший подарок, услугу, остроту, изобретение для «домашнего быта». Царица–мать наглела на глазах. То принеси, это подай, звездочку с неба сорви. Но впереди маячила старость, дочка хорошела на глазах, округлялась и уже научилась глазки строить, все остальное она умела с трех лет. Возникало соперничество женщин, а что это такое, смотри специальную литературу, о которой я упоминал выше. Царица–мать закрепляла свое положение, как могла, но видела, что песенка ее спета. Надо было принимать стратегическое решение для укрепления своей власти. Материнское чувство к дочери давным–давно вытеснило чувство соперничества.

Жалко, что я оскопил младшего братишку, он мне понадобился Аттис – «папочка» чертов, младший сынок царицы–матери, теперь уж назовем ее полным именем – Кибела. Будем считать, что в данной семейке, этого ужасного случая не произошло, а то я слишком уж усложнил ситуацию: и дочку малую приплел, хотя мог бы вполне вообще без нее обойтись, была бы семья с одной женщиной, что вполне реально, да еще и сыночка оскопил. Каюсь. Кибела держала дочку–соперницу в черном теле, шкуру старую со своего плеча, поношенную, на три размера больше, чем надо, выделила. Так что стройные молодые ножки не были видны, за костром заставила следить, золу вытаскивать подальше в сильный ветер: ну, вылитая Золушка из одноименной сказки. Недаром говорят, что сказка ложь, да в ней намек… Любовников у нее из–за этого не прибавлялось, но самое главное, Аттис – папочка, заглядывавшийся на нее, вдруг переключился на уже бывшую мать–царицу, ныне уже почти богиню–мать с той же фамилией. Тут нужны некоторые пояснения психологического плана.

Мужики в одной своей особенности являются стадными животными. Они, все как один, не могут смотреть в корень, как говаривал Козьма Прутков, когда дело касается женщин. То есть их легко обмануть. В новой шкуре, статная, эффектная, самоуверенная, ловко показывающая колено из–под шкуры, как Чиччолина свою грудь в парламенте Италии, Кибела сводят всю их свору скопом с ума очень синхронно. Они не видят уже, что ей, Кибеле уже перевалило (время действия помнить) за двадцать и валяются у нее в ногах непрерывно, даже на охоту перестали ходить и сильно похудели. В то же самое время мужики под сажей никак не могут разглядеть прелести Золушки. В общем, — понятно?

А Кибела под старость, в свои двадцать с небольшим, впервые по настоящему влюбилась в сыночка Аттиса, называя его в страсти, то папуля, то папочка, то папашечка, совершенно так же, как в одноименном языческом мифе тех лет, совсем одурела от любви. А щенок этот тоже возгордился от такого доверия почти богини, со старшими не здоровается, через губу сплевывает, пальцы веером, как «новый русский», совсем собрался уже покупать «Мерседес–600» на артельно заработанные праденьги. Почти богиня Кибела от любви совсем потеряла чувство осторожности, так присущее женщинам по теории Геодекяна. На мужиков, «толпою стоящих у трона» вообще перестала обращать внимание. А они обижались–обижались, терпели–терпели и начинали уже звереть. Но и время, имейте в виду, было такое, пока еще звериное. Рассказывать дальше? Немного еще уточню. Старые опытные женщины в наше советское время говорят, что горе сближает. Нет противоречий? То–то и оно.

Хитрый попросил прощения у первого дурака за то, что нарочно послал его распутывать зацепившуюся за корягу леску из конского волоса в ледяную воду в надежде, что тот схватит воспаление легких. Тот напомнил ему, что это не ветер скинул камень ему на макушку, когда они ставили силки. Умный же предложил сразу голосовать, не разводя долгих прений, а то можно опять поругаться. Два остальных дурака промолчали из–за нечего сказать, но руку «за» подняли. Остроумный рассказал предгорный анекдот про чукчей и тоже проголосовал «за». В целом, получилось единогласно. Тут история раздваивается.

Мне надо ввести еще одну первобытную семейку, аналог предыдущей, но в которой последствия «голосования мужиков» были другие. Все в этой семье было одинаковым, как описано выше, в том числе и результаты «голосования». Только звали расходившегося молодого любовника не Аттис, а Озирис, а любовница его Исида приходилась ему не мамой, как Кибела Аттису, а родной сестрой. Просто Исида влюбилась в братца, потому, что ее собственный сынок еще не научился ходить. Рано ему было. Тут надо бы маленькое замечаньице. В те времена детей кормили грудью до «половозрелости», то есть до трех лет. Как от титьки отнимали, так уже и считалось, что дети готовы к половым сношениям. Это замечание очень укрепляет мою позицию, так как исчерпывающе объясняет нынешний феномен раннего детского сексуализма, как говорит доктор Спок, от трех до пяти, и никак не может найти ему причину. Он говорит просто «просыпается». Как будто этот «инстинкт» – пьяный мужик, который просыпается, когда надо идти на работу.

Вернемся к оставленным на время «собраниям обиженных мужиков». Естественно, они происходили в разных оврагах и на них не присутствовали ни Аттис, ни Озирис, но единогласные решения приняли одинаковые – убить, только на одном собрании – Аттиса, на другом – Озириса.

Первая семейка, с Кибелой во главе и Аттисом – в любовниках. Вернувшиеся мужики, скрепленные клятвой, единые как римская когорта (не отсюда ли она и явилась миру?), застали следующую картину: мать–почти богиня, отсутствует по своим царским делам, а Аттис лежит на троне–раскладушке, сплетенном мужиками, собственно, для своей повелительницы, но не для обнаглевшего счастливого соперника. Лежит голый, как будто специально, и спит. Мужики его грубо будят, грубо по тем временам, ну, очень грубо – по нынешним. Спросонку, да еще и ушибленный при пробуждении, Аттис понес всякую чушь, да еще и стал грозить пожаловаться маме–почти богине. Уж тут мужики не утерпели, сами почти обезумевшие от обид, воздержания, сплоченные уже как целый легион. В общем, оскопили наглеца, что, конечно, хуже, чем убить. Но надо и их понять, бедных. Оскопленный Аттис, без материнской помощи, к которой так привык, помер. Заметьте, я почти в точности воспроизвожу миф, даже о сумасшествии Аттиса спросонку не забыл сказать. Не стал принимать на веру только то, что это именно Кибела наслала на него безумие, а не удар дубинкой при пробуждении. Впрочем, может быть, миф и прав насчет безумия, насланное Кибелой. Но тогда надо признать, что обнаглевший Аттис крадучись похаживал к Золушке, а почти–богиня Кибела узнала об этом. Как бы там ни было, но возвратившаяся Кибела застала своих бывших любовников в новом для нее состоянии. Ряды плотно сомкнуты, взоры блестят, ну, прямо на войну собрались. Надо было расстраивать их ряды. Женщина она была от природы умная, иначе бы не держала их в «ежовых» рукавицах. Правда, от только что совершенного злодеяния, не мужского, так сказать, они были в некоторой растерянности и не знали, как воспользоваться открывшейся возможностью удовлетворить свой первичный позыв. Не спички же тянуть. Зато она воспользовалась затянувшейся паузой.

Я не Шекспир, поэтому перейду сразу к результатам, не останавливаясь на подробностях. «Ты, ты и ты», — сказала она дуракам, — «будете служить мне, будете всегда при мне, будете моим вторым я, будете защищать меня днем и ночью. Но вы должны совершить то, что только что совершили над бедным Аттисом. Это будет ваша клятва мне, ибо выше этой клятв не бывает. Вы все поняли, бездельники? Кто еще хочет присоединиться к ним?». Вот так приблизительно изрекла Кибела. Надо добавить, что мужики смелее, когда вместе, стоит их ряды немного расшатать, как они тотчас сдаются или разбегаются. Вспомните хотя бы Юдифь и Олоферна. А, они еще и вожака не успели избрать. Дураки тотчас же согласились, Умный, немного подумав – тоже. Он рассуждал как три витязя на распутье, только очень быстро, так как был один. Простите, картина есть и про одного витязя, у которого конь низко склонил голову: откажешься, – хуже будет, вон она какая разгневанная, соглашусь, может, среди этих трех дураков в начальники выберусь, а достоинство мое и «вечный зов» при таких обстоятельствах – вещь ненадежная. Кибела, знавшая уже пословицу: куй железо, пока горячо, немедленно заставила их это сделать, тем самым еще раз подтвердив как свой ум, так и требующую безотлагательности оперативность. Потом добавила, глядя на импотента и маленького скопца: «Вы можете остаться со мной, а вы все…», она поглядела на хитрого, остроумного и двух работяг, стоявших в оцепенении как ландскнехты: «прочь с глаз моих, и заберите эту грязную дурочку, которая где–то опять шляется, не вынесла мусор. И чтобы я вас никогда больше не видела». Они и ушли впятером, куда глаза глядят, но мы еще с ними встретимся.

Надо сказать, что таких драм, один к одному, случилось предостаточно. Я же говорил, при каких обстоятельствах стадо–то разделилось. А стад таких было тоже немало, ведь мы рассматриваем скученные народы. Поэтому «мифоплеты» столько много нам имен действующих лиц и доставили, а мифологи потом удивлялись: «Надо же, сирийский, фракийский, египетский и даже вавилонский мифы, ну прямо как один и стали «отождествлять» Кибелу с Астартой, Иштар, Нинанной, потом «доотождествлялись» до Деметры. Потом так все запуталось, что все богини, хоть в чем–то, да «отождествились» (см. «Боги и инцест»).

Между тем, Кибела, подлечив своих скопцов лесными травами, поставила перед ними задачу: «Ты, умный, будешь главным идеологом, как потом будет товарищ Суслов у Дорогого Товарища Леонида Ильича Брежнева (она была и «провидицей» по совместительству), а вы все остальные – по хозяйству, младший кастрат будет старшим по казне, импотент – завхозом, остальные – простыми жрецами, агитаторами. Я буду великая богиня–мать, слушаться беспрекословно, наказание – отлучение от моей особы сроком до полугода, на хлебе и воде, в погребе». «Я могу нечаянно родить», — продолжала она: «Ты, идеолог, то есть главный жрец, я так теперь тебя буду называть, должен придумать версию для такого события, ну, например, что–то вроде непорочного зачатия, так сказать из воздуха. Наследницу я назову сама, попозже. Не забудь, нам надо привлечь клиентуру, помозгуй на этот счет. Подумай также насчет места, где будем всякий сброд собирать. Назначь минимальный набор подношений, но не забудь сказать, что это минимум, а минимум и помогает в их делах минимально. Разработай церемонии, музыкальное сопровождение и прием на работу новых, младших жрецов. В общем, мы создаем религию, и на тебе лежит большая ответственность. Жрать будешь со мной, отдельно. А вы что рты разинули, марш на работу. Да, чуть не забыла. Если будут спрашивать, где Аттис, скажешь, на охоте бык убил. Теперь, кажется, все». И работа закипела. Вскоре собрался международный симпозиум по проблемам оскопления и их влиянию на рождаемость.

Там Кибела узнала, что в одной такой же в точности семье мать и дочь помирились, она ее не выгнала вместе с отщепенцами–мужиками, вернее вернула ее на следующий же день опять к себе из «подземного царства», что–то пошептав ей на ухо. Звали их Деметра и Персефона. Они работали на пару, душа в душу. Золушка–2, то есть Персефона, все хватала на лету, адрес мужиков из «подземного царства», номер пещеры, запомнила, грамоты же еще не было. Потом частенько туда ходила, по полгода там задерживалась, маму тоже брала с собой. Кибела поняла, что, вгорячах, сделала большую ошибку, выгнав дочку свою, Золушку–1, теперь их и след простыл, не вернешь. А первичный позыв, между тем, уже давал о себе знать. Рождавшихся от «святого духа» мальчиков скопили, увеличивая жрецов, девочек отдавали в проститутки при храме, кое–какой, а – доход храму. Надо признать, что согласно Геодекяну у, окруженной мужиками–жрецами, хотя и скопцами, богини, рождались почти одни девочки, что увеличивало доход храма. А куда их еще? Не всех же в наследницы богине? Хотя именно отсюда ее и брали, но не всех же. Пока главному жрецу это не надоело. У него пуще прежнего заработало левое полушарие, аналитическое. Он уже видел себя первым жрецом, но не около богини, а около ее статуи.

Тотема и табу не изобретали, незачем. Организация была открытая, международная, наподобие нынешней ООН. А нам пора к той семье, которую оставили, к Исиде и Озирису.

Когда эти мужики, проголосовав единогласно за убийство Озириса, возвратились домой, они застали на «фригане» или на таком же троне–раскладушке из ивовых прутьев, любовно сплетенных для своей царицы–матери, почти уже богини, Исиды, их вместе, с Озирисом, притом совокупляющимися, как пишется в современных милицейских протоколах, «с особым цинизмом». Простите, но я хочу передать чувства полностью, чтобы сделать правильный вывод, и вам понятнее будет. Принимая свое сакраментальное решение (смотри Фрейда), мужики и так были, как говорится, на взводе. А тут такое. В общем, убили вгорячах их обоих. И тут их охватил ужас (смотри опять Фрейда). Далее кратко (более полно и подробно опять у Фрейда): создали братство–тотем, запретили себе внутритотемную эндогамию, произвели мать–царицу в богиню–мать и тем самым, как говорит Фрейд, сняли с себя часть вины, а культ богини–матери помог им в дальнейшем справляться с ночными кошмарами–воспоминаниями. Может быть, даже съели мать, чтобы «скрепить свой договор», так у Фрейда получается ловчее. А так как, не были оскоплены, как их собратья в аналогичном случае, то создали принцип экзогамии. Я уже дальше не могу так красиво как Фрейд, читайте его, в приложении, и ниже, в следующем разделе. Только не забудьте, пожалуйста, мысленно вычеркивать отца, и вставлять вместо него мать, хотя она и не всем настоящая мать, она мать–царица, будущая, то есть настоящая богиня–мать.

И не забудьте, что я применяю здесь термин тотем, позаимствованный у Фрейда, в его понимании. Когда я буду рассматривать разрозненные, точнее изолированные народы, я буду снова употреблять этот термин, но тотем в этом случае, совсем не тот тотем, который я употребляю здесь. Здесь мне хотелось показать на практике, что может произойти так, как говорит Фрейд. Поэтому я выражаюсь его термином тотема. Но когда я перейду к изолированным народам, я буду понимать под термином тотем то, что понимают под этим термином все исследователи феномена тотема, раньше Фрейда изучавшие его. Это будет классическое понимание слова тотем, не связанное ни с какими братскими кланами, ни с какой религией, ни с какими богами и духами. Помните, пожалуйста, об этом.

Вы понимаете, что я выше изложенным абсолютно исчерпывающе и безупречно доказываю происхождение богинь–матерей, которыми полна история и мифы. С которых как с «белков» потом сняли «кальки» для всех без исключения религий, и которым Фрейд все никак «не находил места». И не забудьте, что я много раз повторял, что между сыном и матерью существует куда более сильная связь, чем между сыном и отцом. Это поможет вам поверить мне еще более чем Фрейду с его «сыновьями – отцом».

Важный вывод первый. Создав для себя экзогамию, мужики должны были сохранять свой очаг, воспоминание о богине–матери. Никаким другим способом это сделать было нельзя, как найти ей замену, женщину–царицу, снова царицу–мать, которую они охраняли как свою святыню, полновластную правительницу, как и прежде, разрешив ей даже рожать, но сперва – от «святого духа», а затем и от незначительного лица, но не члена тотема, то есть, выходя замуж за «иностранцев», о которых нам Фрэзер все уши прожужжал. Наследование, разумеется, было по женской линии. Это была фактическая царица тотема, а затем – микроскопического государства. Для своего «внутреннего» употребления мужики создали образ матери–богини, постепенно заменяя ее статуями в образе женщины с плодовитой свиньей, ну, и так далее, я к этому еще вернусь. Таким образом, у нас уже есть богини двух сортов: типа Кибелы со скопцами–жрецами и типа Исиды с Озирисом, без скопцов, но с культом ежегодным в честь «плодородия» богини–матери своего тотема.

Важный вывод второй. Создав тотем по матери, что мужчины предприняли дальше, уже для себя? Это не простой вопрос, но его надо решить, ибо нельзя двигаться дальше. Можно решиться на полиандрию, то есть, на многомужество своей царицы, которую «где–то достали» взамен старой, ими уже убитой, но из этого выйдет прежний финал, какой они уже проходили. Им остается только или самим уходить куда–нибудь «в мужья», или приводить себе жен в свой тотем. В мужья они уходить не могут, тогда в прах рассыплется их фрейдовский тотем, на таком ужасном переживании построенный. Так тоже не годится. Придется приводить дам к себе, не членов их тотема. К тому же им должно надоесть все время выбирать себе новую царицу, которая то и дело носит им деток от «святого духа». Лучше ее заменить раз и навсегда какой–нибудь статуэткой и создать для нее соответствующий ритуал, который успокоит им нервы. Можно, конечно, и оскопиться от переживаний плоти, сходив неподалеку, к жрецам Кибелы, да и остаться там. Тем более что «движение» набирало обороты благодаря ее организаторскому таланту и уму главного жреца. Этот вывод нельзя сбрасывать со счета. Он помогает продлить недостаток женщин еще чуть–чуть, сверх предписанного Геодекяном. Но, где брать женщин? Их везде по одной в тех семьях, что мы рассмотрели. Оставим пока этот вопрос открытым. Но, заметьте себе, если я найду им женщин, то у них будет патриархат, ибо пришлые, так сказать, разрозненные женщины попадут в дружное мужское братство–тотем. Кроме того, каждый мужчина, нашедший себе вторую половину, не захочет, чтобы она «обслуживала» братьев по тотему, а создаст крепкую, почт